В среду утром в группе в Facebook ”Скажем ”Нет!” нашествию беженцев” („Ei pagulasmassidele”), в которую вступили более 16 000 пользователей, была опубликована новость: немецкие патриоты спалили дотла приют для беженцев, основанный еще во времена Третьего мира. Под постом — комментарии: ”Молодец!”, ”Все правильно сделал!”, ”Боже, благослови нацистов и дай надежду на рождение нового Гитлера!”, ”Мы должны поступить так же!”.

Неизвестно, совпадение ли это, но в ту же ночь подожгли стену центра в Вао. Полиция начала уголовное производство для выяснения личности поджигателя. Подобные, полные ненависти группы в Facebook (по действующему закону — разжигающие рознь) растут и множатся как грибы после дождя. Люди не могут сдержать слов, а формулировки, при помощи которых выражают свое мнение, зачастую вообще непечатны.

”Активно распространяющиеся в последние месяцы в социальных сетях посты, унижающие людей на основании их статуса и цвета кожи, — несомненно тревожный знак. Страницы в Facebook, где дискриминация и вражда — обычное явление, несомненно способствуют им и вне интернет-пространства”, — прокомментировала ситуацию веб-констебль Маарья Пунак.

Полиция, в свою очередь, получает из таких групп информацию, но и глаз с них не сводит. По инициативе Пунак, например, была закрыта группа ”Замечен беженец” („Märgatud pagulast”).
В соответствии в Пенитенциарным кодексом, преступлением считается призыв к ненависти и насилию на основании пола, расы, языка, происхождения или веры, несущий в себе реальную угрозу жизни, здоровью или имуществу человека.

”Это означает, что у призывающего должно быть реальное желание побудить большое количество людей к насилию, или, например, к порче имущества лица какой-либо конкретной национальности. Например, в призыве содержатся указания к конкретным планируемым действиям, и есть основания полагать, что люди под воздействием данного призыва действительно могут перейти от слов к делу”, — пояснила Пунак. Она также отметила, что выявление причастных и подтверждение опасений в таких случаях — очень сложное занятие. Оттого подобных случаев в производственной и судебной практике — крайне мало. Однако до сих пор в Эстонии не было таких явных и открытых проявлений вражды и ненависти, вследствие которых было бы начато много производств, и благодаря которым было выявлено много узких мест в законодательстве.

По рамочному соглашение Евросоюза от 2008 года, Эстония обязана ввести наказание за разжигание розни. Министерство юстиции, в свою очередь, уже несколько лет назад подготовило данный законопроект, однако он до сих пор не был принят. По сути, законопроект готов, но был отложен в долгий ящик. Бывший министр юстиции Андрес Анвельт сообщил, что после долгих переговоров консенсус был достигнут, но потом пришло время смены правительства, и его попросту не успели заверить. Также и новый министр Урмас Рейнсалу не претворил его в жизнь, однако обещал вновь созвать заинтересованных лиц, чтобы этот законопроект наконец увидел свет.

В случае, если данные изменения вступили бы в законную силу, то бурлящую в СМИ ненависть было бы заметно проще и эффективнее обуздать. Сейчас же невозможно стереть разжигающие ненависть посты, а их авторов — наказать. Рейнсалу признал, что применить нынешний закон к подобным ситуациям — крайне затруднительно. На основании статьи, предусматривающего наказание за разжигание розни, начиная с 2007 года за правонарушения были осуждены 13 человек, то есть 1-2 человека в год. Ни одного преступления, предусмотренного той же статьей, с 2006 года зарегистрировано не было.

Несколько лет назад за круглыми столами звучали мнения, что у нас нет такого явления как расизм, и законопроект служит лишь интересам Европы. Сейчас же ситуация изменилась. ”Ввиду растущего напряжения в обществе и случившегося в Вао мы находимся в совершенно новом для нас положении. Мы должны посмотреть друг на друга и решить, кого же государство должно сильнее защищать”, — сообщил Рейнсалу. По его словам, преступления на почве ненависти ранее обсуждались лишь в академических дискуссиях, теперь же мы имеем дело с реальностью.

Старший научный сотрудник отдела медиа-исследований Института общественных наук Тартуского университета Андра Сийбак отметила, что большинство людей не понимают, что свобода слова не означает безграничное право говорить что угодно и о ком угодно. ”Наоборот, свобода слова, в том числе и в СМИ, включает в себя прежде всего понимание своих прав и обязанностей, а только потом — свободу непосредственно”, — считает она.
Сийбак не уточнила, можно ли назвать разжигаемую в СМИ ненависть ”заразительной”. ”Я полагаю, что такое поведение и возникновение моральной паники в СМИ — одного поля ягоды. Поднимается какая-либо тема и вокруг нее сеется паника. Это может в какой-то момент подорвать нормальное функционирование общества”, — рассуждает она.

По оценке Сийбак, наша правовая система, в отличие от практики других стран, зашла в тупик в отношении распространяющейся в СМИ ненависти, урегулирования разжигания розни и наказания виновных.

Например, во время апрельских событий 2007 года на портале rate.ee были созданы группы, действия и сообщения участников которых можно было расценить как разжигание розни и ненависти. Rate.ее закрыл эти группы, а аккаунты самых активных пользователей были заблокированы. ”Данную тактику уместно использовать и в этом случае. Разжигающие вражду группы в Facebook следует закрыть”, — сказала Сийбак.

По ее словам, у многих пользователей нет понимания того, что за свои слова надо отвечать. И неважно, сказаны ли они были в лицо, в СМИ или анонимно в комментариях. ”До тех пор, пока среди людей превалирует мнение, что, сидя у экрана компьютера, им все дозволено, пока возникает чувство безнаказанности и неприкосновенности, такие группы будут существовать в Facebook”, — добавила она.

Самая большая разница между действующим и планируемым законом заключается в том, что, в соответствии с последним, между подстрекательством к преступлению и реальными последствиями не должно быть подтвержденной взаимосвязи. Министерство юстиции пояснило, что если, например, кто-либо сейчас в открытую призвал избивать бездомных, полиция не начала бы производство, так как пока никто не обосновал наличие реальной угрозы. В соответствии с законопроектом, у полиции были бы уже основания вмешаться и изъять материал. А призывающим грозило бы, например, денежное взыскание.

Подобные призывы относительно беженцев без труда можно найти и в эстоноязычных социальных медиа. Уголовное наказание за разжигание розни считают правильным и оба последних министра юстиции. Длительный период подготовки законопроекта связан с возможным ограничением свободы слова в интернете. Следовательно, тут важную роль играют и сами СМИ, так как законопроект воздействовал бы на содержание комментариев и на их модерацию. По словам Рейнсалу, он планирует отдать данный законопроект на рассмотрение правительству уже к концу этого года.

Веб-констебль Маарья Пунак советует проявить активность и самим пользователям социальных сетей: сообщать о ненадлежащем поведении модераторам порталов или групп.