Еще в 2009 году Пыхьяская окружная прокуратура сообщила, что подозревает Ало Лиллепеа (39) в злоупотреблении доверием и присвоении и его брата Иво Лиллепеа (41) в присвоении. Братья и их партнер Юрген Ярвик (40) работали в фирме Q Vara и во времена экономического бума и пытались завоевать ведущие позиции на рынке недвижимости.

К сегодняшнему дню фирма обанкротилась, однако дурная слава осталась, поскольку в свое время руководство фирмы умудрилось насолить и супермодели Кармен Кассь, и крупным предпринимателям, которые вложили в недвижимость деньги через инвестиционный фонд Gild Arbitrag. Бизнес с недвижимостью вскоре превратился в манипуляции с займами, имуществом, перераспределением участия и расширением. Инвесторы слишком поздно сообразили, чем занимается фирма Лиллепеа-Ярвика, но тогда экономический бум уже перерос в кризис, пишет Ärileht.

В Харьюском уездном суде до сих пор висит гражданский иск, в котором Gild Arbitrage требует с троих бизнесменов 500 000 евро и столько же в качестве побочных требований. По состоянию на прошлый год фонд ликвидировали и вероятность того, что суд примет какое-то решение по делу несуществующего истца, близится к нулю. Требование фонда на самом деле еще больше и близится к четырем-пяти млн евро, а вместе с побочными требованиями — к 12 млн евро, однако из-за госпошлины, которая зависит от суммы требования, остановились на более скромной цифре.

Можно предположить, что братья Лиллепеа стали отверженными в бизнесе Эстонии. Однако до сих пор публично не говорилось о том, как промахнулась прокуратура в расследовании начатого в отношении братьев и Ярвека уголовного дела.

В 2009 году Пыхьяская окружная прокуратура начала производство, и со временем в дело добавили множество обвинений. Братья Лиллепеа даже провели ночь в арестантском доме, когда их задержали в качестве подозреваемых. Спустя день, 13 августа 2009 года, было арестовано их имущество, спустя три года с братьев и Ярвека взяли подписку о невыезде.

13 августа 2009 года — важная дата, потому что с этого дня начинается обратный отсчет истечения срока давности, который в случае преступления второй ступени составляет пять лет.

Следует отметить, что это уголовное дело за пять лет прошло через руки четырех прокуроров. Когда дело 6 августа 2014 года попало в руки прокурора Катрин Макенберг и она передала его в суд, до истечения срока давности оставалось семь дней. 

На заседании суда 22 сентября защитник обвиняемых сообщил, что срок давности преступления истек. Теперь прокуратура объясняет, что прокурор думала, что в 2012 году после введения меры пресечения в отношении братьев Лиллепеа срок давности прервался и отсчет начался заново. На самом деле, мера пресечения была отменена раньше, однако в ходе смены прокуроров и передачи уголовного дела информация просто не пошла дальше. 

Читайте больше в газете Ärileht.

Закладка
Поделиться
Комментарии