По словам Тиганика, представители военных союзников Эстонии упражнялись на расположенном в Сиргала полигоне сил обороны, который планируется развивать и дальше. В следующем году там будет строиться технический городок.

- Американцы уже участвовали в стрельбах в Сиргала, в конце 2015 года там будут проводиться еще совместные учения. Они пройдут вместе с Вируским пехотным батальоном, то есть с солдатами срочной службы, которым интересно посмотреть, как работают профессионалы. Такие же учения пройдут, кроме Ида-Вирумаа, и в Южной Эстонии, — сказал генерал.

В то же время, ”постой” натовских солдат в Ида-Вирумаа пока будет лишь кратковременным — может быть, на неделю-другую, на период военных упражнений. Тиганик пояснил, что союзнический контингент с тяжелой военной техникой рациональнее постоянно держать в Тапа, где для этого имеется и развивается соответствующая инфраструктура — ангары, техобслуживание и т.п. Правда, и развитие дислоцирующегося в Йыхви Вируского батальона со сдачей полтора месяца назад новой казармы не закончено: здесь будет располагаться эстонская воинская часть, специализирующаяся на колесных бронетранспортерах, и тоже планируется в ближайшие годы построить соответствующий парк техобслуживания, а также еще одну казарму.

На вопрос ”Инфопресса” о том, как военачальник оценивает степень вероятности военного конфликта между Россией и НАТО, а значит, и между Россией и Эстонией, Артур Тиганик ответил, что считает — она невелика. России, по его мнению, нет смысла нападать на Эстонию, ведь здесь она столкнулась бы с иной ситуацией, чем на Украине, да и нарвитяне не хотят стать театром боевых действий.

- Даже если люди поддерживают Путина и российскую позицию по Украине, применительно к Эстонии они говорят: у нас другая ситуация, — отметил высокопоставленный военный.

Журналисты ”неполикорректно” поинтересовались у генерала: ну а если война — что ждет местное население, в том числе с учетом русскоязычной специфики Северо-Востока? По словам Тиганика, в случае военных действий вступает в силу специальная программа и гражданское население эвакуируют, при этом приказа ”с паспортами одного цвета — налево, другого цвета — направо” не будет. Паспорт не делает человека врагом автоматически, и даже живущий здесь гражданин России может быть лояльнее иного негражданина, утверждает Тиганик.

Отсутствие эстонского гражданства, однако, остается, по закону, препятствием для молодого человека, желающего послужить в эстонской армии или ополчении. При этом интерес у русской молодежи к военному делу, по словам генерала, есть. Выход ему видится в том, чтобы молодые люди сдавали экзамен и получали гражданство Эстонии, а русские школы присоединялись к программе преподавания начальной военной подготовки. На замечание одного из журналистов, что во время службы в эстонских вооруженных силах русским ребятам все-таки труднее пробиться по служебной лестнице, чем эстонцам, заместитель командующего ответил, что проблема может состоять в уровне знания эстонского языка.

В мае по всей Эстонии пройдут большие военные маневры ”Сийль” (”Еж”). В них примут участие 13 тысяч военных, в том числе опять-таки натовские союзники. Отличие ”Ежа” от проводившихся ранее ежегодно ”Весенних штормов” — в том, что ”Шторм” является экзаменом по итогам подготовки очередной партии срочников, а ”Еж” охватывает более широкий контингент резервистов и должен проверить мобилизационные способности Эстонии. На эти учения приглашены иностранные наблюдатели, в том числе из России. Последний момент Артур Тиганик выделил особо, поскольку, по его словам, российская сторона эстонских военных на свои учения не приглашала.

Сегодня в эстонских вооруженных силах насчитывается 3,5 тысячи кадровых военных, вместе со срочнослужащими их число каждый год составляет порядка семи тысяч, для быстрого реагирования Эстония должна выставлять 20 тысяч обученных военнослужащих, включая резервистов, ну а общее количество подготовленных к тому, чтобы встать под ружье, военнообязанных граждан равняется 90 тысячам.