Как сообщалось в статье Eesti Päevaleht ”На клинику Таллиннского приюта для животных поступает все больше жалоб”, в апреле владелица собаки Марики Кяспер-Алусте обнаружила, что ее шестилетняя Белла хромает на заднюю правую лапу. За помощью женщина обратилась в клинику приюта, которым заведует Лариса Козырева. В последствии клиентка обратилась в суд, обвиняя клинику в том, что не говоривший по-эстонски врач из России Антон Долгоруков прооперировал собаке не ту лапу.

Козырева считает, что в статье не раскрыты все обстоятельства этого случая. В частности, по ее словам, владелица собаки являлась постоянным клиентом учреждения: ”Ходила к нам в клинику, не дай бог соврать, с 2011 года, если не ошибаюсь. Пришла с хромающей собакой, от рентгена отказалась”.

Ветеринар диагностировал заболевание суставов и, назначив противовоспалительные таблетки, записал собаку на операцию через две недели. Кяспер-Алусте согласилась. По словам Козыревой, владелице неоднократно объясняли, что вывих первой степени оперировать нет необходимости — он убирается медикаментозно, а вот вывих второй степени уже можно лечить хирургически.

Директор приюта отметила, что на операцию собаку привела не клиентка, а какой-то мужчина, предположительно, муж владелицы собаки. После того, как собаку поместили под наркоз, врач обнаружил вывих второй степени на другой ноге — ее и прооперировали, объяснила Козырева. ”Никаких претензий клинике никто не предъявлял. Через четыре дня звонок: "О, боже мой! Вы прооперировали не ту ногу!” — рассказала она.

”Встретились. Сорок минут мы с ней стояли и объяснялись. Я лично стояла и переводила. У нас планшет, на котором мы показываем дигитальные рентгеновские снимки. На планшет у нас установлена программа, которая показывает, что такое первой степени вывих, второй степени вывих. Даже те, кто не понимает, видят визуально — там достаточно понятно объясняется, показывается, как делается операция и так далее, и так далее”, — продолжила Козырева, подчеркнув, что она уверена в своем уровне эстонского, которым владеет свободно.

Запутались двух лапах

По ее словам, владелица собаки ушла довольной. Напоследок хозяйке объяснили, что после операции лапе надо дать покой: собаке нельзя бегать, прыгать. ”Поскольку это сеттер, видимо, ее муж с ним бегал — за это я не отвечаю, это мои догадки. У нее стали загибаться спицы, которые ей поставили. Она пришла с этой проблемой, мы сказали, что проведем коррекцию спиц бесплатно — пошли на встречу. Она от этого отказалась”, — посетовала Козырева.

В другой клинике ”ногу полностью переделали”, использовав в качестве метода фиксации коленной чашечки не спицы, а шурупы. Козырева объяснила, что такой способ допустим, но он более травматичен, поэтому в ее клинике врач выбрал именно первый вариант. ”По ее словам, собака носится как сумасшедшая, все шикарно. У меня сразу же возник вопрос, если собака бегает и все нормально, почему хозяйка заявляет, что мы прооперировали не ту ногу. Если бы прооперировали неправильную лапу, собака бы хромала. […] Жалоб на другую лапу нет”, — возмутилась она.

”Иска из суда никакого не приходило. Она хотела снять с нас за моральный ущерб 3 500 евро, поскольку она должна была слушать, как собака плачет, возиться с ней. Мой адвокат ей уже подробно объяснил по электронной почте, что в принципе это обычное явление при операбельном вмешательстве. Само собой, извините, если вы приходите домой после больницы, вам тоже плохо. Тоже нужно моральный ущерб с врачей тянуть?” — иронизирует Козырева.

Директор также подчеркнула, что проверявший клинику Департамент здоровья прямых нарушений не выявил, а Эстонское общество врачей-ветеринаров не признало назначенное лечение неправильным. ”Свою работу мы сделали хорошо. Владелица собаки не специалист, чтобы делать свои выводы и заключения, — резюмировала Козырева. — Была использована общепризнанная европейская практика фиксации коленной чашечки, никаких проблем”.

Клиент не согласен

В телефонной беседе Марики Кяспер-Алусте подтвердила Delfi намерение обратиться в суд. По ее словам, она подаст иск в январе, поскольку на данный момент суд приостановил рассматривание новых дел.

Алусте объяснила отказ от бесплатной операции в клинике Таллиннского приюта для домашних животных утратой доверия: ”Потому что с самого начала прооперировали не ту ногу”.

Другой ветеринар сказал клиенту, что в клинике приюта допустили ошибку. ”Операцию на той же ноге провели лишь для того, чтобы привести ее в порядок”, — пояснила Алусте, добавив, что после повторной операции мучения собаки прекратились.

Жалобы на клинику

Представитель Эстонского общества защиты животных Лийзи Моосаар указала Delfi, что в последние годы по сравнению с другими ветеринарными учреждениями жалоб на клинику приюта для домашних животных поступало больше. ”Несмотря на то, что не все жалобы обязательно справедливы, поскольку хозяева питомцев могут подавать жалобы под влиянием эмоцией, возникает подозрение, что в работе клиники наблюдаются определенные проблемы”, — пояснила она, добавив, что проверку жалоб осуществляет Ветеринарно-пищевой департамент, у НКО такое право отсутствует.

В статье Eesti Päevaleht Моосаар высказала мнение, что работа в эстонских клиниках ветеринаров из третьих стран была бы оправдана, если в стране наблюдался дефицит квалифицированных кадров. ”Однако в Эстонии в них недостатка нет, поэтому возникает вопрос, почему выбирают ветеринаров, не владеющих эстонским”, — продолжила она.

Можно ли считать родной язык врача, отличный от эстонского, проблемой, если ветеринар имеет действующие разрешение на работу и лицензию? ”Иноязычие для ветеринара не проблема, если в диалог с владельцем вовлечен компетентный переводчик, который, ко всему прочему, хорошо понимает ветеринарию”, — ответила Моосаар Delfi позднее.

Главный специалист отдела охраны здоровья животных Ветеринарно-пищевого департамента Кярт Яарма сообщила Delfi, что число жалоб на ветеринарные клиники напрямую зависит от числа пациентов. ”В 2012-2014 годах в Ветеринарно-пищевой департамент подали 25 жалоб. Три жалобы приходились на клинику Таллиннского приюта для домашних животных и в этих случаях нарушений в применении медикаментов зафиксировано не было”, — добавила она.