Статья главы московского бюро The Washington Post Майкла Бирнбаума "Украинские власти всеми силами пытаются завоевать благосклонность жителей после ухода повстанцев из Славянска" (оригинал: Ukrainian authorities struggle to win favor after rebel withdrawal from Slovyansk) была опубликована 12 июля, перевод статьи осуществил портал InoСМИ.ru.

Славянск — новое правительство Украины объявило уход ополченцев из этого ключевого города главной победой в его борьбе с повстанцами на востоке страны, которая длится уже несколько месяцев.

Однако жители Славянска, выносящие обломки из своих разрушенных домов и офисов, не разделяют радости правительства в связи с этим триумфом. До окончания боевых действий еще далеко, представители центральной власти в городе практически не появляются, и большая часть разногласий, долгое время существовавших на Украине, сейчас ощущается гораздо острее, чем когда-либо прежде.

В Славянске практически не осталось полицейских, а высокопоставленные чиновники служб безопасности не могут точно ответить на вопрос о том, кто отвечает за ежедневные операции в городе. Ополченцы переместились в гораздо более крупный город Донецк, численность населения которого составляет 1 миллион человек, став еще более серьезной проблемой для плохо организованной армии.

Между тем, то скептическое отношение к правительству в Киеве, которое превратило Славянск в оплот сепаратистов, никуда не исчезло.

”Украинская армия не умеет целиться”, — говорит 25-летний Илья Лазаренко, который пытался спасти остатки еды из того, что было кухней в его некогда красивом доме на пересечении дорог под Славянском. Верхний этаж дома, ставший жертвой промаха правительственной артиллерии, был полностью разрушен, и теперь на месте крыши остались лишь искореженные куски металла, скрипящего на ветру.

”Им следовало быть более аккуратными”, — добавил он.

С середины апреля пророссийские сепаратисты удерживали несколько административных зданий в Славянске, который стал сердцем ополчения в этом русскоязычном регионе. Свержение украинского президента Виктора Януковича, которое произошло в феврале, только усилило страх жителей востока страны, опасавшихся, что этнические русские могут стать жертвами дискриминации. Масла в огонь подливала российская официальная пресса, которая изображала новое проевропейское правительство Украины неонацистским.

После отступления ополченцев 5 июля представители украинских служб безопасности неоднократно заявляли, что центральному правительству удалось стать хозяином положения. Однако продвижение правительственных войск вскоре замедлилось, и теперь, когда ополченцы переместились в Донецк, над этим регионом нависла очевидная опасность войны в городских условиях.

В пятницу, 11 июля, в результате массированного ракетного удара ополченцев по солдатам украинской армии недалеко от российской границы погибли 19 человек, и почти 100 военнослужащих получили ранения, что лишний раз подтверждает способность ополченцев наносить серьезные удары по правительственным войскам. В субботу были убиты еще пятеро солдат, как сообщил представитель Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрей Лысенко. По его словам, за последние 24 часа контрольно-пропускные пункты украинской армии 17 раз подвергались артиллерийскому обстрелу.

Многие жители Славянска признаются, что они рады установившемуся миру, но тактика украинской армии не внушает им надежд на благополучное будущее.

”Люди с запада, армия — они пришли сюда и все разрушили, и теперь они направились к Донецку”, — сказал 63-летний Иван Лишунов, военный офицер в отставке, который днем сидел напротив разрушенного кафе, разглядывая перекресток с разрушенными снарядами зданиями.

”Почему мы ввязались в эту войну? — сказал он, добавив, что сепаратисты тоже несут ответственность за беды Славянска. — Возможно, восток и запад страны относятся к некоторым вещам по-разному, но мы — одна страна”.

В Донецке украинские войска столкнулись с выбором между воздушными ударами и артиллерийским огнем — это может разрушить большую часть города — и десантно-диверсионными операциями на улицах города, которые могут стать серьезной проблемой для плохо подготовленной и плохо оснащенной украинской армии.

”Главная цель украинской армии заключается в том, чтобы посеять панику среди мирного населения”, — сказал на пресс-конференции в субботу один из лидеров донецких ополченцев Александр Бородай. Днем ранее он заявил, что ”несколько сотен тысяч” жителей города, возможно, будут вынуждены уехать из Донецка в ближайшие дни. По его словам, ополченцы в Донецке хорошо подготовились к продолжению боев с укрепленных позиций.

По словам чиновников, билеты на поезда, уходящие из Донецка, полностью распроданы на много дней вперед, а в субботу, 12 июля, на сайте одного местного интернет-издания была опубликована подробная информация о маршрутах выезда из оккупированного города.

Даже избранный мэр Донецка Александр Лукьянченко, очевидно, покинул город, несмотря на то, что он долгое время не поддерживал ни одну из конфликтующих сторон и оставался в Донецке на протяжении нескольких месяцев оккупации. В субботу на его официальном сайте появилось сообщение, что накануне он уехал в Киев, чтобы встретиться с президентом Украины Петром Порошенко, и что они обговорили ”меры, которые позволят избежать кровопролития и не применять авиацию и тяжелую артиллерию в городе, чтобы не допустить жертв и разрушения коммунального жизнеобеспечения”.

Если вы проедете по сельской территории между Славянском и Донецком, вы поймете, что ополченцам хорошо известны все местные проселочные дороги, чего нельзя сказать о бойцах служб безопасности, присылаемых из Киева.

Украинская армия установила множество КПП на основных дорогах, где сердитые люди в военной форме — и иногда в шлепанцах — проверяют паспорта и багажники автомобилей. Но эти КПП очень легко обойти по разбитым грунтовым дорогам, которые проходят через поля подсолнечника и крохотные деревни, в том числе по дороге, которая упирается в главную военную площадку украинской армии в регионе, где находятся десятки станковых гранатометов, танков и других тяжелых орудий, готовых к бою.

На большей части сельских дорог можно обнаружить нетронутые укрепления ополченцев, свидетельствующие о том, что сепаратисты прочно окопались в этом районе, и что местные жители во всем их поддерживают. Когда после апрельского захвата административных зданий ополченцами в этот район пришли правительственные войска, местные жители окружали полицейских и военных и заставляли их отступать.

Служащие правительственных структур в административных зданиях Славянска говорят, что они изо всех сил стараются работать в прежнем режиме, однако им очень мешает то, что многие их коллеги бежали из города после начала боев. По словам Дениса Бигунова, сотрудника городского отдела внутренних дел, сегодня в Славянске осталось менее трети его жителей. А сепаратисты, превратившие офисы в бараки и спрятавшиеся за баррикадами из толстых папок, оставили после себя то, что Бигунов назвал ”правовым беспорядком”, в результате которого жители города неизбежно столкнутся с массой проблем, касающихся прав на собственность.

”Администрация полностью разрушена, — сказал он. — Повсюду разбросаны папки и печати”.

Один высокопоставленный чиновник службы безопасности, посетивший Славянск на этой неделе, сказал, что представитель Федерального министерства по чрезвычайным ситуациям номинально возглавляет работу по восстановлению города.

Но ”мы пытаемся самостоятельно решить”, кто имеет реальную власть в городе, как сказал этот чиновник, согласившийся дать интервью на условиях анонимности, поскольку у него нет права делать заявления для прессы. Избранный мэр города Неля Штепа в настоящий момент находится под арестом. Ранее она несколько раз переходила с одной стороны на другую и, в конце концов, оказалась под арестом в лагере ополченцев.

”Представители правительства время от времени появляются и пересчитывают количество дыр в зданиях — и ничего больше”, — сказала 24-летняя Виктория, жительница Славянска, отказавшаяся назвать свою фамилию из страха перед наказанием, которое может прийти с обеих сторон. По ее словам, квартира, где она жила с мужем, и ее рабочее место были разрушены, и теперь они не знают, вернутся ли они когда-нибудь в этот город.

Закладка
Поделиться
Комментарии