Работая в смешанном, эстонско-русском, коллективе, обзавелся некоторым количеством знакомых-эстонцев. Рад, что могу общаться с ними, узнавать их точки зрения. Стараюсь интегрироваться (не ассимилироваться!) в наше многонациональное общество, как это принято в цивилизованных мультинациональных государствах — сохраняя свой родной язык, культуру, корни.

Как большинство молодых людей, немало времени провожу в социальных сетях. В данном случае речь пойдет о Facebook.

Вчера, просматривая там ленту новостей, наткнулся на пост некой Sigrit Soonsein. Пара строк из этой публикации: “Käi persse venelane, kes Sa ei oska hinnata seda, et Sul on Eestis sõnavabadus ja demokraatia. Käi persse Sa ainult venekeelseid kanaleid vaatav ja mitte Eesti ühiskonda kuuluda tahtev jobu” (“иди в ж… ты, русский, не умеющий ценить того, что в Эстонии у тебя есть свобода слова и демократия. Иди в ж… ты, смотрящий только русскоязычные каналы и не желающий принадлежать эстонскому обществу jobu”).

Много чего еще можно прочитать у Сигрит. Оговорюсь, меня не интересует политическая составляющая ее поста (там много о Сависааре и Центристской партии), а, так сказать, “национальный вопрос”. Интересно, кстати, отнеслась бы КаПо к этим письменам, как к разжигающим межнациональную рознь?

За постом идет масса положительных отзывов — лайков. И благодарность за то, что Сигрит так “умело смогла собрать все мысли эстонского народа воедино”. Одной из тех, кто написал, что Сигрит “сняла слова с ее уст”, оказалась моя коллега, с которой у меня всегда были нормальные отношения, никогда никаких разногласий не возникало, общение строилось исключительно позитивно. Не уверен, что теперь оно продолжится.

После таких публикаций интегрироваться как-то не хочется. Не хочется быть знакомым с людьми, которые, улыбаясь тебе, на самом деле посылают в задницу. Почему я, русский человек, фактически спустил на тормозах бесчестный (от слова “честь”) перенос памятника? Почему я не бунтую и практически молча смотрю на то, что государство делает с моими языком и школой? Потому, что стремлюсь жить с эстонцами дружно, в мире, стараюсь не поднимать в общении с ними острых политических тем, хотя — да — при случае не боюсь излагать свою позицию, высказывать свое мнение. Но я не оскорбляю эстонцев, не настаиваю на том, что моя мысль — единственно верная. Не разжигаю межнациональной розни, одним словом.

Но какое чувство возникает у меня после ознакомления с “творчеством” таких Сигрит? Я принимаю бойцовскую стойку, защищая свой народ, свою культуру, свое право смотреть российские каналы и сомневаться в качестве эстонской демократии.

А какое моральное право, по большому счету, имеют подобные Сигрит писать такое? Достаточно заглянуть в советское прошлое эстонцев, где отнюдь не все так однозначно и стерильно… Сколько же можно подло провоцировать русских, и без того сидящих здесь тише воды, ниже травы? И правильно ли делают русские, вытирая плевки вот так — безмолвно?