Оюланд была раздражена тем, что театральное сообщество запретило использовать словосочетание ”Единая Эстония” в качестве названия ее новой партии. Театралов, а также критиков политик назвала ”генетическими коммунистами и их прихвостнями”.

”Честно, генетические коммунисты и их прихвостни уже поперек горла”, — писала Кристийна Оюланд в социальной сети Facebook.

„Я еще будучи ребенком выступала против разного рода октябрят, пионеров и комсомольцев. И теперь в свободной Эстонии я опять должна сталкиваться с коммунистами-дрессировщиками, в том числе с генетическими коммунистами из театрального сообщества и другими типами, которые прячут лица за масками людей культуры” — добавила она.

”В конце своей жизни я хотела бы видеть такую Эстонию, где тень коммуняк не заслоняла людей ни в области культуры, ни в области политики. Довольно уже этой ерунды”, — посетовала Оюланд.

Однако в июне 2003 года издание Keskus опубликовало интервью Марта Сойдро с тогдашним министром иностранных дел Кристийной Оюланд, в котором она отметила, что в одиннадцатом классе она вступила в Комсомол.

Сойдро: Я спрашиваю это, поскольку и сам почти в это же время учился на журналистике. Если в нашем отделении было больше свободомыслия, чем того хотел преподаватель, то среди тех самых упрямцев было очень много тех, кто хотел благодаря партии стать сыщиком или милиционером. Откуда такое разное мировоззрение?

Оюланд: (задумчиво) Почему я вступила? В детстве я хотела стать дипломатом. Я понимала, что в советской системе эстонская девочка из Кохтла-Ярве, родители которой никогда не состояли в коммунистической партии, никогда не станет дипломатом.

В то же время я уже тогда была человеком, обдумывающем будущее. Поэтому в 11 классе я вступила в комсомол будучи твердо уверенной, что это один из залогов успеха при поступлении на юридический факультет. Уже на втором курсе я специализировалась на уголовном праве.