Это необходимо, чтобы переломить навязываемое русской общине Эстонии понимание интеграции. И еще: участвуя в подобных опросах, высказывая свои позиции в интервью, мы приблизим время, когда статья 12 Конституции Эстонской Республики не будет вызывать усмешки.

"Статья 12. Перед законом все равны. Никто не может быть подвергнут дискриминации из-за его национальной, расовой принадлежности, цвета кожи, пола, языка, происхождения, вероисповедания, политических или иных убеждений, а также имущественного и социального положения или по другим обстоятельствам.

Разжигание национальной, расовой, религиозной или политической ненависти, насилия и дискриминации запрещается и карается по закону. Также запрещено и карается по закону разжигание ненависти, насилия и дискриминации между слоями общества".

А в упомянутой анкете содержатся вопросы:
1) возраст,
2) гражданство,
3) родной язык,
4) место рождения (в какой стране родились),
5) род деятельности,
6) образование,
7) местожительство,
8) уровень знания эстонского языка,
9) интерпретация Конституции: "В Конституции сказано, что в эстонском государстве власть принадлежит народу. Считаете ли вы себя частью эстонского народа с точки зрения Конституции?" Варианты ответа: Да/Нет/Сложно сказать,
10) интерес к внутренней политике Эстонии,
11) участие в культурных и спортивных мероприятиях.

На мой взгляд, самыми интересными являются четвертый, восьмой и девятый. Четвертый — тем, что на выбор даны Эстония и Россия. Можно указать и другую страну. Моей первой реакцией было написать ЭССР или СССР. Это чисто реактивное протестное поведение на процесс вымарывания этого периода из истории нашей страны. В итоге я все же остановился на Эстонии.

В девятом вопросе обращает на себя внимание сама его постановка, выражение — ”эстонский народ”. Исследователей можно спросить, видят ли они разницу между понятиями ”эстонский народ” и ”народ Эстонии”? Так, по крайней мере, будет возможность оценить достоверность ответов на данный вопрос, как и правомерность его постановки.

Этот вопрос интересен еще и тем, что понимание отсутствует в самой Конституции. Существуют ее интерпретации. Именно интерпретация звучит в вопросе ("эстонский народ"), тогда как статья 1 Конституции говорит: "Эстония — самостоятельная и независимая демократическая республика, где носителем верховной власти является народ". Никаких прилагательных рядом со словом ”народ” в статье 1 нет.

На девятый вопрос я ответил ”да". В каком бы (без)гражданстве мы, родившиеся, приехавшие в ЭССР, работавшие, работающие, жившие и живущие в Эстонии, не находились, отказываться от Эстонии было бы неправильно. Нас пытаются атомизировать, классифицировать, разбить на кластеры, нам подсказывают, что к Эстонии мы не имеем никакого отношения, подменяют и определяют для нас второстепенные причины, например, владение языком. Но, несмотря на это, отказываться от Эстонии нам, считаю, нельзя.