С одной стороны, радует, что данная новость освещает факт без излишней эмоциональной окраски. С другой, в глаза бросается ряд неточностей.

В первую очередь, я был удивлен грубой неточностью в упомянутом соотношении солдат срочной и контрактной службы. В статье говорится, что две трети личного состава 76-й десантно-штурмовой дивизии, более известной у нас как "Псковская дивизия", — это солдаты срочной службы. Однако это не так: начиная с 2002 года, дивизия начала комплектоваться исключительно на контрактной, профессиональной основе. Более того, многие служащие этого подразделения имеют реальный боевой опыт. Странно слышать такую очевидную неточность из уст научного сотрудника Международного центра оборонных исследований Каарела Кааса.

Кроме того, сомнительной выглядит и формула вычисления необходимых войск из расчета один солдат на сто гражданских, а также необходимость 60 тысяч солдат для захвата стран Балтии. Военный конфликт между Россией и Грузией в августе 2008 года показал, что Россия может успешно развивать наступление и при меньшем соотношении. Так, несмотря на общую численность 58-й армии примерно в 70 тысяч человек, по данным журнала "Moscow Defense Brief", издаваемого Центром анализа стратегий и технологий РФ, вооруженным силам России потребовалось около 10 тысяч и еще 9 тысяч человек, дислоцированных в Южной Осетии и Абхазии соответственно.

При этом стоит отметить, что Грузия располагала целым спектром вооружения, которого нет у Эстонии, Латвии и Литвы — танки, зенитно-ракетные комплексы и штурмовая авиация. Также не стоит забывать о мобильности трех других воздушно-десантных дивизий, которые могут быть оперативно переброшены в зону конфликта в течение суток. Наглядным примером может служить тот факт, что уже на следующий день после начала российско-грузинского конфликта 76-я дивизия была в районе боевых действий. В то же время силы быстрого реагирования НАТО (NATO Response Force), согласно договору, обязуются прибыть лишь в течение пяти дней.

К сожалению, автор статьи в Eesti Päevaleht Вахур Кооритс отказался представить документ, на который он ссылался в своей статье, а также объяснить, каким образом он вообще у него оказался. По этой причине не представляется возможным выяснить, откуда у этих ошибок "растут ноги".

Впрочем, несмотря на всю эту внушительную силу, наибольшие опасения вызывают отнюдь не танки и самолеты. На мой взгляд, куда более серьезную проблему представляют собой необдуманные заявления отдельных наших политиков в адрес России. Трудно представить, как некоторые высказывания, к примеру, европейских парламентариев Тунне Келама или Кристийны Оюланд, которые по поводу и без не скупятся на весьма острую критику, помогут укрепить безопасность Эстонии. Порой складывается впечатление, что главной (и едва ли не единственной) целью вступления Эстонии в НАТО было не желание повысить безопасность страны, а возможность позволить себе еще более громкие заявления в адрес восточного соседа, прячась за широкой спиной Североатлантического альянса.

В конце концов, нужно понимать, что безопасность нашего государства зависит не только (да, наверное, и не столько) от количества солдат или танков по обе стороны границы, а, в первую очередь, от наших отношений с соседями. Лучшим способом защитить себя, как мне кажется, для нас могло бы стать снижение градуса критики, порой граничащей с оскорблением, и установление более дружеских отношений с Россией, ведь всем известно, что худой мир всегда лучше доброй ссоры.

Закладка
Поделиться
Комментарии