Таков один из выводов исследования PASOS, промежуточные итоги которого были представлены на состоявшемся в пятницу в Таллиннском университете семинаре "Эстонская политика переплетения — интеграции много или мало? Сравнение с другими государствами Европы".

Представляя результаты исследования, Кристьян Калдур из Института Балтийских исследований заметил, что сравнивались три страны — Эстония, Латвия и Польша. Подробно он остановился на том, каковы в Эстонии возможности граждан третьих государств участвовать в демократических процессах.

Под гражданами третьих государств применительно к Эстонии исследователи подразумевают неграждан ЕС, то есть и живущих в нашей стране граждан России, и лиц без гражданства. Это примерно 16% от всего населения Эстонии.

Для начала Калдур напомнил, что граждане третьих стран могут участвовать в местных выборах, но не баллотироваться. А на выборах в Рийгикогу не могут делать ни того, ни другого. Они не могут вступать в партии и создавать их. Не вправе работать в публичном секторе на должностях, где наличие гражданства ЭР — особое требование. Например, работать министрами и судьями.

"Если посмотреть на общую идеологию программы переплетения (интеграции), то остается такое впечатление, что политическое участие для граждан третьих государств задумано исключительно как активность в рамках гражданского общества, а не на политическом уровне", — поделился Калдур.

Он привел любопытные моменты, проявившиеся в интервью, которые записывались в ходе исследования. "Мы беседовали с политиками Партии реформ и Союза Отечества и Res Publica, — рассказал он. — Партийцы повторили, что основы политики в области гражданства менять не будут (значит, по-прежнему будут действовать и ограничения в политической жизни). Кроме того, они воспринимают граждан третьих государств и лиц без гражданства как проблему и серьезную потенциальную опасность. В таком ключе, говорят, этим контингентом и надо заниматься, чтобы уменьшить риск для эстонского общества".

Не надо также, считают политики, чтобы граждане третьих стран создавали свои специфические организации, сосредотачиваясь на своих специфических проблемах, потому что они якобы влияют на их повседевную жизнь. Важны не эти проблемы, а общегосударственные, уверены политики.

Исследователи опрашивали и чиновников Департамента полиции и погранохраны, Министерства культуры и МВД. "Они практически разделяют мнение политиков о том, что участие в политике должно оставаться правом граждан , — констатировал Кристьян Калдур. — Хотя отметили, что политическая элита Эстонии не слишком активно высказывается на тему политического участия граждан третьих государств. В устах политиков эта тема, мол, хоть как-то всплывает в основном в связи с выборами".

По словам Калдура, опрошенные представители некоммерческих объединений — как состоящих преимущественно из граждан третьих государств, так и таких, где их нет, отметили, что большинство таких организаций действует только в сфере культуры. А исключения только подтверждают правило.

"Тревогу внушает крайняя слабость консультативных органов, платформ для диалога , где иммигрантам, гражданам третьих стран предоставляется возможность сказать свое слово по политическим проблемам страны. Вопрос в том, не создаются ли такие органы как декорация, создавая у участников иллюзию, что с их голосом считаются, а на самом деле он никого не интересует", — подытожил докладчик.