Не спорю, любви к русским политикам у эстонских коллег мало. Но, с другой стороны, почему один политик должен любить другого? Они же не молодожены, а конкуренты. Никто никому ничего не должен и побеждает тот, чьи доводы звучат убедительнее.

Между тем, с аргументацией у русских политиков в последние годы напряженка. Что избиратель слышал от них в последние годы, кроме взаимных претензий и обвинений? Созданная под выборы Русская сборная фактически не имела предвыборной программы. Было стыдно слышать во время предвыборных дебатов на ЭТВ, что русские политики не имеют собственного мнения по большинству из государственных проблем. Хоть бы попытались что-то придумать! А раз идей нет, то за что же голосовать?

С другой стороны, если в эстонских партиях худо-бедно происходит смена поколений, то русские политики остаются одни и те же. Избиратель уже устал от этих людей; практически каждый из них оказал русской общине свою неоценимую "медвежью услугу", а потому избиратели готовы верить кому угодно, но только не им. А, между тем, новых лидеров не видно, "старики" их не пускают, предпочитая заниматься склоками, драться из-за "соотечественных" денег и обвинять в собственном бессилии весь мир.

А теперь представьте, какое впечатление весь этот разрозненный "балаган" оставляет у эстонской общины? Мне неоднократно доводилось разговаривать с руководителями крупных эстонских партий, которые в один голос заявляют, что давно ищут достойного партнера из русской общины для диалога. Проблем в отношениях двух общин накопилась масса, но обсуждать их не с кем. Эстонцы готовы спорить и искать компромиссы, но никто из ныне действующих русских политиков не представляет хоть сколько-нибудь значимую силу, которая имела бы реальную поддержку своей общины. Не поддержку нескольких десятков некоммерческих организаций, состоящих из одного человека каждая, а именно голоса тысяч русскоязычных людей. И не надо говорить, что эстонская община готова к диалогу лишь с "подпевалами". Диалог может происходить лишь между равными и достойными друг друга сторонами. Но сейчас таковых нет.

Откуда новые русские политики могли бы взяться? Да оттуда же, откуда пришли большинство молодых эстонских политиков — из третьего сектора, из общественных организаций, в деятельности которых с каждым годом принимает участие все большее число русских. Молодым легче понять друг друга, у них нет языкового барьера, они легко ориентируются в современном мире, у них нет взаимных предубеждений и застарелых обид. И все же, быстрота формирования нового поколения русских политиков во многом зависит от того, смогут ли переступить через себя и поддержать их "ветераны".

Но вопрос не только в персоналиях, русская община испытывает серьезный кризис самоидентификации. Она так и не определилась, какое место хотела бы занять в Эстонии? Хотим ли мы быть вечными homo soveticus, либо быть частью "русского мира" в понимании российской внешней политики, либо стать национальным меньшинством в трактовке ЕС, либо полностью ассимилироваться? Когда мы это поймем, нам легче будет наметить цели. Только тогда мы сможем добиться, чтобы к нам относились, если не с любовью, то хотя бы с уважением.