Но уже сейчас, с точки зрения будущего эстонского общества в целом, можно предположить, что результатом будет усиление политической изоляции русскоговорящих избирателей.

В связи со всем происходящим уже не удивляют ни сомнительные финансовые сделки Сависаара, ни единодушие осудивших его политиков. Сам факт, что КаПо обнародовала результаты слежки только после консультации с коалиционными партиями, откровенно попахивает политической манипуляцией. Это весьма прискорбно, но поражает все же совсем другое. А именно, в дополнение к обсуждаемому в СМИ сценарию, согласно которому Сависаара „предал“ кто-то из близких ему кругов, появляется вполне вероятная версия, что эстонские спецслужбы при расследовании обстоятельств этого дела получили информацию от соответствующих российских органов. Принимая во внимание общий фон развития отношений между нашими странами, этот вариант позволяет сделать только один вывод: Кремль, оказывавший Сависаару поддержку на протяжении многих лет, им не доволен.

И с чего бы Кремлю быть довольным? С одной стороны, за эти годы Сависаар приобрел подавляющее большинство голосов эстонских русских и, таким образом, имеет безоговорочный мандат, чтобы представлять их интересы в политике. С другой стороны, в результате собственных политических игр он оказался в ситуации, когда ни одна партия уже не желает с ним сотрудничать. От этого страдает, прежде всего, Центристская партия, которая вынуждена быть в неконструктивной оппозиции в Госсобрании. Эту ситуацию русскоговорящим избирателям еще можно продать как беззаветную борьбу трагического героя с силами зла, но говорить о защите их интересов уже не приходится.

Например, в преддверии выборов 2007 года Центристская партия обещала сохранить в гимназиях обучение на русском языке. Если же ознакомиться с протоколами обсуждения в Госсобрании Закона об основной школе и гимназии, который вступит в силу с нового года, окажется, что Центристская партия даже не внесла ни одного предложения о соответствующих изменениях. Во время окончательного голосования все 28 членов фракции действительно демонстративно проголосовали против принятия закона, но назвать это защитой русской гимназии было бы откровенным преувеличением.

Несмотря на это, к сожалению, можно предположить, что даже если некоторые избиратели-эстонцы и отвернутся от Сависаара после нынешнего скандала, то русские избиратели своего мнения не изменят. И дело, конечно же, не в эмоциональной верности, а в том, что по сути своей у них нет альтернативы. Русские партии маргинальны и не способны представлять чьи-либо интересы, а эстонские партии до сих пор не сумели или не захотели наладить серьезный контакт с русскими избирателями. И Сависаар успешно разыгрывает эту карту: если не я, то кто?

Поэтому и на этот раз Сависаар сумеет собрать приличную порцию русских голосов, пообещав избирателям защитить их от нападок националистов. Однако уже сейчас совершенно очевидно, что Центристская партия окажется в еще большей изоляции, чем прежде, а это, в свою очередь, означает дальнейшее политическое отчуждение эстонских русских.

Последствия для интеграции

Для эстонской политики в области интеграции связанный с Сависааром скандал не пройдет бесследно. Во-первых, политическая апатия эстонских русских станет сильнее, потому что голосовать за Сависаара, по сути, бессмысленно, а достойной альтернативы на горизонте не видно. На прошлых выборах активность русскоговорящих избирателей уже была на 10-15% ниже, чем у эстонцев, и дальнейшее сокращение демократического участия может привести к возникновению радикальных движений.

Во-вторых, среди политически активных эстонских русских растет разочарование. В Эстонии предвыборные обещания можно выполнять только в сотрудничестве с другими партиями, и сейчас Сависаар лишил свою партию этой возможности. С этой точки зрения, понятно, почему поддерживающие центристов эстонские русские не доверяют ни одной демократически избираемой институции.

Таким образом, в результате развязанной СМИ общественной дискуссии, многие партии смогут заполучить какое-то количество голосов избирателей-эстонцев, но для общества в целом намного важнее отчуждение русскоговорящего избирателя, его самоотстранение от демократической политики. Единственным решением в этой кризисной ситуации могла бы стать разработка серьезной и конкретной политики, направленной на эстонских русских, со стороны парламентской партии, которая тем самым представит на избирательный рынок новый продукт, ориентированный на общее будущее народа, расколотого демократическими дебатами.