То есть, урожденные, так сказать, католики, могли позволить себе некоторое вольнодумство. Но вот всякие там выкресты и прочие вчерашние гугеноты обязаны были демонстрировать общественности и властям полную и безоговорочную преданность мессе.

Эти люди не вызывали уважения у своих бывших единомышленников. Не вызывали они и доверия у своих новых братьев по вере. Предательство всегда отвратительно, будь оно вызвано страхом за свою жизнь или карьерными соображениями. Бывший коммунистический функционер, 23 года назад помогавший милиции с собаками разгонять антисоветский митинг, а ныне записавшийся в главные патриоты независимой республики, вызывает такие же чувства, как и вчерашний русский гимназист, призывающий поскорее ликвидировать русские гимназии.

По идее, новые комсомольцы, превратившиеся в объект презрения со стороны подавляющего большинства их сородичей и, поверьте, значительной части образующей это государство нации, должны чувствовать себя достаточно дискомфортно. Однако этого, судя по всему, не происходит. Напротив, нас всех пытаются убедить, что подобные явления не то, чтобы опасны, а даже полезны для государства. Занимается этим, например, ведущий комментатор государственного телеканала, еще в конце 1980-х годов упоенно рассказывавший народу о счастливой жизни Советской Эстонии.

Овладевшие властью и информационным пространством перевертыши упорно внедряют в жизнь и в сознание народа простую мысль: если ты хочешь быть успешен, забудь о таком понятии, как совесть. Чем более преданно ты будешь лизать высокопоставленные штиблеты, тем больше шансов, что именно тебя назовут лучшим кандидатом, например, на пост министра некоренной национальности. Одновременно с этим развивается другой принцип: если ты лижешь властные штиблеты недостаточно активно, ты можешь быть причислен к врагам народа или государства.

Наверное, воспитанным таким вот образом народом удобно управлять. Не то что какими-то там французами, которые при любой попытке покуситься на их права миллионами выходят на улицы, чтобы методом прямой демократии воздействовать на власть. Но, как показал опыт развалившейся 20 лет назад страны, ставка на единомыслие и приспособленчество может и не сработать. Хотя бы потому, что основанная на этих принципах система выталкивает наверх не самых лучших и самых умных, а просто самых беспринципных. А это противоречит принципу естественного отбора, на котором основан любой прогресс.