Но написать статью именно о политическом аспекте реформы меня заставляет непрекращающаяся популистская кампания на эту тему в русской прессе, раздуваемая под выборы членами Центристской партии. Конкретным поводом послужила обращенная ко мне статья члена партии Александра Чаплыгина, опубликованная на Delfi 7 декабря 2010.

Чаплыгин пишет, что правительство уничтожает русские школы. Но на самом деле оно предпринимает меры для ее сохранения, что в нынешней ситуации не так уж и просто. Следует все же помнить, что мы живем в Эстонии, где единственный государственный язык — эстонский. Поэтому, говоря о будущем гарантированного государством образования, выбирать можно из двух моделей: либо полного перевода всех школ на государственный язык, как это принято во Франции, Германии и большинстве других стран Европейского Союза; либо частичного преподавания предметов на языке национальных меньшинств, как поступают отдельные энтузиасты, такие как, например, Латвия.

Сохранение школьной сети полностью на русском языке невозможно, потому что система образования не существует отдельно от общества. А в обществе идея государственного двуязычия поддержки не нашла. У русских людей 20 лет назад цинично отобрали право, живя в Эстонии, игнорировать эстонский язык. Может кто-то и обиделся на эту "несправедливость", но таким в утешение могу лишь напомнить о том, как с немецкими оккупантами поступили после войны в странах Европы, даже в тех, где немецкое меньшинство считалось коренным.

У нас пошли принципиально по иному пути, и для национальных меньшинств, в том числе из числа мигрантов, создали очень хорошие возможности для интеграции. Среди прочего и в сфере образования. Идея полностью прекратить поддержку обучения на русском языке была признана нецелесообразной, потому что развитие культуры национальных меньшинств важно для культурного многообразия общества. И качественное образование на русском языке для многочисленных носителей этого языка, проживающих в Эстонии, играет в этом не последнюю роль.

Ну и еще такая маленькая несущественная деталь - эстонские школы не готовы принять у себя все тридцать тысяч русских учеников, и если какой-нибудь министр им такое счастье в жизни предложит, то он слетит к чертовой бабушке на следующий же день. Причем по настоянию автохтонного населения.

В общем, это не так уж и важно — от большой любви к русским или под давлением обстоятельств было принято это решение. Важен результат: в Эстонии применяется одна из самых либеральных в Европе моделей культурного многообразия в образовании, чем мы по праву гордимся.

Кто из родителей был посмекалистее и на эстонском все же немного говорит, те определили своих детей в эстонские школы. Таковых год от года становится все больше, поэтому количество учеников в русских школах сократилось за три года на 49%. В эстонских за тот же период всего на 17%. За этой разницей в процентах стоят в первую очередь русские первоклашки, которых сразу отдали в эстонскую школу, и выпускники классов языкового погружения основной школы, которым нечего делать в русскоязычной гимназии, где больше половины преподавательского состава по-эстонски ни в зуб ногой.

Таким образом, мы вплотную подошли к необходимости сокращать школьную сеть. Вполовину. И это все равно будет сделано после выборов, нравится это кому-то или нет. Потому что школа существует, пока есть ученики, а если учить некого, то школа не нужна. В Риге каждый год закрывают по два десятка школ, две трети из которых — русские. И делает это русский мэр Ушаков. Думаете, он этому очень рад?

У нас будет еще хуже, потому что в Латвии хотя бы созданы механизмы для поддержки образования национальных меньшинств. Пусть с истерикой, слезами и митингами протеста, но необходимые решения были продавлены. Учителей всех обеспечили возможностью пройти курсы языка и методики билингвального обучения. Их желания никто не спрашивал, директор обычно ставил перед выбором: либо на курсы, либо на биржу. Чаще выбирали курсы. Зато русская школа стала более жизнеспособной.

У нас же с курсами большая беда. Яна Тоом обещала в начале сентября, что каждый учитель, который получит от языковой инспекции предписание повысить уровень знания языка, "в тот же день получит от города направление на языковые курсы, которые оплатит город". Языковая инспекция прошерстила за это время три столичных школы — 53-юю, Гимназию Махтра и Ласнамяэскую Русскую Гимназию — где выписала предписания в общей сложности 46 работникам образования. Сколько из них получили от города "направление на курсы в тот же день"? Чаплыгин, поинтересуйтесь у вице-мэра об этом, когда она в следующий раз явится на вашу передачу стучать себя кулаком в грудь за русское учительство!

Чем же занята в это время Яна Тоом? Правильно: собирает антиправительственный форум "Гражданский мир", на котором призывает и без того чувствующих себя, как гуси перед Рождеством, русских учителей и руководителей гимназий менять программу развития школы и пытаться отказаться от перехода. С точки зрения мэрии, так можно противостоять проклятому узурпатору Лукасу, который спит и видит, как уничтожить русское образование. Очень грамотное решение! Бедный узурпатор аж побелел, поди, от ужаса.

Предположим, действительно найдется какая-нибудь полоумная школа, которая примет такое решение, и Таллиннское горсобрание его утвердит. Дальше нужно будет заручиться поддержкой правительства, а значит челобитная от школы попадет на стол того самого узурпатора Лукаса. Да еще и перед выборами. Это же какой подарок судьбы! Можно будет на конкретном примере успешно предотвращенного саботажа реформы показать избирателям, как эффективно правительство стоит на страже эстонского языка. Челобитная будет порвана перед камерами на мелкие кусочки под бурные непрекращающиеся аплодисменты электората.

Министр на самом деле хороший и понимающий человек. Ему совершенно не хочется устраивать себе предвыборный пиар на подавлении очередного бунта в русской школе, к которому призывают таллиннские центристы. Но если его русские друзья будут настаивать и все же сделают к марту такой подарок, то, как деликатный человек, он от него не откажется.

Насколько я понимаю, даже жертвенный директор по такому случаю у Яны Тоом уже выбран.

В принципе, учителя и директора сами виноваты, что их так дешево разводят. Вместо того, чтобы заливаясь слезами умиления устраивать стоячие овации на форуме "Гражданский мир", лучше бы поинтересовались там же у Яны Тоом, где обещанные курсы языка за счет города.

Единственный выход, который я вижу в этой ситуации, чтобы не допустить окончательного краха системы образования нацменьшинств — это разработка новой принципиально иной концепции ее развития. Половина школ все равно будет закрыта, но оставшиеся надо поддерживать на высоком уровне, чтобы не получить новых проблем в будущем. По латвийской модели при министре образования и науки создается консультативный совет, который будет регулярно обсуждать вопросы, связанные с образованием нацменьшинств. Я надеюсь, что к этой дискуссии удастся привлечь и общественность, которая могла бы помочь уже тем, что вникнет в суть проблемы и будет меньше позволять собой манипулировать разного рода политическим аферистам.