В нашей стране февраль — месяц парадных речей от 2 до 24 числа включительно. Не будем формалистами — в век революционного развития информационных технологий, статью и даже безграмотную реплику в блоге можно посчитать речью, пусть и не произнесенной публично.

Марко Михкельсон

Недавняя "речь" Марко Михкельсона, озаглавленная по принципу "в огороде бузина, в Киеве дядька", вызвала оживленную, но ничем не заслуженную дискуссию на русской половине портала DELFI. Пафос "речи" сосредоточен в предпоследнем абзаце:

"Я убежден, что безразличное отношение и неосуждение преступлений Сталина и есть та причина, по которой один из жесточайших диктаторов ХХ века и сегодня сводит с ума миллионы".

История человечества полна злодеев, большинство из которых не нашли формального осуждения ни при жизни, ни после смерти. С ума сойти можно от "преступлений" Александра Македонского, Ирода Великого, Атиллы, Цинь Ши Хуанди, Фридриха "Барбароссы" — и далее по списку скрижалей. Даже легендарный Оливер Кромвель с точки зрения современной — демократической — морали есть всего лишь религиозный девиант и банальный цареубийца. Однако в истории они не только тираны, завоеватели и цареубийцы. Все они есть инструменты, которыми делается история человечества. Надо признать, что история делается не всегда чистыми, с нашей точки зрения, руками, но зато эффективно и порой даже эффектно.

Современный мир таков, потому что в его основе лежит та история, которая была, а не та, которая могла бы быть. На практике это означает, что исключив из нее жестокого диктатора Сталина и сохранив любезного сердцу Гитлера, на выходе мы могли бы получить реальность, в которой не было бы места Эстонии вообще и Марко Михкельсону в частности. Михкельсон должен быть благодарен истории и ее варварским инструментам за то, что он вообще есть.

Имеем ли мы право осуждать Михкельсона с точки зрения собственной неустойчивой физиологии, если его основное предназначение — провоцировать в обществе рвотный синдром? Думаю, что нет. Михкельсон помогает бороться с явлением, о котором Пушкин с юмором сказал fastidium est quies.

Иное дело — оставшийся без должного внимания политик Тийт Маде.

Тийт Маде

Не так давно главный редактор газеты Äripäev Меэлис Мандель признался в том, что не понимает причин, по которым ведущие эстонские политики ненавидят Россию:

"Как в публичных выступлениях, так и в кулуарных беседах, что ещё более тревожно, ощущается, что когда речь заходит о России, разговор становится холодным, а взгляд собеседников — жестоким".

Вспоминаю откровение одного западного дипломата, ныне покинувшего Эстонию, о том, что в беседе один на один большинство эстонских политиков ведут себя как вполне разумные люди, однако уже в паре они выступают в роли клинических идиотов. Если экстраполировать наблюдение дипломата на Рийгикогу, то многое становится понятным без дополнительных разъяснений. Впрочем, вернемся к нашим баранам.

В феврале "жестоким взглядом" отметился ранее как будто не замеченный в откровенной паранойе политический карьерист Тийт Маде. По собственному признанию, он всегда хотел жить хорошо — иметь хорошую квартиру, машину, работу, зарплату, ездить за границу. Всего этого ему удалось достичь еще при советской власти. В своей парадной речи в газете Õhtuleht (18.02.2010) карьерист Маде сетует на то, что Россия приложила немало усилий, чтобы препятствовать вступлению Эстонии в Европейский союз и НАТО. По меткому замечанию другого иностранного дипломата, в конце 90-х годов у многих на Западе сложилось такое мнение, что Россия буквально на пинках загоняла Эстонию в ЕС и НАТО. Оно и понятно — выгоды от утечки конфиденциальной и секретной информации ЕС и НАТО для России с лихвой покрывают неудобства от беспокойного эстонского соседства, что нашло яркое подтверждение в шпионской истории с Херманом Симмом.

Вот и Тийт Маде о том же — о "шестой колонне", которая состоит из пророссийских лидеров эстонского общественного мнения — полукровок, подкупленных, бизнесменов и социал-интеллектуалов. Однако в этом Маде не оригинален, он лишь дополняет логический ряд "полезных идиотов", уже выстроенный его коллегой-дипломатом Мартом Хельме: "левые либералы, красная профессура, идеологи мульти-культи-толерантности, европейские тётки".

Проявления местной политической паранойи порой бывают довольно забавными, если бы не одно "но" — упоминание о полукровках. Раскроем почти наугад "Миф ХХ века" нашего общего земляка Альфреда Розенберга и тут же обнаружим национал-социалистическую трактовку темы полукровок, родом из левых либералов, красной профессуры и европейских тёток:

"…одержимые тягой к морфию полукровки рисуют в еврейских "рабочих" газетах изуродованные и искаженные лица, вырезают по дереву изображения, где идиотизм и эпилепсия должны представить волю и борьбу <…>целый "интернационал" во главе с полукровным войском "художников" враждебно противостоит новой ценности пробуждающейся расовой души". Ну, и так далее.

Однако нет слаще темы для эстонской парадной речи, чем семисотлетнее рабство и освободительная борьба.

Тоомас Хендрик Ильвес

Наш президент тоже не может обойтись без обращения к тематике, осмеянной еще в тридцатые годы эстонским публицистом Мяртом Ларманом:

"На самом деле положение Эстонии и эстонцев, несмотря на все трудности, все же несравнимо лучше, чем в любое из минувших столетий. <…> Что важнее — 700 лет тьмы рабства или 92 года собственной государственности? Что важнее — 50 лет оккупации или 20 лет построенного общими силами государства".

Нужно признать, что речи нашего президента способны доставить эстетическое наслаждение, если правильно подбирать коды для их дешифровки. Наш президент вообще большой затейник: то перескажет на местный лад монолог принца датского Гамлета "To be, or not to be", то стилизует на местный манер инаугурационную речь тридцать пятого президента США Джона Фитцджеральда Кеннеди.

Дж.Ф. Кеннеди: "Поэтому, дорогие американцы, не спрашивайте, что страна может сделать для вас, — спросите, что вы можете сделать для своей страны".

Т.Х. Ильвес: "Обычно мы собираемся — даже в трудные времена — 24 февраля, кто здесь, в зале, кто дома у экранов телевизоров, чтобы вместе подумать, что надо сделать лучше. Не правительство, хотя и оно тоже. Не другие, хотя и они тоже. Прежде всего, мы должны думать о том, что можем сделать мы сами".

Дж.Ф. Кеннеди: "Дорогие сограждане мира, не спрашивайте, что Америка сделает для вас, — спросите, что все мы вместе можем сделать для свободы человека <…> Наконец, кем бы вы ни были — гражданами Америки или гражданами мира, — требуйте от нас столь же высоких образцов силы и жертвенности, каких мы требуем от вас".

Т.Х. Ильвес: "Эстония никогда ранее не находилась настолько в центре европейской жизни. Никогда ранее. Это дает нам твердую уверенность… <…> Мы находимся в центре Европы потому, что наш стиль ведения дел именно таков, как это должно быть в Европе. Серьезное отношение к Эстонии и доверие к ней — это самая ценная валюта, позволяющая зарабатывать дивиденды в межгосударственном общении".

Как относиться к парадным речам?

Нынешняя парадная речь президента была не хуже, не лучше и не загадочнее его предыдущих праздничных речей — вполне в стиле выбранной им роли pater patria. Однако президент пока еще стесняется открыто требовать от сограждан жертвенности в духе Дж.Ф. Кеннеди. Видимо, эстонский народ все еще находится под некоторым подозрением в нелояльности по отношению к генеральной линии национального строительства, избранной отцами-основателями.

Вот и Тийт Маде все о том же, но уже без всякого стеснения. Некогда он предлагал использовать дуст в отношении прихожан Московского Патриархата, добивавшихся регистрации Церкви. Ныне Маде с пафосом обличает находящихся под подозрением сограждан из числа социал-интеллектуалов и полукровок:

"Восточный сосед вцепил свои когти в некоторых лидеров общественного мнения и организует, исходя из опыта "Правды", публикацию писем трудящихся, что обычно служит подготовкой к какой-либо вонючей акции. Нужно крепить бдительность, господа!"

Не отворачивайтесь от Маде с гримасой отвращения, не затыкайте нос и не укоряйте местную психиатрию в нерадивости. Концентрация девиантов в большой политике всегда плотнее, чем в обществе. Лучше спросите себя, что вы сделали для Эстонии? Для Европейского союза? Для НАТО? Для США? Для свободы Ирака и Афганистана? Наконец, что вы сделали для того, чтобы заслужить доверие своего президента?

Так как же следует относиться к традиционным февральским речам эстонских политиков? Только с юмором — февраль, достать чернил и плакать! И писать о феврале навзрыд, как завещал поэт.