"В месте проведения допроса связи не было, поэтому нельзя было воспользоваться и мобильным телефоном. Капитан Мисеев вел длинные, до 15 минут, телефонные переговоры на узбекском языке, из которых можно было понять слова "шпион", "фотоаппарат", "блокнот". Подобное давление можно рассматривать как психологическую пытку", — рассказывает литератор и путешественник.

Допрос длился четыре часа. Инцидент закончился угрозой, что на родине Олева Ремсу накажет министр внутренних дел Эстонии, а когда писатель заявил, что в демократическом государстве министр никого наказать не может, то ему не поверили.

В итоге национальная служба безопасности передала Ремсу милиции, дежурившей в метро, чтобы та выписала ему штраф, но вместо этого майор милиции принес писателю письменные извинения и доставил его в гостиницу.