Я владею и английским и эстонским, но английский мне в ЭССР преподавали на отличном уровне, а вот эстонский только во 2-3 классе — учительница уехала. Моей сестре повезло больше, она учила эстонский до 8-го класса. Все мои старые родственники учили эстонский во времена первой Эстонской Республики и могли бегло изъясняться, хотя их курс обучения не был углубленным — они именно говорили. Я как-то спросила их о том, как их учили в 20-30-х? Оказывается, в класс приходил эстонец и без учебников по грамматике, письменных занятий, чтения книг учил говорить со слуха, обучал простым фразам, которые были нужны для общения. Я не тупее моих дедов и отца, но с эстонским имела большие трудности, уже потому, что нет хороших словарей с терминологией, нет учебников, самоучителей, разговорников и не повезло с такими учителями-эстонцами.

Английский я учила и в средней школе, в университете и еще много лет на курсах, учила английский с преподавателями-англичанами, платила немалые деньги, работала с самоучителями, была разговорная практика с европейцами из разных стран и англичанами, смотрела фильмы с английскими субтитрами и прочитала много книг на английском, много писала и пишу на английском.

Имея весь этот немалый опыт, я, приехав 9 лет назад в США, испытала трудности и неудобства, чтобы объясняться по-английски с медперсоналом. Перед тем, как пойти к врачу, я работаю со словарем и повторяю или даже заучиваю медицинские термины. После 1-2 визитов я их усваиваю. Дополнительно я изучаю в интернете сайты на английском о своей болезни и учу то, что мне может сказать врач и медперсонал, чтобы не было недоразумения.

В США в случае, когда пациент не говорит по-английски, он может прийти к врачу с переводчиком. Сама помогала вновь прибывшим русским, кто иногда просто не успевал среагировать или стеснялся. Но во всех больших госпиталях есть переводчики с разных языков. Мало того, есть национальные диеты, оказываются также религиозные услуги: если нужен раввин, то раввин может прийти в госпиталь, и мулла может, и даже русский священник.

За отказ в обслуживании мексиканца, кубинца, китайца или русскоговорящего американца на их языке и уже тем более за глумление над американским паспортом врач в США не только был бы лишен врачебной лицензии, но мог оказаться под судом и лишиться свободы надолго. Наглеют только тогда, когда не ожидают наказания.

Я сама уже подавала неоднократно жалобы, если что-то мне не нравилось. Однажды я подала жалобу в отдел кадров на американку-работодателя (ее предки жили в Российской Империи), когда она стала на меня орать дурным голосом и недобрым словом упоминать Россию, русских. У американцев есть такая статья, предусматривающая наказание за дискриминацию по национальному признаку, возрасту, а также за преследование и месть. Мою начальницу полностью виновной из-за недостаточности фактов и доказательств не признали, но ей пришлось заплатить мне компенсацию в размере моей двухмесячной зарплаты. А вот если бы все-таки ее признали полностью виновной, то ей бы это стоило еще дороже. Одна русская дама выиграла дело, подав жалобу на своего работодателя, американскую индуску, за то, что та обсчитывала ее и не платила сверхурочных. После таких действий наши американские боссы, совсем молодые девчонки, попритихли и стали вежливыми. Вот так.

Теперь у меня есть "зеленая карта" (Green Card. — В США постоянный вид на жительство получают все проработавшие в США не более 6-8 лет. Одновременно статус получают и члены семьи, дети не старше 21 года. Через 5 лет можно подавать заявление на гражданство США, при предоставлении которого от членов семьи знание английского языка не требуется, если они не смогли выучить его по объективным причинам.). За оскорбление подобного рода и вообще за всякое плохое слово о России, о русских — подам в суд.

Приношу извинения за такое сумбурное изложение, но надеюсь, что меня все-таки правильно поймут. Нам надо возрождать из пепла свою национальную гордость. С проявлением этой гордости у меня не было проблем, например, в Финляндии. Я отвечала финнам по-английски, когда они принимали меня за финку и говорили со мной по-фински, а они, как правило, спрашивали, не русская ли я из Таллинна. Восторгались, что, зная эстонский, я понимаю финский. Хвалили, пожимали руку и говорили хотя бы одну фразу по-русски. Заверяли — все финны русский учат в школе и немного могут говорить. 

Будучи в Финляндии, встречала эстонцев, не знающих ни английского, ни финского. Они пытались говорить по-эстонски с водителями автобусов или продавцами. Финны их не понимали. Я, наблюдая, как финны отмахивались от назойливых эстонцев, иногда предлагала свои услуги переводчика, если эстонец не вредничал. Эстонцы же со мной не желали говорить по-русски, но я понимала, почему — стеснялись плохого знания языка.

Закладка
Поделиться
Комментарии