Предотвратить его вовсе, уже, к сожалению, не удастся, со ссылкой на слова финансиста пишет газета Телеграф. «В большинстве государств мира существует три священных национальных символа, за которые люди готовы сражаться и погибать. Это герб, гимн и государственный флаг. Уникальность стран Балтии заключается в том, что они создали себе четвертый «священный» символ. Это цифры 0,7028 в Латвии, 15,6466 в Эстонии и 3,4528 в Литве. Это не что иное, как официальные курсы привязки ваших национальных валют к евро. Именно за них ваши страны, в экономическом смысле, готовы умереть. Что они, в общем-то, почти и делают прямо сейчас»,— такими словами Бу Краг, который, кстати, в 1990-х был советником Ивара Годманиса во время его первого премьерства, охарактеризовал действия правительств стран Балтии в сегодняшней экономической ситуации. А именно — их отчаянное нежелание девальвировать свои национальные валюты.

По словам Крага, из всех трех стран Балтии на долю Латвии выпала самая тяжелая участь, экономический кризис задел страну наиболее сильно. По мнению эксперта, Латвии придется первыми прибегнуть к девальвации национальной валюты с целью не допустить серьезного краха экономической системы. « Конечно, нельзя сказать, что кризис не коснулся и Литвы с Эстонией, но ситуация в Латвии сегодня самая тяжелая. Однако как на кризис отреагировали политики? Они решили сократить государственные расходы. Конечно, ведь в противном случае правительству Латвии пришлось бы нарушить условия Маастрихтского соглашения, на основе которых она имеет право вступить в еврозону. В частности, это касается потолка в 3% от ВВП для дефицита годового бюджета и 60-процентного предела для соотношения долг-ВВП, оговоренного Маастрихтским договором для стран, входящих в зону евро. Интересно, что Греция, Португалия, Испания и даже Франция не следовали этим правилам вовсе, однако евро ввели. Но вот Латвия, как и Литва с Эстонией, причем в период кризиса, почему-то решила выполнить их до самого конца», — говорит Бу Краг.

«Дело в том, что существуют фундаментальные законы экономики, которые, как ни крути, важнее фундаментальных условий Маастрихтского соглашения. По крайней мере, их несоблюдение вызывает не в пример более тяжелые последствия для страны. У государства есть обязательства перед своими гражданами, которые намного важнее сведения дебета и кредита ее бюджета. Так, между прочим, говорил министр финансов Англии 40-х годов Джон Мейнард Кейнз — один из основателей Всемирного Банка и Международного валютного фонда (МВФ)", — расскал г-н Краг.