На этом мероприятии не звучало эстонской речи: по словам организаторов, они хотели, чтобы русские прежде всего попытались разобраться в случившемся сами, а также опасались, что некоторые выводы могут обидеть представителей коренной национальности.

Операцию спланировали

Главным событием прошедшего семинара можно считать представленный правозащитником Сергеем Середенко документ за подписью префекта Пыхьяской префектуры полиции Райво Кюйта, в котом указано, что секретная полицейская спецоперация началась 23 апреля в 21 час и закончилась 11 мая в 14 часов. Срок секретности этого документа — 5 лет.

Будучи защитником в деле уволенного за противостояние полиции во время апрельских беспорядков тюремного охранника Максима Демидова, Середенко направил в полицию запрос о том, противостояние каким именно действиям полиции было незаконным. Ответом на запрос и стал упомянутый выше документ.

Напомним, что до сих пор главные действующие лица со стороны властей продолжают утверждать, что события 26 апреля для них явились полной неожиданностью.

"Таким образом, все это была правительственная полицейская специальная операция", — резюмировал Середенко.

Еще одной сенсацией стали слова вице-спикера Рийгикогу от Партии реформ Кристийны Оюланд, сказанные ей по поводу русской культурной автономии. Эти слова привел в своем выступлении председатель Палаты национальных меньшинств Рафик Григорян: "Рекламируйте, пропагандируйте, говорите о культурной автономии, но делайте все, чтобы ее не было, потому что для русской части это может превратиться в территориальную автономию". Добавим: Григорян подчеркнул, что передает слова Оюланд не дословно, но точно отражает их смысл.

Достижения оказались блефом

Вопреки утверждениям, прозвучавшим в эфире "Актуальной камеры" на русском языке, на семинаре не было сказано ни слова о том, что запуск портала novosti.etv24.ee или принятие новой программы интеграции следует отнести к "ярким положительным примерам того, что было сделано после апрельских событий".

Входящий в состав правления Палаты национальных меньшинств Лейви Шер охарактеризовал программу интеграции следующим образом: "Ничего более вредного я в своей жизни не читал". Он напомнил, что в статье 115-й Уголовного кодекса РСФСР — "Изнасилование" была часть 6-я: "Изнасилование заведомо непригодными средствами". "Этот документ — яркий пример такого рода преступления", — считает Шер. Он пояснил, что, во-первых, новая программа "переплетения" есть продолжение прошлой программы, "которая — все знают, чем закончилась".

Кроме того, выяснилось, что пятая часть выделяемых на "интеграцию-переплетение" средств изначально предназначена на управление ею, а львиная доля остальных денег, как и прежде, — на обучение эстонскому языку. И это притом, что массой экспертов было четко озвучено, что эстонский язык имеет к интеграции весьма косвенное отношение.

Григорян высказал мнение, что как сами апрельские события, так и то, что продолжается сейчас — это своего рода имитация процесса установления диалога между общинами.

При этом все выступавшие сошлись во мнении, что одной из причин происходящего является разрозненность русской общины.

"Так называемое "русское этноязыковое сообщество" крайне разнородно, поскольку его экономические интересы заметно разнятся", — считает доктор экономических наук Владимир Вайнгорт.

Эстонцы, оказывается, тоже плачут

Впрочем, по мнению Вайнгорта, экономическая разнородность в такой же степени присуща и эстонской общине. При этом, по его мнению, настроения эстонцев очень сильно зависят от экономического положения, которое сегодня выглядит далеко не лучшим образом. И это в преддверии 26 апреля может внушать даже некоторый оптимизм.

"Общественное самосознание возрастает с ростом благосостояния, поэтому в нынешней экономической ситуации ничего подобного апрелю прошлого года не случится", — уверен экономист.