Большая часть заявивших об изнасиловании несовершеннолетних девочек сами придумали свои страшные истории. К такому выводу все чаще приходят сотрудники полиции, проводя оперативную работу с пострадавшими. По словам старшего комиссара службы по борьбе с преступлениями против личности Северной префектуры полиции Прийта Пяркна, настоящие трагедии, о которых сыщикам становится известно в течение года, можно пересчитать по пальцам одной руки. Остальные заявления на поверку оказываются липой, сочиненной подростком после веселой ночи в компании сверстников, когда утром нужно что-то говорить родителям.

Легенды загулявших прелестниц

Впереди новогодние праздники с шумными компаниями, весельем, кокетством, безрассудством и новой волной заявлений от девочек-подростков, преимущественно 15-16 лет, которых за руку приведут родители в полицию. "Неизменно все заявления, касающиеся насилия над несовершеннолетними, попадают к нам. Мы обязаны проводить столь же серьезные оперативные действия, как, к примеру, в случаях убийства", — рассказал Пяркна. В течение нескольких дней его сотрудники работают с компаниями пострадавших девочек, но чаще всего оказывается, что ничего не было или было, но по обоюдному согласию.

Легенды, по словам полицейского, как правило, схожи. Загулявшая до утра или на несколько дней девочка возвращается домой и, чтобы избежать гнева родителей, начинает рассказывать ужасающую историю: якобы ее насильно удерживали все это время, насиловали, а убежать не было никакой возможности.

Довольно часто пострадавшие называют имя насильника — парня из собственной компании. Дают данные всех, кто был в это время рядом, даже не задумываясь над тем, что полицейские допросят каждого и сумеют восстановить настоящую картину случившегося. "После многочисленных разговоров с приятелями девушек, как правило, выясняется, что пострадавшая сама предлагала себя парню или все случилось по взаимной договоренности", — говорит старший комиссар.

В итоге девушки соглашаются, и некоторые, хотя и не все, даже осознают, как были не правы, отняв время у полицейских и заставив нервничать парня. Кстати, это самая малая неприятность, которая могла с ним произойти, поскольку изнасилование — это тяжкое преступление, и молодой человек на время выяснения обстоятельств может оказаться за решеткой.

Еще одна традиционная басня юных гулён: изнасиловал незнакомый дядька, затащивший в чужой дом на чужой улице. "Был случай, когда нам рассказали о таком изнасиловании, случившемся якобы на улице Веэрени. Мы выехали туда и долго спрашивали, где именно все случилось. Девочка водила нас от дома к дому и в итоге призналась, что все придумала", — поделился Пяркна.

За связь с подростком не сажают

По нашим законам, сожительство с несовершеннолетним, если речь не идет о ребенке моложе 14 лет, преступлением больше не является. По обоюдному согласию подростки могут на совершенно легальных основаниях постигать премудрости секса. Поэтому, если даже выяснится, что контакт был, но изнасилования не было, парня к ответственности привлекать никто не станет.

Зато привлечь можно саму врушку, поскольку, как уточнили нам в Государственной прокуратуре, в Пенитенциарном кодексе имеется статья 320, предусматривающая наказание за дачу ложных показаний. Так, за словесное вранье можно получить как штраф, так и отправиться в тюрьму на срок до трех лет. А если удастся подтасовать ещё и улики, то срок может увеличиться до пяти лет.

По словам Пяркна, такие строгие меры применяются крайне редко. "На память приходит только один случай", — уточнил полицейский. Чаще все-таки ограничиваются беседами. Причем разговоры эти нужны не только для того, чтобы сама девочка поняла, что поступила нехорошо, но и для того, чтобы объяснить причины завершения следствия родителям. Редко кто из них верит полиции, когда родителям сообщают, что ребенок соврал. Не помогают, по наблюдениям полицейского, никакие факты и аргументы. "Им легче поверить, что случилось страшное и их ребенка изнасиловали, а полиция просто не хочет работать, чем согласиться с тем, что история была выдумана. Только сама дочь может успокоить их", — рассказывает старший комиссар.

То ли от страха, то ли из вредности

По мнению полицейских — людей, воспитанных в традициях 30-летней давности, нынешние обманщицы придумывают истории, чтобы избежать родительского гнева за опоздание или ночевку вне дома. "Наверное, они думают, что если рассказать такое, их не станут ругать, а пожалеют. Родители же реагируют четко: с ребенком беда, нужно мчаться в полицию", — делится мыслями полицейский.

Государственные прокуроры Хельга Аадамсоо и Стевен-Христо Эвестус отмечают, что, как правило, ложные показания люди дают по трем причинам: во-первых, чтобы спасти знакомого или друга, надеясь, что правда никогда не будет раскрыта, во-вторых, опасаясь мести, и, в-третьих, с целью получить личную выгоду (например, чтобы оплатили страховку).

Профессор же психологии Академии Nord Вольдемар Колга конкретно объяснил выдумки подростков. "Причины могут быть разные, но главная, скорее всего, заключается в том, что нынешних детей обделили вниманием и теперь они таким вот образом мстят", — пояснил профессор.

По мнению специалиста, это может быть своеобразная попытка привлечь внимание к собственной персоне. "Они тут же становятся центром внимания. Родители с ними занимаются, полицейские с ними говорят", — объясняет Колга.

Еще одна причина — молодежь пробует свои силы во власти над другими людьми: над родителями, над представителями государственного учреждения. В частности, над мальчиком, который, может быть, не так себя повел, что-то не то сказал. "У нас в обществе доминирует эгоистичное, потребительское отношение к окружающим. К тому же ребенок, который пробует свои силы манипулятора, не отдает себе отчета в том, что делает что-то криминальное, у него нет правового осознания", — говорит психолог.

Общество должно о себе позаботиться

Именно поэтому решать проблемы, которые могут привести к торжеству анархии, эгоизма и самоуправства, должно современное общество. По мнению психолога, рано или поздно, за обуздание вседозволенности берется государство, которое, закручивая гайки во имя спасения человека, рискует превратиться в тоталитарное. Чтобы этого не случилось, общество само должно определить, что хорошо и что плохо, и на этом воспитывать детей.

У русского населения, по мнению Колга, сильно влияние церкви. Поэтому она могла бы принять более активное участие в улучшении морального состояния общества. На эстонцев церковь так сильно не влияет, поэтому молодым людям могли бы помогать молодежные организации. Правда, у нас такие организации чаще всего сами стремятся к власти и манипулированию обществом", — считает Колга.

Но прежде всего — молодыми должны заниматься родители. С этим направлением согласны и полицейские. Только самые близкие люди могут понять, что на самом деле происходит с ребенком, и помочь ему справиться с проблемами навалившейся свободы.