Президент: "Дорогие соотечественники, сегодняшним весенним днем я хочу поговорить с вами очень прямо. Последняя неделя вызвала у меня чувство разочарования. Я разочарован тем, что в Эстонии есть люди, не испытывающие уважения к своим согражданам и к государству и обществу, в котором они живут. Мое разочарование не смягчается и тем, что таких людей, в общем, очень мало, а их деятельность в основном кем-то спровоцирована или вдохновлена".

Таких людей, как оказалось, очень много. Это доказали волнения в Таллинне. А о каком уважении может идти речь, если русскоязычный полицейский, учитель, врач или другой госслужащий должен в свободное время ходить на курсы эстонского языка, сдавать языковой экзамен, тратить на это время, силы и нервы, лишь для того, чтобы работать за жалкую зарплату, а Вы, господин президент, получивший образование заграницей, сами этого не сделали, даже после того, как Вам об этом деликатно напомнили. Президент должен быть примером народу, а не искать причин и объяснений, чтобы не делать то, что обязаны делать другие граждане этой страны. Президент, вы  — чиновник, такой же, как врач, учитель или полицейский, и закон должен быть един для всех. Нельзя требовать уважения, когда не уважаешь своих соотечественников сам. Люди, родившиеся и проживающие свою жизнь на территории Эстонии, имеют серые паспорта, а многие из них вложили в развитие государства неизмеримо больше, чем Вы, проживая в других странах.

Президент: "Мы должны честно признать, что у разжигателей розни низкая цель — она в том, чтобы эстонцы и русские не относились хорошо друг к другу. Но разжигателям придется разочароваться, потому что мы не позволим нас поссорить. Это лучшая возможность показать свое превосходство над теми, кто нами манипулирует. Я знаю, что наше государство богато и умными эстонцами, и умными русскими, и я знаю, что никто из них не будет так глуп, чтобы позволить беззубым подстрекателям оказать на себя влияние".

Видимо, под термином "беззубый подстрекатель" прячутся такие известные личности, как премьер-министр Ансип, Бём, Лаар, Лиги, Лийм, Калев Ребане и другие видные эстонские деятели. Только они весь прошлый год постоянно нагнетали обстановку вокруг Бронзового солдата, который до этого спокойно стоял 15 лет. Защитники монумента до последнего момента вели себя достойно и спокойно, несмотря на санкционированные властями провокации. Я считаю, что именно действия правительства республики, с вашего согласия, откинули интеграционный процесс в 1991 год и способствовали разжиганию розни между этническими русскими и эстонцами. Если мы демократическое и правовое государство, как утверждаете Вы и Ансип, то в таком государстве, меньшинство, которое составляет более четверти населения страны должно, по крайней мере, иметь право голосовать и получать образование на родном языке.

Президент: "Пару дней назад я нашел на одном сайте посвященный Таллинну фоторяд, который выставила живущая в Эстонии молодая женщина по имени Мария. Фотографиям дано очень точное название: "Мы русские, но наша родина — Эстония". Спасибо, Мария!

Посмотрите, большинство наших русских соотечественников в беспокойные дни и ночи последней недели были с Эстонией. Вы были вместе со всеми нами, на стороне порядка и безопасности, и я благодарю вас за это. Не позволим обмануть себя действующим под покровом ночи грабителям магазинов, которые рано или поздно нашли бы возможность для краж. Ими очень эффективно занимаются наша полиция и суд".

Нельзя называть несколько тысяч человек, вышедших с цветами на мирный митинг 26 апреля, мародерами. Такого не бывает. Вандализм — неотъемлемая часть уличных беспорядков, а сами беспорядки возникают только тогда, когда народ сильно недоволен своим правительством и не имеет другого способа быть услышанным, кроме выхода на улицу. Обвинять народ в собственной некомпетентности, нетолерантности и нежелании слушать свой народ — глупо и смешно.

Президент: "События последних дней поучительны для всех, кто любит Эстонию. Мы, эстонцы, должны понять, что люди, приехавшие в Эстонию во времена Советского Союза и живущие теперь в Эстонской Республике, а также их дети и внуки — наши соотечественники. Призываю своих соотечественников очень четко это осознать. Я призываю также всех соотечественников считать эстонское государство своим".

А Бронзовый Солдат на Тынисмяги — это символ жизни и памяти о жертвах, которые предки этих людей принесли, чтобы мы могли жить.

Парадокс, но народные волнения как раз и вызваны тем, что мы, граждане Эстонии, считаем это государство своим, и полагаем, что у нас есть право (тем более, что опросы показали, что 49% населения против переноса Бронзового Солдата) требовать от государства учитывать наше мнение, при решении серьезных внутриполитических вопросов. В любой совместной жизни нужно уметь уступать в каких-то вопросах другой половине. Мы не против того, что вы возводите памятники наподобие Маарьямяги или Синимяэ, и не будем против, если вы поставите аналогичные в центре Таллинна (может потому, что вам придется отвечать за это перед всем мировым сообществом), но вы извольте не трогать ту память, которая дорога нам. Легко сломать, но тяжело строить! Нельзя говорить "давайте жить дружно", но при этом пакостить из-за угла, прикрываясь законом и пустыми словами.

Президент: "Истина проста: мы все, живущие в Эстонии, будем здесь жить. Несмотря на последнюю неделю. Вместе. Рядом.

Живущие в Эстонии другие народы должны понять и признать, что эстонцы имеют свой — чрезвычайно болезненный — исторический опыт: в прошлом веке им пришлось пережить три оккупации подряд. Мы все должны уметь видеть и понимать и чужую трагедию. Если мы сможем это, я уверен, мы сумеем договориться о совместном будущем".

Я и все мои знакомые скорбят о человеческих жертвах, которые понес эстонский народ в XX веке, несмотря на то, что факт оккупации существует только на словах эстонских историков и политиков. Мы даже уважаем ваше мнение о том, что оккупация была, хотя нас учили истории по другим учебникам и мы с этим несогласны. Но это не значит, что мы позволим относиться к себе, как к потомкам оккупантов и колонистов, которые не имеют тут право голоса. Мы — такие же граждане Эстонии, мы строим эту страну вместе с вами. Вы верно заметили, что "люди, приехавшие в Эстонию во времена Советского Союза и живущие теперь в Эстонской Республике, а также их дети и внуки — наши соотечественники", но в реальной жизни это не так, и это результат действий нашего правительства за последние 16 лет. Представители других народов, являющихся вашими соотечественниками не были допущены к решению социальных проблем. Вы намеренно дробили русскоязычную общину "соотечественников". Нельзя всегда только просить, надо уметь отдавать ради общего блага. Русскоязычные давно были готовы к диалогу, но Вы с вашим правительством отвернулись от нас.

Президент: "Дорогие соотечественники, я призываю вас к неколебимости, достоинству и дружелюбию. Если вы чувствуете, что не всегда понимаете друг друга — говорите друг с другом. Нам не нужны в этом общении посредники, настоящая цель которых — натравить нас друг на друга. Эстонское государство готово к диалогу со всеми, исключая хулиганов и разжигателей, с которым говорят следователи и судьи".

Ночной Дозор, стоявший всегда за диалог, был назван Ансипом "уличными политиками", на которых не стоит тратить время. На круглых столах по Тынисмяги эстонские политики всегда проталкивали свои идеи, даже не выслушивая чужое мнение. Вы даже не дали нам возможности голосовать, чтобы разговаривать с вами в правительстве. О каком диалоге Вы говорите, господин президент? Это ваша вина в том, что вы загнали народ в угол, ваша вина в том, что выход на улицы явился последней попыткой диалога, которую вы расстреляли резиновыми пулями и разогнали дубинами.

Президент: "Придадим новое значение красивому слову "наши", которое, к сожалению, сегодня используется кремлевской пропагандой для того, чтобы сеять ложь и вражду. Все те, кто считает Эстонию своей страной, — наши.

Именно вам я говорю: учите эстонский язык, будьте успешны, радуйтесь! И государство поможет вам. У государства есть обязательства перед вами, как и у вас есть обязанности перед ним".

Мы учим язык, мы пытаемся интегрироваться, но вот только государство нам не помогало и не помогает. Правительство Ансипа загубило интеграцию, отказавшись идти на диалог, высокомерно проигнорировав нас.

Президент: "История с Бронзовым солдатом окончена. Бронзовый солдат и захороненные около него останки павших обретут достойное место на кладбище. Пришло время прекратить использовать память о жертвах войны в политических или других неподходящих целях".

Значит, Вы признаете, что проблема памятника была политической? Что политики, вроде Ансипа, ради своих интересов пожертвовали интеграцией, в которую было вложено столько денег, которые в том числе из налогов платим и мы. Он понесет за это ответственность?

Президент: "Эстония — свободная и демократическая страна. Решения эстонского правительства всегда можно критиковать и оспаривать законным путем. Но как президент я обещаю, что и в дальнейшем все попытки незаконно выступить против Эстонской Республики будут пресекаться без колебаний. Эстонское государство умеет уважать себя и не потерпит ни сейчас, ни в дальнейшем нападений против него".

Родственники захороненных на Тынисмяги подавали в суд, власти Таллинна подавали в суд — и что? Где законный путь решения проблем? После 27 апреля мы нисколько не сомневаемся в том, что Вы готовы без колебаний выступить против четверти населения вашей страны, которое вы уже записали в мародеры. История с D-Terminal уже это доказала. Каждый, кто пойман в центре столицы — мародер и вандал! Но, смею напомнить, что уважение нужно заслужить поступками, а не избиениями, запугиванием и психотеррором.

Президент: "В заключение обращаюсь к соседке Эстонии — России — и прямо говорю: постарайтесь оставаться цивилизованными! В Европе не принято требовать отставки демократически избранного правительства независимого государства. В Европе не принято предпринимать кибер-атаки против госучреждений других стран с компьютеров своих госучреждений. В Европе, как и везде в цивилизованном мире, не считают, что Венскую конвенцию можно нарушить, если речь идет о посольстве достаточно маленькой страны.

В Европе принято, что разногласия, которые, разумеется, возникают между странами, разрешают дипломаты и политики, их не решают на улицах или в компьютерной войне. Так может поступать государство, которое находится в каком-нибудь другом месте, только не в Европе".

А в Европе принято избивать граждан своей и чужих стран в ангарах без суда и следствия, каждого, кто просто попался на улице (этому множество свидетельств на фото и видео)? Кто понесет за это ответственность? В Европе принято разрывать могилы, когда родственники усопших и половина населения против этого? Нельзя искать соринку в глазу соседа, если в своем глазу бревно.

Ваша речь — не более чем слова. Надо делать реальные шаги к примирению, а не говорить вещи, которые не соответствуют действительности.

Наше законноизбранное правительство свело на нет все усилия последних лет. Это не имеет ничего общего с вандализмом или мародерством. Правительство Ансипа, преследующее свои корыстные интересы, спровоцировало погромы, которые привели к миллионным убыткам, к которым мы еще можем добавить деньги, потраченные государством на интеграцию в течение последних 16 лет. В демократическом государстве слуги народа обязаны подавать в отставку после нанесения стране ущерба такого масштаба.

Мы как законопослушные граждане, которые своими налогами платим Вам и вашему правительству зарплату, требуем, чтобы с нами считались. Чтобы неправедно заключенные были отпущены на свободу, а виновные в происходящем в Эстонии, в том числе премьер-министр, министр обороны, министр внутренних дел и руководители силовых структур, причастные к избиению наших граждан в ангарах порта были наказаны в соответствии с законом, который должен быть един для всех. До тех пор пока это не будет сделано — мне будет стыдно, господин президент, за Вас, за правительство и за НАШУ Эстонию.

P.S. Мне обидно, что я не имею права вас ненавидеть, даже после того, как вы плюнули мне в душу, потому, что среди моих друзей эстонцев, есть очень много действительно хороших и порядочных людей, которых я уважаю, да и отвечать гадостью на гадость мне не позволяет воспитание.