Дабы отметить этот грустный юбилей, давайте посмотрим, как разворачиваются события сейчас, летом 2006 года.

К сожалению, конца этой истории не видно. Перед нами открывается неутешительная картина: во имя получения миллиона крон почтенную мать семейства, которая из-за нервного напряжения вынуждена постоянно глотать таблетки, методично загоняют в гроб.

Случай этот должен теперь показать, собирается правящая в городе партия центристов что-то предпринять или же все так и останется на уровне предвыборных обещаний. Пока никаких дел не видно, хотя мэр Таллинна Юри Ратас в курсе происходящего. Город защищал вынужденных обитателей Мяхе только тогда, когда у власти был, как это ни парадоксально, тогдашний член партии Исамаалийт Юри Мыйз.


Выметайтесь за свой счет

Потеря дома угрожает, в частности, проживающей в Мяхе Эве Энно. "Я уже просто боюсь ее потерять", — беспокоится по поводу здоровья своей сестры Ли Вило.

Вот она, история Мяхе. Тогдашняя Советская власть или Таллинский горисполком в соответствии с утвержденной планировкой начал выделять дачные участки в Мяхе в 1949 году. Территория была болотистая, заросшая лесом, новым землепользователям пришлось ее осушать. Они образовали водный кооператив, построили насосную станцию, проложили трубы. Каждый привез много машин земли, чтобы сады стали плодоносить. Для многих семей это стало единственным местом проживания. И тут пришла Эстонская Республика, а вместе с ней, не дав людям опомниться, грянула реформа собственности.

В ходе реформы бывшим владельцам не возвращали те участки, на которых в советское время были возведены дома, однако стоимость земли в таких случаях компенсировалась владельцу "желтыми картами".

С поселком Мяхе случилось так, что многие построенные здесь дачи по разным причинам не попали в регистр как строения. Известная советская бюрократия: есть отклонения от проекта — и дело затягивается. Или же владелец не торопился регистрировать дом, поскольку строительство продолжалось очень долго. Некоторые дома так и не успели построить. Таким образом, некоторые дачи в Мяхе могут рассматриваться правопреемным собственником не как дома, а как строительный материл.

Эве Энно утверждает, что собственник так прямо и потребовал, чтобы она вывезла свою "кучу стройматериала". За свой счет. До сегодняшнего дня Эве Энно не решается даже ремонт толком провести, ведь затраты могут оказаться напрасными.


Снос перед телекамерами

"Шесть лет назад, когда шесть мяхеских семей оказались под угрозой выселения, я отправил запрос мэру города Мыйзу", — говорит депутат горсобрания Мати Элисте. По его словам, в результате реформы собственности к жителям Мяхе явился новый владелец земли и приказал дома снести, а самим выметаться. На все про все — две недели. Среди тех, кому грозила опасность лишиться жилища, был и известный писатель Хейно Кийк со своим знаменитым дендро-садом. Мяхе, Пирита и Таллинн встали на защиту жителей Мяхе, выступили против так называемой мяхеской депортации. Масла подлил в огонь снос дома на Куммели теэ, 11 на глазах у проживавшей там молодой семьи и представителей ТV3 и Актуальной Камеры.

Под давлением общественности Таллинн воспользовался тогда своим преимущественным правом покупки земли. Горуправе, руководимой Мыйзом, удалось спасти пять домов из шести: город выкупил участки у нового владельца. Поскольку Эве Энно тогда добивалась справедливости через суд, в число спасенных она не попала. На сегодняшний день закон, который позволял городу выкупать землю, уже не действует.

6-7 назад в горуправе велись на эту тему ожесточенные дебаты. Среди прочих участвовал в них и легендарный защитник прав собственников Пеэтер Плоомпуу, представлявший их на многих судебных процессах. Но на этот раз он не встал на сторону правопреемного владельца: уж слишком явным был произвол. Плоомпуу посоветовал унаследовавшей землю Хельве Аннус хорошенько подумать, можно ли разбогатеть на несчастье других людей.


Сомнительные документы Такое же мнение высказал в письме Эве Энно в феврале 2000 года президент Леннарт Мери: "Президент понимает общую озабоченность реформой собственности и разделяет выраженную в Вашем письме позицию, что возвращение участков Мяхе владельцам рождает новую несправедливость".

Но слова остались словами, поскольку у президента нет права вмешиваться в деятельность исполнительной власти. Похоже, единственная надежда Эве Энно и ее сестры Ли Вило — вести нескончаемый судебный процесс, как они до сих пор и делали. Кончается один — начинают другой. Чего это будет стоить, причем не только в денежном выражении  — вопрос особый.

Весьма интересным представляется мнение одного адвокатского бюро относительно данной эпопеи. Адвокаты, в частности, считают, что архивная справка о правопреемном собственнике и другой источник установления имущественных отношений, а именно данные государственного центрального статистического бюро от 1939 года, противоречат друг другу. Записи статистического бюро отнюдь не доказывают, что земля принадлежит лицам, которые в 1996 году были зафиксированы в качестве владельцев земли и чьим наследникам ее в свою очередь вернули.

Этот случай возврата собственности обещает стать горячей темой для обсуждения в горсобрании.

С Хельве Аннус Вестям связаться не удалось, это якобы можно сделать только через почтовый ящик в отделении связи.


Комментарий

Ли Вило, сестра которой вот-вот будет выброшена на улицу:

 — Я очень много думала обо всем этом. Хуже всего то, что, когда все это началось, один юрист сказал, что депортация в Советском Союзе тоже была вполне законной. Другое дело, как это стыкуется с правами человека. На мой взгляд, тут имеет место грубейшее их нарушение.

В 1996 году мой отец так тревожился из-за этого дома, что не мог спокойно умереть. Тогда вызвали нотариуса, он сделал доверенность на имя моей сестры Эве, чтобы она могла впредь вести все земельные дела. И нотариус сказал отцу, что с домом его теперь все в порядке, отец ему поверил и ушел с легким сердцем. Но, конечно, все было не так. И продолжается с 1996 года, когда всю эту землю, включая наш участок, признали объектом реформы собственности.

Мы подали в суд, но проиграли. Город, очевидно, вынесет новое решение о возврате. Нам ничего другого не остается, как судиться дальше. Но в прошлый раз мы заплатили адвокату 60 тысяч рублей. Что по сравнению с этим зарплата продавца? А ведь это может продолжаться бесконечно.

Центр этого возвращенного надела находился когда-то на улице Суйслепа, где чистый песок. В свое время такая земля ничего не стоила. А там, где живет моя сестра, были вода да болото. Что эта земля теперь такая дорогая — чистая случайность. Наследники ничего для этого не сделали. Они на этом уже хорошо заработали.


Справка

До сего времени правопреемному владельцу возвращена земля 11 единиц кадастра по адресам: Купра теэ, 2а, Рандвере теэ, 82а, Рандвере теэ, 88а, Арника теэ, 10, Суйслепа теэ, 5, Арника теэ 1, Ясмини теэ, 25, Ясмини теэ, 33, Куммели теэ, 11 и Суйслепа теэ, 24. Вопрос с Арника теэ, 14 до сих пор не нашел окончательного решения. Относительно почти десяти участков принято решение: либо назначить компенсацию, либо землю не возвращать.