Ансип неоднократно подчеркивал, что перезахоронение необходимо из этических соображений, поскольку ни в одной цивилизованной стране мира не принято ходить по могилам и устраивать на них митинги. Такое мнение, по его словам, у него сложилось после беседы с академиком Бронштейном.

От ответа на вопрос, почему именно этот клочок земли именно сейчас оказался в указанном смысле под столь пристальным вниманием  — ведь немало и других подобных мест — Ансип уклонился.

Когда Ансипа спросили, является ли то, что он говорит лишь о перезахоронении, отказом от его прежнего заявления, что сам памятник должен быть демонтирован, премьер ответил: "Нет! Я по-прежнему считаю, что памятник должен быть перенесен".

Сразу после событий 9 мая на Тынисмяги, когда властями было допущено практически одновременное проведение двух митингов — возложение цветов к памятнику Солдату-освободителю и митинг за демонтаж памятника, и когда якобы было осуществлено осквернение эстонского флага, Ансип выступил с резким заявлением, сказав, что Бронзовый солдат должен быть перенесен с Тынисмяги как можно скорее. В дальнейшем он неоднократно повторял этот тезис.

Премьер-министр Эстонии сообщил журналистам, что мотивом к этому его заявлению послужил телерепортаж о событиях на Тынисмяги и частный звонок. "На осквернение флага смотрели эстонцы всей страны, это их крайне оскорбило", — сказал премьер-министр.

По-видимому, премьер смотрел репортаж Kanal 2, который, как подтвердил Совет по прессе Эстонии, подавал информацию самым тенденциозным и провокационным образом. Большинство очевидцев и журналисты других, помимо Kanal 2, СМИ утверждают, что осквернения государственного флага не было. Более того, полиция подтвердила, что у Бёма, инициатора альтернативного мини-митинга за снос памятника, была предварительная договоренность со стражами порядка о том, что его должны привезти и немедленно увезти, как только поднимется волна возмущения.

В отношении действий органов правопорядка 9 мая Ансип выразился уклончиво, сказав, что полиция действовала по инструкции, однако данный случай был экстраординарным. По словам премьера, санкций в отношении генерального директора департамента полиции Райво Аэга принято не будет. "Решения ведь надо было принимать моментально. Кроме того, там было много людей из полиции безопасности".

Обсуждение темы Тынисмяги заняло большую часть длившейся почти два с половиной часа встречи премьера с представителями русских СМИ.