Это же не нефть, это наше

На днях правительство отклонило законопроект, согласно которому цена на сланцевое масло должна была регулироваться Инспекцией энергорынка.

"Благодарить" за это Эстония должна исключительно Европейский союз. Именно ссылаясь на свободную рыночную экономику и конкуренцию, наши политики воздерживаются от государственного регулирования цен на сланцевое масло и, следовательно, на тепло. И хотя в Таллинне и Тарту котельные работают в основном на газе, повышение цены на сланцевое масло, по мнению специалистов, скажется и на цене на газ, причем в сторону увеличения.

По словам председателя правления Эстонского общества силовых станций и центрального отопления Тийта Рахкема, вырабатывающие тепло предприятия шокированы тем, что сланцевое масло опять продается с аукциона. Рахкема, пораженный, по его словам, тем, что правительство не поддержало предложение о государственном регулировании цен на сланцевое масло, задет резонный вопрос. Почему у нас по ценам мирового рынка продается сланцевое масло, но не продается электроэнергия. "Контроль со стороны государства за ценой на тепло может стать мощным рычагом борьбы с высокой инфляцией", — считает Рахкема.

На мировом рынке, как известно, цена на сланцевое масло повышается одновременно с ростом цен на нефть, что, в свою очередь, тянет за собой цены на газ. Цены на нефть мы, конечно, регулировать не можем, но ведь сланцевое масло производят отечественные предприятия — Нарвские электростанции и Viru Keemia Grupp.


Министрам хорошо, народу плохо

К сожалению, как верно подметил Рахкема, уровень жизни населения Эстонии не поспевает за ростом цен на масло. Но хуже всего то, что кроме цен мирового рынка нет абсолютно никаких причин, заставляющих повышать цены на сланцевое масло и соответственно на тепло.

"Расходы производителей масла и котельных ведь не выросли. Неужели у нас не хватает ума руководить собственной экономикой?" — задается вопросом Рахкема.

Проводимая правительством политика по принципу "хвост вытащили — клюв увяз", еще больше обостряет ситуацию в том смысле, что для перехода на евро нам необходимо затормозить рост инфляции, одним из существенных факторов которой является именно растущая цена на тепло. В то же время Евросоюз не разрешает Эстонии в преддверии перехода на евро регулировать цены для снижения инфляции.

В сентябре 2005 года тогдашний председатель правления Eesti Energia Гуннар Окк сообщил Министерству экономики и коммуникаций, что продажа сланцевого масла по цене ниже рыночной может быть расценена как государственная дотация, и для этого необходимо специальное разрешение Европейской комиссии. Он предупредил, что нарушение правил может повлечь за собой суровые санкции, вплоть до требования вернуть государственную дотацию. Тот факт, что на прошедшем в сентябре 2005 года аукционе могли участвовать и производители тепла, Гуннар Окк выдал за "большое достижение". Сегодня, когда мы говорим о новом отопительном периоде, понятно, что простому народу это "достижение" ничего не дает, ведь к ценам на мировом рынке оно не имеет никакого отношения.


Просто рай для спекулянтов

Аукционы по продаже сланцевого масла организует самый крупный производитель масла — Нарвские электростанции, дочернее предприятие Eesti Energia. Аукцион, состоявшийся накануне прошедшего отопительного сезона в сентябре 2005 года, показал, что цена за тонну может повыситься в два раза. Во время аукциона стартовая цена в 1990 крон поднялась до 3603 крон, т.е. в 1,81 раза. Завтра, 19 мая, она может подняться до 4500 крон за тонну. Но это еще не предел, поскольку производители тепла обычно покупают масло по ценам, которые устанавливаются на сентябрьском аукционе. Так что в этом году 4500 крон за тонну масла — это еще не потолок.

В то же время очевидно, что ситуацию, когда к себестоимости продукции добавляется такая высокая маржа прибыли, невозможно считать нормальной, это уже смахивает на ростовщичество. Как будто топливное масло какой-нибудь эксклюзивный предмет роскоши. Годовая потребность всей Эстонии в сланцевом масле для нужд центрального отопления составляет 50000 тонн. При этом годовой объем завода Нарвских электростанций составляет 120000 тонн масла в год.

Член Рийгикогу, энергетик Антс Паулс не отрицает, что цены на сланцевое масло на аукционе накручивают имеющие дело с большими объемами т.н. спекулянты или фирмы-посредники, а вовсе не производители тепла. Те, кто производит тепло, всего лишь клиенты таких фирм. Посредникам выгодно покупать масло в Эстонии и экспортировать его.


Назад, к печному отоплению

В аукционе может участвовать любое предприятие, располагающее достаточным свободным капиталом, чтобы зарабатывать на росте цен на мировом рынке. Почему вообще государство выставило сланцевое масло на аукцион?

Как утверждает Паулс, совет Эстонских электростанций руководствовался благой целью: сделать процесс продажи прозрачным, поскольку во всем мире аукционы считаются объективным способом продажи. А то до аукционов покупатели жаловались, что одним отдается предпочтение, а других затирают.

Древесиной, цену на которую повышают из-за экспорта, спекулируют точно так же, как сланцевым маслом. Хотя, было время, древесину рассматривали как альтернативу дорогому сланцевому маслу.

Отдельный вопрос — участие в аукционах по продаже сланцевого масла Viru Keemia Grupp, поскольку это влечет за собой рост цен. Нарвские электростанции производят качественную продукцию, и Viru Keemia Grupp выгодно покупать ее, чтобы, так сказать, облагородить собственную, идущую на экспорт продукцию.

Гигантские прибыли, получаемые фирмами-посредниками, приходится оплачивать из своего кармана жителям небольших городов и уездов. Старейшина волости Тапа Куно Рооба, по его словам, с трудом верит, что будущей зимой государство компенсирует рост цен на тепло. Минувшей зимой волость рассматривала компенсацию как дополнительное пособие на проживание. Семьям просто компенсировали расходы на жилье в зависимости от доходов.

Сегодня лишь в одном можно быть уверенным наверняка: уезды станут в массовом порядке отказываться от центрального отопления. Мы снова возвращаемся к печному отоплению.