Птица важнее капитана

Министр Анди Мейстер, возглавлявший тогда международную комиссию, уже после того, как просмотрел видеоролики и ознакомился с дневниками водолазов, удивился, как странно выбирали водолазы объекты для исследования. Несмотря на доступ к иллюминаторам они даже не пытались проникнуть в каюты капитана, старшего механика и судовладельца на восьмой палубе. Причем даже не заглянули в иллюминаторы и не попытались установить, закрыты они или открыты, не говоря уже о том, чтобы попытаться установить личности тех, чьи тела находились на мостике. Держались водолазы и в стороне от находившихся в первом ряду кают седьмой палубы, принадлежавших высшим судовым офицерам. Но зато, что хорошо видно на пленке, тщательно рассматривали бирку на чемодане-дипломате, оставшемся в каюте Александра Воронина.

Если быть точным, то между водолазом и его наставником состоялся следующий диалог:

Наставник (Н): "На дипломате есть какая-нибудь бирка с фамилией?" Водолаз (В): "Э-э-э, да, подождите чуть-чуть…, да, есть фамилия… Александр Ворин". Н: "Александр…"

В: "Александр Ворин". Н: "Можете прочитать по буквам?"

В: "Виктор, Оскар, Ромео, альфа, ноябрь, ноябрь".

Затем водолаз еще несколько раз пытается прочитать фамилию на бирке, склоняясь к версии, что она звучит как Воран. Наставник терпеливо интересуется: "Это все?", на что водолаз отвечает: "Я не могу ее прочитать". После чего водолаз спрашивает: "Я могу идти? Некоторые буквы никак не прочитать". В конце концов, приходят к выводу, что фамилия может быть Воранолий.


Чья-то секретная служба Проводившиеся в 1994 году на "Эстонии" подводные работы наводят на мысль, что водолазы, обыскивая несколько кают, пытались обнаружить определенные объекты, не исключено, что главным объектом их поиска был именно тот чемодан-дипломат. Понятное дело, международной комиссии об этом не сообщали. И если даже сообщали, то лишь некоторым избранным. Именно секретность и сокрытие некоторых видеопленок стали причиной, по которой председатель комиссии Мейстер в 1996 году сложил с себя полномочия. Как бы там ни было, но руководившему в 1994 году водолазами человеку, был ли он сотрудником шведской полиции или спецслужб, было известно, что у таинственного пассажира Воронина был при себе прикрепленный к руке закрытый на ключ чемоданчик, иначе бы он так упорно не наставлял водолазов. Воронин, одетый в малиновый пиджак, вечером, судя по всему, ужинал с офицерами, а не с остальными пассажирами. У него, похоже, вообще был особый статус, поскольку он без всяких ограничений имел доступ в помещения, предназначенные для членов экипажа, и, очевидно, был допущен также на капитанский мостик.


Старый знакомый

Этого человека и прежде неоднократно видели во время рейсов на борту "Эстонии", и всегда с дипломатом. С большой долей вероятности можно утверждать, что это именно он за несколько дней до трагедии переправил на "Эстонии" в Швецию груз со скупленной советской военной электроникой. Соответствующие показания, помнится, дал в прошлом году шведский таможенник, которому начальство приказало пропустить автомобиль, не проверяя груз. Интересная деталь: Воронина поместили в личную каюту второго капитана "Эстонии" Аво Пихта. Как известно, спасшийся, но затем таинственным образом исчезнувший Пихт в этом последнем рейсе был свободен от своих обязанностей, то есть, по сути, был пассажиром. Логично поэтому предположить, что Воронин и Пихт были знакомы с давних пор, и Пихт хоть каким-то боком был посвящен в тот бизнес, которым занимался Воронин. Скорее всего, знал Пихт и о предназначавшемся американцам грузе, который в ту штормовую ночь был на борту парома.

В Швецию Воронин плыл вместе с 15-летним сыном и со своим отцом. Все трое спаслись, и позже Воронин рассказал журналисту одной из газет, что у него была назначена деловая встреча в Дании, но из-за плохой погоды он побоялся лететь самолетом.


Бизнесмен из космоса

Был ли это действительно таинственный Александр Воронин, избежавший гибели в море и умерший в 2002 году якобы от инфаркта. Как ни цинично это звучит, но на тот свет он ушел очень вовремя, поскольку был крайне неудобным свидетелем. В Ида-Вирумаа он оставил о себе память, как об удачливом бизнесмене средней руки. Он построил гостиницу "Алекс", имел долю в бизнесе, занимался общественным питанием.

Как явствует из данных, собранных немецкой журналисткой Юттой Раббе, опубликовавшей многочисленные расследования гибели парома "Эстония", в Таллинне Воронину принадлежала компания Kosmos Association. В свою очередь она была связана с аналогичной московской фирмой, принадлежавшей брату Александра. Возможно, через ту фирму и поступил груз, доставленный на борт парома накануне трагедии. Однако, как утверждает источник, имевший в середине 1990-х годов отношение к эстонской армии, до гибели парома Воронин был своим человеком в Главном штабе Сил обороны Эстонии, предлагая различное вооружение и оснащение.

По данным Раббе и ее американского коллеги Кристофера Боллина, Воронин был тесно связан с теми, кто контрабандой продавал на Запад, точнее в США, советские космические технологии.


Космические технологии

Еще в ноябре 1991 года газета "Нью-Йорк Таймс" опубликовала статью Уильяма Брода, в которой шла речь о том, что Пентагон жаждет заполучить некоторые составляющие советской космической программы. Когда в 1991 году на одном из международных симпозиумов в Вашингтоне был представлен спутник "Топаз-2", работающий в космосе на ядерном мини-реакторе. Комиссия ядерного регулирования (Nuclear Regulatory Commission) под смешным предлогом, якобы чтобы не допустить секретного вывоза ядерной технологии, наложила вето на вывоз "Топаза". Инцидент был исчерпан, но американцы предприняли шаги для того, чтобы заполучить атомную мини-станцию, работающую в космосе. Усилия в этом направлении предприняла действующая в Калифорнии фирма International Scientific Products Inc (ISP), намеревавшаяся купить у СССР одну из таких космических атомных мини-станций. В конце концов, ISP решила создать при Институте атомной энергии им. Курчатова совместную американско-российскую фирму INTERTEK (International Energy Technologies).


Охота за атомной мини-станцией

В 1991 году Пентагон намеревался потратить 12 млн. долларов на то, чтобы заполучить от Советского Союза ядерную установку, работающую в условиях космоса. Леонард Кеви, работавший в Исследовательском центре стратегической обороны США (Strategic Defense Initiative Organization), неоднократно бывал в российских лабораториях космических технологий. Хотя это было время, когда все продавалось, многие сделки не состоялись, поскольку соответствующие ведомства США не смогли договориться. По словам одного из экспертов, ситуация была шизофренической: стоило руководителям среднего звена договорится с советской Россией о покупке чего бы-то ни было, как вышестоящее начальство срывало все планы. Всеобщая нескоординированность действий и бардак, царивший в то время и в США, и России, создали почву для заключения всевозможных сомнительных сделок и появления сомнительных посредников.

Можно только догадываться о том, какую роль в этом сыграл Воронин. В этом бизнесе он был рыбой средних размеров, заполучившей нечто такое, что крайне интересовало американцев, скорее всего что-то из космической системы связи. Возможно, его попросили просто помочь в перевозке этой установки.


Так просто бетоном не заливают Как бы там ни было, но американцы через шведов или напрямую высказали пожелание, чтобы спецслужба позаботилась о том, чтобы это устройство спокойно пересекло границу с Нарвой, и было доставлено в Таллинне на паром. В Швеции Воронин должен был передать посылку через шведов или непосредственно американцам. Не исключено, что речь шла о том самом описанном в "Нью-Йорк Таймс" ядерном мини-реакторе. Тогда понятен становится первоначальный план Швеции залить останки судна бетоном. Ясно, что "посылку" уже давно достали с паромом.

Одно очевидно: часть патриотически-настроенных сотрудников российских спецслужб не могла смириться с такими сделками. Далее мы ставим многоточие.

Добавим лишь, что братья Воронины занимались бизнесом в России до 1998 года, когда возглавивший ФСБ нынешний российский президент Владимир Путин закрутил гайки.