Домашние заготовки с ураном

Когда в начале мая 2024 года Владимир Путин объявил о проведении в Южном военном округе РФ учений по использованию нестратегического ядерного оружия, мировая общественность отреагировала на это настороженно. Ядерное оружие – привычный со времен холодной войны элемент стратегического сдерживания, стал в руках Путина некоей разменной монетой. Особый цинизм заключается в том, что в качестве последнего довода его использует… Россия - государство, обладающее ядерным арсеналом, и развязавшее неспровоцированную агрессию против Украины, добровольно отказавшейся от доставшегося в наследство от СССР ядерного оружия в середине 90-х годов ХХ века. Поэтому когда Путин говорил о „соблюдении правил нераспространения ядерного оружия“ во время недавнего пребывания в Минске, это могло вызвать только горькую усмешку.

На самом деле руководство России расчетливо использовало фактор радиофобии в своих политических целях в Украине. Исходя из любви Кремля к рефлексивному управлению, предполагаю, что там развернули в своих целях вышедший на экраны в 2019 году сериал „Чернобыль“, снятый компанией НВО. В нем максимально реалистично была воссоздана картина случившейся в 1986 году трагедии на Чернобыльской АЭС. Ядерный кошмар стал элементом массовой культуры. Если вспомнить, что заместителем главы кремлевской администрации, курирующим оккупационную политику на захваченных территориях Украины, является Сергей Кириенко, который несколько лет возглавлял корпорацию „Росатом“, паззл складывается практически сам собою.

Весной 2022 года российские оккупанты захватили Запорожскую АЭС – крупнейшую в Европе, превратив ее в бастион своей системы обороны, в помещениях станции размещены солдаты, военная техника и боеприпасы. Также в феврале того же года была захвачена законсервированная Чернобыльская АЭС, разрушенный энергоблок которой был накрыт специальным конфайнментом. Правда, в конце марта 2022 года оккупанты вынуждены были покинуть Чернобыльскую АЭС.

Осенью 2022 года и Путин, и Лавров, и другие представители российского руководства обвиняли Украину в подготовке „грязной“ ядерной бомбы – обычного боеприпаса, при взрыве которого может быть осуществлено рассеивание радиоактивных материалов на значительной территории. Таким образом Кремль хотел не только остановить наступление украинских войск на Херсонщине, но и создать образ Украины как террористического государства, ведь „грязная бомба“ - предмет мечтаний именно террористов.

Дальше – больше. 25 марта 2023 года Путин объявил о размещении „по просьбе Лукашенко“ тактического ядерного оружия на территории Беларуси. Можно предположить, что это был асимметричный ответ Кремля на ордер Международного уголовного суда на арест Путина и детского омбудсмена РФ Львовой-Беловой. Им инкриминируют похищение украинских детей с оккупированных территорий. Лукашенко с радостью согласился на размещение тактического ядерного оружия на территории Беларуси, видя в этом возможности для увеличения собственной политической субъектности.

Создана полная иллюзия размещения ядерного оружия РФ в Беларуси. Но объективного подтверждения его наличия в Беларуси нет.

Однако стоит отметить, что в течение почти года наличие на территории Беларуси российского тактического ядерного оружия подтверждал только начальник ГУР Кирилл Буданов. Разве что в последние пару месяцев появились публикации в авторитетных западных медиа на эту тему. Действительно, места возможного хранения ядерных зарядов на территории Беларуси охраняют российские военные, соответственно усилен и контрразведывательный режим. То есть создана полная иллюзия размещения ядерного оружия РФ в Беларуси. Но объективного подтверждения его наличия в Беларуси нет.

Масштаб имеет значение

Когда Путин сообщил об учениях по применению нестратегического ядерного оружия, он использовал специально приготовленную формулировку. Фактически он о тактическом ядерном оружии, авиационных бомбах и боеголовках для ракет „Искандер“ и „Кинжал“ (о причинах - чуть ниже). Причина учений, по версии кремлевского диктатора - агрессивные действия западных стран, их готовность поставлять Украине дальнобойные ракеты. То есть, с одной стороны, технология сдерживания времен холодной войны продолжает работать. Но это, в данном случае, лишь иллюзия.

Место проведения учений выбрано неслучайно. Южный военный округ - это военно-административная единица на юго-западе РФ, особенностью которой является включение в нее оккупированных Кремлем территорий Украины. Его штаб расположен в Ростове-на-Дону, напомню, что его летом прошлого года захватывали „вагнеровцы“ во время мятежа Пригожина. Сам округ фактически расположен между Каспийским и Черным морями. Объявляя об учениях с ядерным оружием на этой территории, Путин как бы намекает всему миру на способность использовать ядерное оружие во время войны с Украиной. При этом официально Кремль утверждает, что никому и никогда не угрожал применением ядерного оружия. Отмечу, что Путин не использует классический, если можно так сказать, вариант ядерной угрозы, связанный с наличием межконтинентальных баллистических ракет. Их можно применить против США, начав тем самым Третью мировую войну. Пытаться угрожать США использованием ядерного оружия Кремль может разве что в контексте грядущих президентских выборов. Очевидно, что для Путина дестабилизация ситуации внутри Соединенных Штатов представляет значительный геополитический интерес. Однако такой вариант развития событий сейчас не ко времени по понятным причинам - голосование на президентских выборах в США пройдет в начале ноября.

За спиной у Лукашенко 23 - 25 мая Путин находился в Минске, и переговоры с Лукашенко продолжались 14 часов, о чем сообщили официально. Интересно, что кремлевского диктатора, который ловко перебросил звание „последнего в Европе“ своему белорусскому миньону, сопровождали министр обороны Белоусов, министр иностранных дел Лавров и руководитель „Росатома“ Лихачев. Можно было предположить переговоры об использовании тактического ядерного оружия или очередную фазу учений по его применению (на нее еще 9 мая радостно согласился Лукашенко), но этого не случилось. Зато Путин подчеркнул, что Россия соблюдает обязательства по нераспространению ядерного оружия (читай - Лукашенко может только мечтать о собственной „ядерной кнопке“).

Обратите внимание на показательные факты: потенциальные носители ядерного оружия, которые есть на вооружении белорусской армии, это фронтовые бомбардировщики Су-24 (или штурмовики Су-25) и ОТРК „Искандер“, дивизион которых был передан российской армией белорусским коллегам. Кстати, это как раз те пусковые установки, которые использовались для обстрела Украины в марте - октябре 2022 года. Однако доподлинно неизвестно, где в этом вопросе заканчивается выдумка и амбиции, а где - начинается суровая реальность. Например, Су-24 довольно давно сняты с вооружения белорусских вооруженных сил, а Су-25 - дозвуковые, и их использование для бомбардировки ядерными бомбами превращает экипаж самолета в смертников.

Ядерное оружие продолжает оставаться прежде всего фактором сдерживания, его использование выглядит маловероятным.

Что касается „Искандеров“ и „Кинжалов“, то это, безусловно, наиболее „медийные“ ракеты из российского арсенала. Поэтому, как и в случае с „грязной ядерной“ бомбой информацию об их возможном использовании вбрасывают в информационное пространство. На деле Кремль не может убедить Лукашенко в целесообразности непосредственного участия белорусских военных в боевых действиях. Для самопровозглашенного белорусского диктатора подобное развитие событий несет значительную угрозу. Поэтому он настаивает на углублении обеспечения агрессора. Для этого в Минске и присутствовал новый министр обороны России Андрей Белоусов, которому подробно рассказали о возможностях белорусского ВПК, который и без того сегодня активно обеспечивает потребности России.

Эта ситуация, в конце концов, отвечает и интересам Кремля. Что касается ядерного оружия, то оно продолжает оставаться прежде всего фактором сдерживания, его использование выглядит маловероятным по ряду причин. И дело не в словах министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского, заявившего об уничтожении американскими военными обычным оружием российских позиций в Украине в случае применения Россией тактического ядерного оружия. Оно является куда более эффективным для шантажа, в котором немало преуспел Кремль, чем в качестве реального фактора воздействия. Этот парадокс Европе еще предстоит осознать.

* Редакция RusDelfi приглашает к сотрудничеству авторов, имеющих собственное мнение по политическим, экономическим, социальным и культурным вопросам. Пишите нам на адрес rus@delfi.ee с пометкой „в рубрику мнений“!

Поделиться
Комментарии