Можно ли описать, что будет в 2023 году?

Как говорят метеорологи, в 85 процентах случаев сбывается прогноз о том, что завтра будет погода примерно такая же как и сегодня. Но если бы он сбывался в 100 процентах случаев, погода бы не менялась и не происходило бы смен времен года. Вот также и со всем остальным. Каждый день более-менее похож на предыдущий, потому что конца-края боевым действиям не видно и кажется, что все вовлеченные стороны недовольны своим нынешним положением. Неправильно и безнравственно было бы говорить, что все стороны еще не навоевались или хотят воевать и стремятся к этому.

Потому что понятно, что люди, на которых напали ник чему не стремятся кроме как к тому, чтобы от них отстали. Но ни одна сторона не готова принять нынешнее положение вещей. Это значит что в тех или иных формах боевые действия будут продолжаться. Будут ли она продолжаться год, полгода или несколько месяцев - я судить не могу.

Сейчас мы в грустно-примитивной точке политических процессов, в которой и экономическое, и внутриполитическое, и социальное, и культурное ждет, кто кого навоюет. И от этого будет зависеть все остальное - глубина изоляции России, внутриполитические процессы, поедание элитами друг друга, совершающийся или не свершившийся тоталитарный переход - то есть фашизация общества. Пока что она идет паршиво, общество сопротивляется (насколько может сопротивляться российское общество - пассивно). Но я думаю, это может произойти на фоне победы. Если бы блицкриг удался, например. К победителю все присоединяются.

Могут ли протесты в 2023 году стать массовыми?

Это было замечено еще моим коллегой Кыневым - нельзя применять к одному обществу стандарты другого общества и требовать того, чтобы люди протестовали в тех формах, которые вам привычны в другом месте. Например, есть такой восточный тип протестования - прийти к соседу, который тебя обидел, и повеситься у него перед дверями. Есть западный тип - когда человек с плакатом выходит. Кто-то еще жалобу напишет, кто-то убежит и спрячется. Для России характерен „протест методом выхода“. Есть у нас такие традиции живые. Наши предки убегали от крепостного права, от царя, он голода. Страна у нас большая - можно на юг, можно в другие страны, можно в Сибирь. Такие у нас методы наработанные. Для тех, кто не может убежать - это уклонение, саботаж, имитация, лицемерие, „показуха“.

Активные протесты не ломают систему, а начинаются тогда, когда система ослабевает. Если граждане увидят трещины в той системе, которая так их пугает, то протесты начнутся. А пока не увидят, будут прибегать вот к этому ящику с инструментами, который мы сейчас описали.

Закладка
Поделиться
Комментарии