С первого дня войны Русская служба Би-би-си ведет поименный список потерь российских военнослужащих в Украине совместно с изданием „Медиазона“ (признано в России „СМИ-иноагентом“) и командой волонтеров. На 25 ноября нам удалось подтвердить информацию о 9311 погибших солдатах и офицерах.

Мы опираемся только на подтвержденные сообщения о гибели, поэтому собранные данные не отражают реальный уровень потерь. Мы предполагаем, что наш список может содержать по меньшей мере на 40-60% меньше имен погибших, чем реально захоронено в России. К такому выводу мы пришли, изучая обстановку на кладбищах в более, чем 60 населенных пунктах России.

Следовательно, по наиболее консервативной оценке, потери российской армии и Росгвардии в Украине могут составлять более 18 600 человек.

Общие безвозвратные потери России (то есть число тех, кто выбыл из строя по причине ранения, смерти или пропал без вести) могут составлять по меньшей мере 83 800 человек. Эта цифра получена на основе наблюдений Центра военно-морского анализа США, согласно которым на каждого погибшего российского военного в ходе войны в Украине приходится около 3,5 раненых.

В эту цифру не входят те, кто воевал на стороне России в составе „народных милиций“ Донецка и Луганска.

Боевые и небоевые потери мобилизованных

Всего известно о смерти 326 мобилизованных россиян. Из них нам удалось установить имена 290 человек, погибших в зоне боевых действий на территории Украины. Еще 35 умерли на территории России - чаще всего из-за проблем с сердцем, вследствие несчастных случаев или из-за злоупотребления алкоголем*.

Реальные потери среди мобилизованных могут быть гораздо выше, поскольку во многих сообщениях о солдатах, погибших в Украине начиная с октября, не указывается их статус - поэтому иногда невозможно понять, служил ли мужчина контрактником, ушел на фронт добровольцем или был мобилизован.

Только за последнюю неделю достоверно известно о гибели еще 67 мобилизованных россиян.

Причин для существенных среди мобилизованных может быть несколько. По отзывам самих мобилизованных, главные проблемы - это плохая связь координация и недостаточная подготовка рекрутов.

На войне команды и донесения идут по цепочке. И сейчас российским генералам эту линию связи пришлось существенно удлинить. Из-за наличия у украинской армии высокоточного дальнобойного оружия западного образца российские штабы и пункты оперативного управления перенесли глубоко в тыл - за 70 и более километров от линии фронта.

В итоге и данные с передовой в штаб, и приказы из штаба к подразделениям приходят с задержкой. А в условиях постоянно меняющейся обстановки это может приводить к принятию несвоевременных решений, а в конечном счете - к дополнительным потерям.

К этому добавляется проблема подготовки пришедших с гражданки людей. В cоцсетях можно найти множество видеороликов, где призванные на военную службу жалуются на плохие условия содержания; отсутствие офицеров, инструкторов, внятного распорядка дня; бессмысленные построения и занятие шагистикой вместо нормальной боевой подготовки.

Неравенство регионов

К концу девятого месяца войны на первое место по числу подтвержденных потерь вышел Краснодарский край (407 погибших). При этом о смерти 37% погибших из этого региона (152 человека) не сообщалось в СМИ и соцсетях - об их гибели удалось узнать только изучая захоронения на местных кладбищах.

На втором месте по числу погибших - Бурятия (348 человек), на третьем - Дагестан (345 человек). Для сравнения: известно лишь о 50 погибших из Москвы, хотя жители столицы составляют почти 9% населения России.

Если поверхностно посмотреть на эти цифры, то может сложиться впечатление, что Россия посылает на фронт в основном этнические меньшинства. Но, детально изучив собранные Би-би-си, Медиазоной и волонтерами данные, социологи пришли к обратному выводу.

Большинство погибших российских военных - это этнические русские. А высокий риск гибели для этнических меньшинств - скорее результат неравенства между регионами, а не сознательной политики дискриминации. Во многих регионах России, где не работают социальные лифты, служба в армии по контракту является чуть ли не единственной возможностью получить стабильный заработок.

Потери среди самых подготовленных

Только по подтвержденным данным, более 2500 погибших - это элитные специалисты: солдаты и офицеры отрядов спецназа, морские пехотинцы и военные летчики. На их подготовку ушли годы тренировок и миллионы долларов.

Например, за девять месяцев войны Россия потеряла по меньшей мере 101 военных пилота. Это штучные специалисты и элита любой армии мира. Подготовка только одного летчика-снайпера может занимать 15-17 лет и стоит 12-14 миллионов долларов.

Спецназ ГРУ и специальные отряды Росгвардии также несут существенные потери в ходе войны на территории Украины, поскольку их систематически используют для решения несвойственных им задач.

Например, разведчиков привлекают для досмотра и проверки улиц в захваченных населенных пунктах, а спецназ Росгвардии - для общевойсковых боев и оборонительных действий.

Потеря офицеров спецназа может быть очень чувствительной и трудновосполнимой для российской армии, отмечают опрошенные Би-би-си эксперты. На подготовку лейтенанта соответствующей квалификации нужно по меньшей мере четыре года. А для того чтобы возглавить роту, лейтенант должен набраться опыта и пройти путь до капитана, что потребует еще около четырех лет. В сумме - не менее восьми лет подготовки, отмечают специалисты.

Потери среди командиров

Из 9311 установленных российских военных, погибших в Украине, 1449 человек, то есть более 15%, - офицеры. Среди погибших - четыре генерала и 47 полковников.

Большая часть старших офицеров, особенно полковников, погибла в первые два месяца войны. Именно в то время российская армия испытывала наибольшие проблемы со связью и логистикой, а также наступала сразу по нескольким направлениям. После того как связь между штабами и непосредственно воюющими подразделениями была налажена, полковники и генералы стали гибнуть реже.

А вот среди младших офицеров уровень потерь по-прежнему очень высокий. Они гибнут в несколько раз чаще, чем их подчиненные. Многие младшие офицеры еще молоды (звание лейтенанта чаще всего получают в 21-22 года) и неопытны, но уже вынуждены решать, как именно добиться целей, поставленных командованием.

По оценке специалистов, Россия вступила в войну, имея в вооруженных силах избыток военной техники и острую нехватку обученного личного состава. В итоге в ходе войны командиры вынуждены командовать в бою солдатами, как сержанты, лично вести их в атаку или держать с ними оборону вместо того, чтобы руководить боевыми действиями через подчиненных.

К концу девятого месяца войны наибольшее число потерь - 18% - приходится на пехоту.

Продолжают нести потери подразделения ВДВ. Но их доля в общем числе погибших снизилась и сейчас составляет 14%. Скорее всего это связано с изменением характера боевых действий по сравнению с первыми месяцами войны.

В позиционных и оборонительных боях, а также при отступлении существенная нагрузка легла на пехотные подразделения, а основные штурмовые операции сейчас проводят отряды ЧВК и сводные отряды добровольцев.

Число потерь среди тех, кого российские государственные СМИ называют добровольцами, продолжает расти - они составляют уже 11% от всех установленных погибших. В большинстве случаев это люди, по своему желанию подписавшие краткосрочные контракты с минобороны и Росгвардией уже после начала войны. По данным ряда правозащитников, по крайней мере в Чечне, некоторых заставляют записываться в отряды „добровольцев“, угрожая серьезными проблемами для близких в случае отказа.

Одна из причин высоких потерь среди добровольцев - недостаточная подготовка. Перед отправкой на фронт наспех сведенные отряды часто проходят лишь 3-10 дней подготовки.

На 25 ноября нам удалось узнать имена по меньшей мере 67 заключенных, воевавших в составе российских военизированных подразделений. По оценке фонда „Русь сидящая“ (признан в России иноагентом), число завербованных на войну заключенных превысило 20 000 человек.

Что известно о потерях „ДНР“ и „ЛНР“?

Итоговая цифра потерь российской стороны существенно возрастает, если включить в список тех, кто воевал против Украины в составе „народных милиций“ Донецка и Луганска.

На 25 ноября власти самопровозглашенной ДНР признали гибель 3846 военнослужащих. В самопровозглашенной ЛНР о потерях не сообщают, но из открытых источников следует, что счет погибших может превышать 1000 человек.

Помимо этого в группах сторонников ДНР и ЛНР в соцсетях Би-би-си обнаружила более 4200 сообщений и постов людей, которые ищут своих родственников мужского пола, оказавшихся в рядах „народных милиций“ и давно не выходивших на связь. Некоторые из тех, кого искали в первые месяцы войны, уже вернулись домой „грузом 200“.

По оценке США, если считать убитых и раненых, потери России в Украине превысили 100 тысяч человек. Это цифра сопоставима с нашей оценкой безвозвратных потерь России.

Генштаб Украины оценивает потери Москвы в 77 тыс. человек. Министерство обороны России последний раз отчитывалось о потерях 21 сентября, сообщив о гибели 5937 человек.

Как мы считаем

В России каждый день публикуются все новые имена погибших и фотографии с похорон. Чаще всего фамилии называют главы российских регионов или представители районных администраций, местные СМИ и учебные заведения, где ранее обучались погибшие, а также родственники.

Би-би-си, „Медиазона“ и команда волонтеров изучают эти данные и вносят их в список, который мы ведем с начала российского вторжения в Украину.

Мы не учитываем сообщения СМИ о десятках, а иногда и сотнях погибших, если в них нет конкретной информации об именах и фамилиях. Мы также не учитываем сообщения о гибели россиян, которые служили в составе армий самопровозглашенных республик Донбасса до 24 февраля.

*Достоверно известны фамилии 22 мобилизованных россиян, погибших до отправки на фронт. Чиновники также подтвердили смерть еще 14 россиян, не назвав их имен.

Читайте RusDelfi там, где вам удобно. Подписывайтесь на нас в Facebook, Telegram или Instagram.

Закладка
Поделиться
Комментарии