Жители города, которым удалось уклонится от эвакуации, зачастую принудительной, приветствовали освободителей. Видео ролики, показывающие толпы людей с желто-голубыми флагами, вышедших на улицы, по которым двигались колонны ВСУ, обошли весь мир. В Херсоне и других освобожденных населенных пунктах продолжаются „стабилизационные мероприятия“: украинские спецподразделения обезвреживают оставленные россиянами мины и вылавливают не успевших перебраться на левый берег солдат оккупационной армии.

Политическое значение этих событий трудно переоценить: Путин и его окружение потерпели второе после разгрома российской армии в Харьковской области унизительное поражение, оказались неспособными, несмотря на мобилизацию, захватить стратегическую инициативу. И совершенно закономерно встал вопрос: как будут, точнее, могут дальше развиваться события на фронте? Для ответа на него важно прежде всего попытаться разобраться в стратегической ситуации, складывающейся в Украине после деоккупации Правобережья.

Новая стратегическая ситуация

В результате освобождения правого берега в Украине сложилась новая стратегическая ситуация. Прежде всего, окончательно устранена угроза, создаваемая находившимися там двумя мощными группировками вооруженных сил России. К середине осени они насчитывали в общей сложности от 30 000 до 40 000 солдат и офицеров, в том числе из состава „элитных“ соединений: двух десантно-штурмовых дивизий и трех десантно-штурмовых бригад, одной воздушно-десантной дивизии, части спецназа ВДВ и ГРУ, танковых и мотострелковых войск, сохранивших боеспособность.

Изначально они были созданы к концу весны для наступления в юго-западном направлении к Одессе и в северо-восточном — на Кривой Рог и далее к Днепру (в прошлом — Днепропетровск). После того, как у ВСУ появились HIMARS’ы и другие аналогичные дальнобойные вооружения, угроза прорыва из Правобережья к Одессе и в центр страны заметно снизилась. Однако для ее нейтрализации украинскому командованию приходилось держать рядом с оккупированным плацдармом крупные силы. По российским оценкам, в начале ноября в них находились десять общевойсковых бригад и пять бригад территориальной обороны, в которых состояло от 70 000 до 90 000 человек.

Далее, после освобождения правобережного плацдарма линия фронта в Херсонской области проходит по реке Днепр. Ни та, ни другая сторона в обозримое время форсировать его не сможет. Преодоление водных преград вообще, а шириной от 500 до 1000 метров (в Херсоне около 1,5 километров), как Днепр в нижнем течении, особенно, относится к самым сложным военным операциям, требующим тщательной подготовки и чреватым тяжелыми потерями. Соответственно, возникает возможность переброски значительных по масштабам этой войны контингентов на другие участки фронта. Кстати говоря, возможность использовать выводимые с правого берега относительно боеспособные части там, где российские войска терпят неудачи или, несмотря на колоссальные усилия и потери, не могут добиться успеха, была одним из аргументов в пользу эвакуации на левый берег. Однако, о чём часто забывают упоминать российские пропагандисты и политологи, Украина также может существенно усилить свои боевые возможности, перебросив на новые направления крупные силы — до двух третей войск, сосредоточенных в районе правобережного плацдарма, то есть 9−11 бригад общей численностью 40 000 — 50 000 человек личного состава.

И, наконец, как еще в августе писал „Спектр“, освобождение правого берега Днепра существенно увеличит зону поражения украинской артиллерией целей практически на всей территории Херсонской области. В случае развертывания вблизи реки HIMARS’ов, стреляющих используемыми ныне снарядами GMLRS дальностью около 80 километров (голубая линия), под обстрелом окажется большая часть Херсонской области, вплоть до подступов к Крыму в районе Перекопского перешейка, и проходящие через эту территорию ключевые линии снабжения российской группировки в этом районе. Если же Украина получит ракеты ATACMS дальностью 160 (серая линия) и 300 километров (зеленая линия), то в зону поражения войдет практически вся оккупированная Россией Южная Украина.

Зоны поражения дальнобойной украинской артиллерией, расположенной на правом берегу Днепра в Херсонской области (по данным генерала Бена Ходжеса)

Стратегическая пауза или новое наступление

Часто говорят, что после освобождения Херсона наступит новая стратегическая пауза, вызванная в том числе осенней распутицей. Линия фронта существенно не изменится, на отдельных участках будут продолжатся ожесточенные бои, особенно в условиях городской застройки, где улицы и проезды имеют твердое покрытие. Вооруженные действия будут сосредоточены в Луганской области на линии фронта между Сватово и Кременной, где ВСУ стремятся перерезать линии снабжения, идущие на Донецкий фронт с севера, а также на Донецком фронте, где уже несколько месяцев российские силы безуспешно пытаются прорвать украинскую оборону. Можно предположить, что высвободившиеся в Херсонской области войска будут переброшены, прежде всего, на эти направления, чтобы усилить как наступательные, так и оборонительные возможности и той, и другой стороны.

Одновременно, и Украина, и Россия могут воспользоваться осенней распутицей, которая может продолжаться довольно долго, для того чтобы подготовить свежие силы. Так, министр обороны Украины Алексей Резников в интервью Reuters 10 ноября заметил, что зимой предполагается некая пауза в боевых действиях. „Зима замедлит всякую активность на поле боя для всех сторон… Это выгодно для всех сторон“, сказал он, после чего ВСУ будут усилены „тысячами солдат, проходящими обучение в Великобритании“.

К весне Киев планирует ввести в бой новые воинские части, на формирование которых необходимо 3−4 месяца. По оценкам российских военных аналитиков, в составе ВСУ могут появиться два новых армейских корпуса и десантно-штурмовая бригада, что позволит вести наступательные операции минимум на двух операционных направлениях. Вообще же, как сообщил в начале июля Резников, численность ВСУ составляла около 700 000 человек. Кроме того, количество войск, которые Украина может перебросить их Правобережья на другие участки фронта, примерно в полтора раза больше, чем может это сделать Россия.

Россия также может и, скорее всего, будет использовать теоретически возможную стратегическую паузу для того, чтобы подготовить более или менее боеспособные резервы из „частично мобилизованных“. Если поверить Шойгу и предположить, что действительно было призвано немногим более 300 000 человек, из которых примерно 90 000 (на момент соответствующего сообщения) было направлено на фронт, то в распоряжении российского командования к началу весны может оказаться дополнительно около 200 000 человек, которых могут использовать прежде всего для восполнения потерь. Возможности формирования из них новых частей и соединений ограничены нехваткой кадровых офицеров, имеющих опыт военной службы.

В целом, можно с уверенностью предполагать, что обстановка на фронте в случае стратегической паузы будет складываться в пользу Украины, особенно имея в виду, что она будет получать (хотя неясно в каком количестве и какой номенклатуры) современное оружие от западных союзников. У России же арсенал таких вооружений сокращается и, как хорошо известно, она вынуждена снимать со складского хранения танки и орудия более чем 50-летнего возраста и, как говорят злые языки, покупать артиллерийские боеприпасы в Северной Корее.

В этой ситуации у Москвы остается, по сути дела, только одно средство военного давления на Киев: разрушение энергетической инфраструктуры. Это, действительно, чревато болезненными последствиями для Украины. Однако украинская энергетическая система, как и все стратегически важные объекты и сети была выстроена 1950−1970 годы, когда строительство велось с учетом реальной перспективы большой, в том числе ядерной войны в Европе, то есть с двукратным, а в наиболее важных случаях троекратным запасом прочности. Иными словами, полностью вывести ее из строя российскими ракетами и иранскими дронами невозможно.

В целом же стратегическая пауза представляется наиболее вероятным вариантом развития событий после освобождения Херсона. Вместе с тем, военное командование Украины известно своими нестандартными и труднопредсказуемыми ходами и решениями. Нельзя поэтому исключать, что как только морозы подсушат землю, ВСУ нанесут удар не в Луганской, а в Запорожской области. Если удастся прорвать оборону в районе Гуляйполя, открывается выход к ключевым центрам юга Украины — Мелитополю, Бердянску и, в конечном счете, к Мариуполю по маршруту через степь под прикрытием HIMARS’ов, оттесняя российские войска в Крым.


Закладка
Поделиться
Комментарии