Главком группировки сообщил, что российские силы успешно противостоят попыткам наступления противника, но в то же время признал, что Херсон и прилегающие населенные пункты не могут полноценно снабжаться и функционировать. По его словам, к опасным последствиям может привести реализация имеющихся у противника планов по созданию зоны затопления ниже Каховской ГЭС. Он заявил, что, если Киев проведет более мощную атаку в направлении Каховской плотины, затопление приведет к значительным жертвам среди мирного населения.

Целесообразно организовать оборону по барьерному рубежу реки Днепр, по левому ее берегу, предложил Суровикин. „Решение об обороне на левом берегу Днепра непростое, в то же время мы сохраним жизни наших военных и боеспособность группировки войск“, — пояснил он.

Суровикин заявил также, что маневр войск будет осуществлен в ближайшие сроки, соединения займут подготовленные оборонительные рубежи на левом берегу Днепра. При этом, по его словам, все желающие в Херсонской области, а это более 115 тыс. человек, покинули район боевых действий.

О том, что российским войскам будет крайне трудно оборонять Херсон и что вероятнее всего ВС РФ примут решение оставить город без боя, „Спектр“ писал еще в начале августа.

Херсон был единственный областным центром Украины, который удалось захватить российским войскам после вторжения в страну 24 февраля. Город перешел под контроль армии РФ 3 марта. В августе украинские войска начали контрнаступление в Херсонской области. После ряда успехов ВСУ в Херсонской и Харьковской областях власти РФ провели так называемые „референдумы“ о включении оккупированных территорий Украины в состав РФ. Формально эти земли были аннексированы 30 сентября.

Ранее сегодня же появились сообщения о гибели в ДТП замглавы оккупационной администрации Херсонской области Кирилла Стремоусова. Сначала об этом сообщили пророссийские военкоры - gроект военного репортера Семена Пегова WarGonzo сообщил со ссылкой на водителя замглавы оккупационной администрации, что Стремоусов погиб в аварии под Геническом.

Заместителем главы оккупационной администрации Стремоусов был назначен в конце апреля. Он был одним из самых активных комментаторов со стороны пророссийских сил на оккупированных территориях. Его комментарии регулярно публиковали российские государственные СМИ.

Впрочем, в произошедшем много странного.

Видео Сальдо, в котором он подтвердил смерть Стремоусова, если верить метаданным, оказалось записано за два часа до первых новостей о ДТП. „Минздрав“ Херсонской области также заявлял, что подтверждает лишь факт ДТП, но не смерть Стремоусова. „Информация о его гибели не является официальной. Как только врачи оценят его состояние — мы предоставим сведения“, — заявили в ведомстве.

Последнее сообщение Кирилла Стремоусова в соцсетях появилось утром 9 ноября. Он опубликовал видео, в котором рассказывал о ситуации на фронте. В частности, он заявил, что ВСУ пытались атаковать по всем направлениям Херсонской области, однако эти атаки были отбиты.

Впрочем, действительная или мнимая смерть пророссийского чиновника, вероятно, мало что изменит в жизни жителей города, которые озабочены вопросами выживания, а не кадровых изменений в оккупационной администрации — об этом репортаж „Спектра“.

В полдень 5 ноября в Херсоне пропали мобильная связь и мобильный интернет от местного оператора, подконтрольного российским оккупационным властям. В условиях почти полного отсутствия в городе проводного интернета мобильный интернет для большинства горожан был единственной возможностью поддерживать связь с родственниками и друзьями, живущими на неоккупированной территории Украины.

Во второй половине дня 6 ноября мобильный интернет снова появился примерно в 14 часов, но спустя два часа радость от этого события омрачилась отключением почти по всему городу электроэнергии и водоснабжения.

Электрогенератор у входа в магазин

Подконтрольные россиянам сайты и телеграм-каналы сообщили, что произошла авария, спровоцированная терактом в Бериславском районе Херсонской области, где сейчас идут наиболее активные боевые действия. Российские власти сообщили, что украинские диверсанты подорвали шесть железобетонных опор линии электропередач, которая запитывала несколько населенных пунктов, в том числе — значительную часть Херсона.

Подача электроэнергии сохранилась только на небольшой части города: в административно входящем в Херсон поселке Антоновка, а также в части микрорайонов „Восточный“ и „Таврический“. А примерно 90 процентов херсонских потребителей электроэнергии оказались в ситуации блэк-аута.

Херсонская облгосадминистрация, подконтрольная украинской государственной власти, сообщила, что опоры линии электропередач подорвали российские военные.

В последнее время в российских пабликах появляются публикации о нецелесообразности с военной точки зрения дальнейшего пребывания военных РФ в районах Херсонской области, расположенных на правобережье Днепра, а также в самом Херсоне, также расположенном на правом берегу. Потому можно предположить, что, отступая, россияне действительно могли разрушать инфраструктуру на оставляемых территориях, чтобы осложнить жизнь украинским военным и украинской власти, которые туда зайдут.

А в Херсоне подача электроэнергии начала возобновляться уже 7 ноября, но почему-то делалось это очагово: свет появлялся „островками“. В некоторых микрорайонах жители из окон своих темных квартир видели, как загорались уличные фонари. Где-то электроэнергия возвращалась лишь в несколько домов на улице, а в остальных продолжался блэк-аут. А где-то даже жильцы половины подъездов одного дома радовались возобновлению электроснабжения, а жильцы второй половины подъездов, завидовали им, сидя по-прежнему без света.

В ночь с 7 на 8 ноября в Херсоне снова пропал мобильный интернет, появились перебои в работе мобильной связи, а примерно в 14 часов 8 ноября мобильная связь исчезла совсем.

Продавцы генераторов озолотились

На дверях херсонских магазинов, торгующих хозяйственными товарами и бытовой техникой, сейчас можно встретить надписи „Генераторов нет“. Буквально за два дня в городе скупили все бензиновые и дизельные генераторы, которые ранее покупали только владельцы магазинов, частных домов и дач.

В первую очередь раскупались самые дешевые генераторы, стоящие от 13 000 гривен (310 евро). Впрочем, не залеживались и дорогие модели, стоящие от 20 000 гривен (500 евро).

Электрогенераторов нет. Стихийный рынок в Херсоне

Валентина работает продавцом на одном из херсонских рынков. Она рассказывает, что незадолго до масштабного и длительного отключения электроэнергии в городе появилось в продаже немало генераторов, преимущественно — российского производства.

„Я не могу сказать, что отключение и появление в продаже генераторов как-то связаны, — говорит женщина. — Скорее, спрос на генераторы спровоцировали слухи, которые ходят по Херсону с 20-х чисел октября, когда Путин объявил военное положение на оккупированных территориях, когда объявили эвакуацию“.

Тогда заговорили о полном обесточивании Херсона сначала с 25 октября, потом — с 1 ноября, вспоминает Валентина. Возможно, из-за этого владельцы магазинов да и простые горожане, которые могли себе это позволить, начали интересоваться наличием в продаже генераторов, а рынок очень оперативно реагирует на появление спроса. Появилось предложение.

„Недалеко от моего торгового модуля была точка, где их продавали. Владелец этой точки специализируется на электроинструменте. А это — родственная группа товаров. Наверное, потому он быстро вышел на поставщиков“, — рассуждает женщина. Они хотела и себе купить генератор, но муж, по ее словам, отговорил.

„Сказал, что в квартире его проблематично использовать: поставить можно только на балконе, где он будет шуметь, — объясняет Валентина. — А это — и беспокойство для соседей (шум, выхлопные газы), и знак для криминального элемента, что в этой квартире живут люди, которые могут позволить себе недешевое приобретение. В нынешнем Херсоне, где простой горожанин практически не защищен, это чрезвычайно опасно“.

Стихийный рынок в Херсоне

Продавщица рассказывает, что у ее соседа по рынку генераторы раскупили уже в первой половине дня, несмотря на то, что он, понимая, каким будет спрос, увеличил розничную цену примерно на 20 процентов.

„Потом я узнала, что генераторы продавали по завышенной цене и другие продавцы, — рассказывает Валентина. — Сейчас сосед пытается договориться о новой поставке. Говорит, что это — „золотая жила“. Кстати, до отключения света он во время разговоров „только между нами“ рассказывал, что российские генераторы „очень так себе“, то есть, потребляют много топлива и выдают невысокую мощность электроэнергии. Говорил, что себе домой (он живет в частном секторе) купил хороший генератор западного производства, который потребляет почти вдвое меньше топлива, чем российский, а мощность выдает больше“.

По словам Валентины, выживать без электроэнергии и воды непросто, но она все равно даже не задумывалась об отъезде из Херсона:

— Сын со своей семьей, супругой и полуторагодовалой дочкой уехал еще летом, а мы с мужем будем на хозяйстве. В нашем доме сейчас остались преимущественно пенсионеры и откровенно маргинальные семьи. Несколько квартир, откуда люди выехали, уже разграблены. А мой муж — бывший моряк. Он уже два года не ходит в море после онкозаболевания, на лечение которого ушли все наши сбережения. Но кого эти частности сейчас интересуют? Люди знают, что „это квартира моряка“, то есть, — зажиточного человека. А то, что мы сейчас — простые люди среднего достатка, домушников волновать не будет.

Бочки для воды вместо Греции

Дом, в котором живут Валентина и ее муж, оказался в микрорайоне, которому не повезло: подачу электроэнергии и воды там не спешат восстанавливать. Соседи, знакомые которых работают в подконтрольном оккупантам предприятии „Херсоноблэнэрго“, говорят, что после подрыва ЛЭП в Бериславском районе энергетики запитывают потребителей от какой-то неповрежденной магистрали.

Но мощности для полноценного энергоснабжения Херсона не хватает. И сам процесс переподключения очень трудоемкий и требующий высокой квалификации специалистов. А хотя бы более-менее толковых работников в подконтрольном россиянам „Херсоноблэнэрго“ сейчас очень мало, так как далеко не все работники одноименного украинского предприятия согласились перейти в созданную захватчиками структуру. Потому процесс идет очень медленно, и не исключено, что значительная часть херсонцев останутся без электроэнергии надолго.

Люди ловят свободный Wi-Fi возле офиса местного провайдера

„Мы более-менее нормально выживаем благодаря сыну, — рассказывает Валентина. — Они с супругой собирались летом на недельку в Грецию „махнуть“ на отдых: присмотрели какой-то тихий курорт для семейного отдыха, но… вот видите, как получилось“. Часть денег, которые ее сын откладывал на Грецию, перед отъездом потратил на родителей. Купил им несколько хороших пауэрбанков, два настольных светильника с питанием от USB, три 60-литровые бочки из „пищевого“ пластика для запасов воды.

„Признаюсь, мы тогда посмеивались, говорили: „Ты нас как будто к апокалипсису готовишь“, — рассказывает Валентина. — А он действительно все всерьез воспринял. Возможно, потому что по работе несколько раз ездил в командировки в Северодонецк и там общался с людьми, которые до 2014 года жили на оккупированной части Луганской области. Скорее всего, так и есть. Я как-то не расспросила сына об этом, но думаю, он, зная, что было в Донбассе, понимал, что в Херсоне может произойти нечто подобное“.

По словам Валентины, сейчас она и ее муж стараются управиться со всеми делами засветло. Спать ложатся примерно в 20 часов.

Россияне „наказывают“ не эвакуировавшихся

Отключение света оставило Илью без работы. Молодой мужчина работал бариста в небольшой кофейне, которая оказалась вполне востребованной у посетителей и во время оккупации. Расположено заведение рядом с небольшим рынком. Неподалеку — большая детская площадка. Потому за кофе и выпечкой заходят продавцы, покупатели, а также гуляющие с детьми папы и мамы.

Без электроэнергии не работает „сердце“ заведения — кофе-машина. У владельца есть генератор, но он не хочет его использовать. Ведь хранить дорогую и привлекательную для воров технику придется в кофейне, что чревато очень серьезными проблемами. Потому сейчас Илья и второй бариста, его сменщик, в простое. Хозяин в ожидании возобновления электроснабжения выплачивает им половину дневной ставки.

„Сейчас российская пресса говорит о каких-то тысячах людей, выехавших из Херсона, — недоумевает Илья. — Говорят, что в городе почти не осталось людей. Это неправда. Стоит в первой половине дня прогуляться, например, по Таврическому микрорайону, по проспекту 200-летия Херсона или по Шуменскому микрорайону“.

Люди возле точки заряда телефонов

В Шуменском микрорайоне живет сам Илья, а на на проспекте 200-летия Херсона живет его мама, которую он часто навещает. „В первой половине дня людей в Херсоне довольно много, — свидетельствует мужчина. — Да, выехало немало горожан, но город не опустел. Есть люди разного возраста: и пенсионеры, и средний возраст, и подростки, и дети. Разумеется, я не знаю точных данных, но наверняка сейчас в Херсоне живет не один десяток тысяч человек“.

Илья говорит, что ситуация в Херсоне напоминает ему процесс приручения слонов, о котором он когда-то читал:

— Якобы это практиковалось в Индии и в Таиланде, а, может быть, практикуется и по сей день. Процесс такой. Молодого слона отлучают от матери и помещают в тесную клетку, держат впроголодь, кричат на него, бьют. Так продолжается какое-то время. А потом приглашают человека, который заказывал приручение слона. Этот человек ласково общается с животным, обильно его кормит. И этот же человек потом выпускает слона из клетки. В результате слон воспринимает своего владельца как спасителя, благодарен ему и беспрекословно подчиняется [о жестоких методах приручения слонов см. тут].

По мнению Ильи, россияне пытаются примерно то же самое проделывают с жителями Херсона. „Сначала они создают невыносимые условия, а потом „героически спасают“ горожан, думая, что люди будут им безмерно благодарны и преданы, — уверен херсонец. — Но есть принципиальная разница: сценарий приручения слонов более продуманный, так как издеваются над животным и „спасают“ его разные люди. А тут же все делают одни и те же. Лишают нас электроэнергии, воды, отопления, связи. А потом отчитываются, как они нас „героически спасают“. То есть, еще и держат нас за дураков. Это оскорбляет“.

Электрогенератор возле служебного входа в магазин

Илья признался, что особенно не готовился к жизни в экстремальных условиях. Надеялся, что все обойдется, период „великих потрясений“ будет недолгим, и жизнь в городе относительно быстро нормализуется.

Когда отключили свет, он понял, что одного пауэрбанка ему мало, решил обзавестись еще хотя бы одним. Но это „чудо техники“, по его словам, раскупили в Херсоне еще утром 7 ноября. А там, где их еще можно купить, цену завысили просто безбожно, говорит Илья. По его словам, пауэрбанк на 10 000 миллиампер сейчас там, где они еще есть в продаже, стоит от 3000 гривен (85 евро, — прим. „Спектра“). Это — примерно втрое дороже, чем такие устройства стоили еще недавно.

Свечи сейчас в Херсоне стоят 40−50 гривен (0,1−0,12 евро — прим. „Спектра“), то есть, подорожали вдвое. Хорошие „пальчиковые“ батарейки сейчас стоят 100−200 гривен (4,5−5 евро — прим. „Спектра“). Относительно приличный фонарь не купить дешевле 500 гривен (12 евро — прим. „Спектра“), что тоже — подорожание примерно вдвое. „То есть, все, что нужно для хотя бы относительно комфортной жизни в условиях отсутствия электричества, подорожало как минимум вдвое“, — заключает Илья.

Повезло мужчине только с емкостями для запаса воды: его друг, работающий в магазине по продаже разливного пива и живущий в микрорайоне, где подача электроэнергии не прекращалась, подарил ему три пластиковые 40-литровые емкости и даже наполнил их водой.

„У меня такое впечатление, что россияне решили отыграться на херсонцах, отказавшихся „эвакуироваться“, когда оккупанты решили вывозить мирных жителей, — говорит Илья. — Для россиян желание людей оставаться в родном городе — преступление, за которое они хотят „наказать“ людей“.

Люди заряжают мобильные устройства

„Если бы повели себя, как крымчане в 2014-м, все было бы иначе“

Анатолий Дмитриевич не скрывает своих симпатий к России, но все равно с супругой остается в Херсоне. Эвакуироваться отказывается. Боится потерять неплохую украинскую пенсию (мужчина работал на вредном производстве).

„Я надеюсь, что у России все получится, и в Херсоне жизнь наладится, — говорит мужчина. — И я на россиян не в обиде. Я понимаю, что у них не было другого выхода. Вот если бы херсонцы повели себя так, как крымчане в 2014-м, все было бы иначе. Если бы на референдум пошли тысячи человек, если бы не испугались, россияне бы увидели, что город их поддерживает, держались бы за Херсон“.

Мужчина уверен, что если бы город поддержал россиян, сейчас не было бы перебоев ни с электроэнергией, ни с отоплением, ни с водой, ни со связью. „Кстати, насчет связи, — переключается Анатолий. — Россияне, как по мне, поступили очень либерально. Они должны были вообще все „отрубить“: и связь, и интернет. Ведь в Херсоне — огромное количество „ждунов“, которые „сливают“ информацию в разные боты“.

Действия россиян пенсионер называет „необходимыми мерами“. Он уверен, что Херсон станет „вторым Сталинградом“:

— Я не верю, что россияне просто так уйдут. Как потом в России будут объяснять народу оставление города, обороняя который погибло столько военных? Что скажут родственникам и друзьям погибших? Это — очень важный момент. Потому будут биться. (Беседа состоялась до объявления министром обороны РФ Сергеем Шойгу об отводе российских войск из города — прим. „Спектра“)

Место паломничества херсонцев — офис провайдера где есть интернет и зарядка

В дефиците только хлеб

Сейчас в Херсоне нет проблем с продуктами или товарами первой необходимости. В дефиците только хлеб и хлебобулочные изделия.

В магазинах и ларьках хлеб раскупается буквально за час после завоза. Впрочем, и завозится его немного. Это связано с тем, что в Херсоне хлеб выпекается преимущественно в электрических печах. И сейчас хлебопекарское производство работает в городе только там, где есть электроэнергия.

А еще большим спросом в городе пользуются точки, где можно зарядить мобильные устройства (люди надеются на восстановление связи) и пауэрбанки, а также — места, где есть свободный Wi-Fi. Для множества людей это — единственная возможность связаться с близкими, сообщить: „Мы живы-здоровы“.

Закладка
Поделиться
Комментарии