Тревожно ли в городе? Может быть, раздают листовки о том, как себя вести при обстреле, где прятаться и так далее?

Я бы так не сказала. Даже было не так давно такое, что кто-то из руководства написал нашему губернатору, спрашивая, почему в нашей Воронежской области не проводится инструктаж населения.

До этого момента у нас даже не были развешаны по городу плакаты с информацией, где ближайшее укрытие. Теперь такая информация появилась, но организовано это все сомнительно. Это не бомбоубежища, а просто подвалы, которые недавно открыли и в которых недавно крыс потравили - я видела, как они просто валялись.

Мне лично до такого „бомбоубежища“ придется бежать по открытому пространству. Я не знаю, мне кажется, если я спрячусь в мусорном баке, эффект будет такой же, как если я буду бежать по открытой местности.

В целом, тревожность какая-то есть. Мы даже читаем Инстаграмы украинцев о том, как правильно заклеивать стекла в доме. Вроде как пока что для Воронежа прямой угрозы нет, но какая-то тревога есть.

С другой стороны, сейчас намного реже стали летать военные самолеты - летом, когда летела военная авиация, было страшновато, не знаю, смогу ли я теперь на самолеты нормально смотреть. Сейчас же этого меньше - наверное, в другой стороне все это происходит, до нас звуки не долетают.

При этом забавно, что не запретили салюты, хотя стоило бы. У меня в районе их периодически запускают, и видно, как люди тут же свет включают, подбегают к окнам посмотреть, что происходит. Потому что „стрёмно“.

Кстати, а как обстоят дела с празднованием Нового года? Не отменили ли какие-то мероприятия?

Кажется, шли какие-то дискуссии по поводу елки, потому что она каждый год у нас дико дорогая. При этом, когда читаешь о том, как мобилизованные ребята тремя лопатами и штык-ножами копали себе окопы, а потом - что в Воронеже елка за несколько миллионов, странные ощущения возникают.

Можно ли сказать, что из-за „спецоперации“ (так войну в Украине называют в России - прим. RusDelfi) начали расти цены?

Они и так росли, причем довольно быстро. Сейчас это заметнее, но есть ощущение, что они бы выросли и так.

Еще в глаза бросается отсутствие некоторых товаров. Моя мама приходит с работы и рассказывает, что сейчас в Россию перестали ввозить оправы для очков многих брендов. А сама Россия производит их не так много. То есть люди приходят и понимают, что классных брендов нет. Получается, даже если у них есть деньги, они не могут их потратить.

Очень противоречивые ощущения от происходящего. Нам говорят, что „мы должны быть отдельными, мы не должны ни от кого зависеть“ - но мне кажется, это невозможно в нынешнем мире. В любом случае нужно понимать, что события в одной точке земного шара так или иначе будут влиять на события в другой его точке.

А есть ли какие-то этапы, как менялась жизнь, атмосфера в городе?

Да, я бы разделила все на три части - вначале было посвободнее. Потом все сильно „закрутилось“, и сейчас опять стало свободнее.

На первых этапах можно было идти по городу и слышать, как люди обсуждают по телефону, что все охренели просто. Потом появилась пропаганда. Если ты что-то критикуешь, можно было услышать „я сейчас полицию вызову, настучу на вас“. Лично мне так не говорили, но знаю, что у знакомых такое бывало.

Опять посвободнее стало после мобилизации. Несмотря на все эти истории про то, как матери отправляют сыновей на фронт, у людей все-таки есть чувства, и они понимают, что не готовы отдать своих родственников „на убой“. После этого стало больше критики - в том числе и в соцсетях. И это - люди до 50, а не только молодежь.

Как складываются отношения со старшим поколением сейчас? Я так понимаю, среди этих людей больше тех, кто поддерживает?

Сначала мы все просто „офигевали“ от происходящего. Я думаю, роль сыграло то, что телевизоры сейчас есть, в основном, только у старшего поколения, да и город прямо у границы находится. У многих родственники живут в Украине. Многие рассказывали, как они недавно совсем ездили в гости, общались. И тут - что это?

(Тут Александра понижает голос - поясняет, что у них в семье отношения с родственниками - больная тема. Зачем лишний раз тревожить родителей?)

Вообще очень многие семьи разобщились на этой почве. Кажется, что лучше не разговаривать об этом, не обсуждать, потому что ты никого не переубедишь. Есть те, кто против, для кого дикость - убивать других людей.

А для родственников мы стали предателями. Чувствуются настроения, которые прививались в более поздний период СССР, что есть какая-то „Высшая Родина“. Она выше, чем социальные отношения, близкие связи. Главное - ее защищать, непонятно от кого, правда. Кажется, что людям нужна какая-то высшая цель, а раз больше ничего нового не придумали за эти годы, это и стало объединяющей идеей.

Много ли Z-символики на улицах?

Я бы не сказала, что у нас город „утопает“ в буквах „z“. Да, если ты выйдешь в центр, то увидишь какую-то такую символику у некоторых. Но нет такого, чтобы на каждой второй машине была приклеена „z“. Эта штука не массовая абсолютно, не как георгиевская ленточка, которая остается висеть у многих в машине после 9 Мая. Букву используют скорее „самые отбитые“. Со стороны может показаться, что это одно и тоже, но на самом деле это - разные вещи. Я бы не сказала, что „z“ и просто георгиевскую ленточку носят одни и те же люди. Если видишь, что на машине наклеена буква, сразу понимаешь, что это - крайне „интегрированные“ в плане получения пропаганды люди - они, скорее всего, подписаны на все эти Telegram-каналы, следят за всем этим.

А что там за история была с воронежскими матерями, которые записали видеообращение с просьбой вернуть их мобилизованных детей? Правда ли это? Может быть, кто-то из твоих знакомых знает кого-то из родственников?

Я видела, как в местных группах люди писали, что знают кого-то из этих людей, что это - не фейк. Лично у меня таких знакомых нет. Но там такая история была интересная - сначала о том, что родственники мобилизованных из Воронежской области заявляют о брошенных на передовую солдатах, огромных потерях - около 500 человек, - об этом написала „Верстка“, а потом Telegram-канал „Война с фейками“ опубликовал материал о том, что это - фейк. А еще немного позже пресс-секретарь нашего губернатора заявил, что правительство Воронежской области к расследованию „Войны с фейками“ никакого отношения не имеет и что это - не их официальная позиция. Через какое-то время „Война с фейками“ удалила свой разбор. Так что даже правительство Воронежской области не отрицает, что что-то такое было.

А после этой истории нет каких-то митингов или каких-то призывов что-то делать?

Нет. У нас после митинга, посвященного освобождению Навального, ничего массового больше и не было. Как мне кажется, у нас не зародилась эта культура - митинговать. Молодежь пыталась, но у нас все равно не было привычки „по любому поводу выходить“. А у старшего поколения - и подавно. Если они пенсионную реформу проглотили, то на мой взгляд, они и не выйдут. Последний раз, когда я слышала разговоры о митингах, - это когда у нас воду в районе отключали.

Но я вижу, что люди на местных порталах больше с сарказмом стали писать - видно, что есть какое-то разочарование в том, что получилось в итоге.

Последний вопрос - стала ли ты больше задумываться о том, что ты пишешь в соцсетях, после 24 февраля?

Сейчас я не то чтобы боюсь, что меня арестуют за дискредитацию (ВС РФ). Я просто устала спорить. Иногда появляется ощущение, что ты разговариваешь с людьми, которые общаются с тобой по шаблону. Особенно в интернете. Уже ведь тысячу раз ответили на все эти аргументы, можно что-то новое?

Если же я что-то пишу или в Инстаграме высказываюсь - мне все равно. Раньше я боялась, волновалась, а теперь уже нет. Я решила, что открыто буду выражать свою позицию, чтобы люди знали, что они не одни. Иначе есть ощущение, что ты сходишь с ума. Та реальность, которую ты видишь, и та, которую тебе пытаются представить, - две разные вещи. И когда ты в этой двойственности живешь долгое время, перестаешь понимать, что реально. Именно поэтому важно, чтобы рядом были люди, которые разделяют твою точку зрения и показывают, что ты - не один.

Закладка
Поделиться
Комментарии