Наверное, сейчас у кого-то сердце забилось быстрее и глаза налились кровью: ах эта Тоом, опять защищает Путина! Нет. Я – как политик, но и как журналист тоже, пусть бывший, но бывших журналистов не бывает, – защищаю правду. „Россия напала на Украину“ – это правда. „Россия вложилась в энергетический кризис“ – тоже правда. „Россия спровоцировала энергетический кризис“ – извините, нет.

У большого кризиса причин много

Энергетический кризис начался, если кто забыл, задолго до февраля 2022 года. Началось всё во второй половине 2021 года с подорожания газа в масштабах всего мира. Если посмотреть, например, на колебания фьючерсов на газ торгового хаба TTF в Нидерландах (вполне показательные), мы увидим, что впервые цены превысили максимум за предыдущие 10 лет в начале июля 2021 года. Потом ситуация развивалась по сценарию маятника: резкий рост – падение, резкий рост – падение. Первый пик был достигнут в октябре 2021 года, четвертый и пока последний, но зато большой, – в августе 2022-го.

Изначально цены на газ росли по нескольким причинам. Главная, банальная: конец эпохи коронавируса. Пандемия резко затормозила мировую экономику, производство приостановилось, потребление электричества и газа – вместе с ней. Когда коронавирус отступил, экономика резво воспряла, потребовала больше газа; спрос на него в 2021 году рос быстро, а вот предложение за спросом не поспевало, добычу успели свернуть, на восстановление требовалось время. Цены пошли вверх. Классика.

На это наложились другие факторы, самые разные:

– погода: холодная зима 2020/2021 везде, жаркое лето 2021 года в Азии, засуха в Бразилии, мало воды на ГЭС в Норвегии;

– энергетическая политика: в Германии и Испании ликвидировали АЭС, Нидерланды сворачивали добычу газа в крупнейшем в Европе месторождении из боязни землетрясений;

– т. н. дизайн рынка электричества ЕС: цены на электричество определялись (и до сих по определяются) ценой самого дорогого сырья, которое идет на производство электроэнергии, то есть газа;

– зеленые амбиции ЕС, в том числе спекулятивная система торговли квотами на выбросы СО2;

– структура энергетического рынка ЕС: с одной стороны, возобновляемой энергии (солнце, ветер) у нас по-прежнему не так много и она нестабильна, с другой, энергоресурсов в ЕС тоже мало, и мы отказывались от их использования – кто от угля, кто от атома, кто от сланца, – потому что был дешевый российский газ.

Кремлевские игры

Вот тут, да, появляется Россия, которая начиная с августа 2021 года использовала энергетический кризис, потихоньку его усугубляя за счет сокращения поставок газа. Меньше газа – выше цены на него. При этом Россия очень долго действовала в рамках долгосрочных контрактов, то есть юридически упрекнуть „Газпром“ нам было не в чем. До войны это выглядело так: Россия давила на ЕС, чтобы мы поскорее запустили в эксплуатацию „Северный поток 2“ и отказались от поставок СПГ (сжиженного природного газа) из США в пользу России. То, что это не конечная цель, а промежуточная, стало ясно только утром 24 февраля.

После чего события пошли не совсем по российскому сценарию – „Северный поток-2“ так и не был запущен, – но, боюсь, во многом мы Кремлю подыграли, причем по-крупному. Я согласна с тем, что ЕС и в мирное время не должен зависеть от российского – или любого другого – газа настолько, чтобы нас можно было пытаться шантажировать, просто прикрутив вентиль. От зависимости надо избавляться. Но когда мы весной стали резко отказываться от поставок энергоресурсов из России, мотивируя это тем, что не хотим финансировать войну с Украиной, Путин наверняка потирал ладони от радости: меньше газа – выше цены! Платите больше, получите меньше. То есть мы и войну в итоге профинансировали, и усугубили кризис по самое не балуйся.

Парадокс, но если бы ЕС продолжил покупать у России газ в прежних объемах – или даже сокращал бы их, но не столь быстро, – цены на газ поднялись бы не так сильно. И мы бы, заплатив Кремлю меньше денег, получили бы больше газа. И вот в этом случае, если бы Россия стала перекрывать нам газ, ее вина в том, что касается кризиса, была бы куда больше.

Так или иначе, в том, что Россия этот кризис использовала и на сколько-то в него вложилась, сомнений нет. Но говорить о том, что Россия его „спровоцировала“, – значит искажать правду. Война усугубила ситуацию – но почему наша премьер-министр считает европейцев легковерными беспамятными идиотами? Кризис порожден комплексом причин, поведение России – лишь одна из них.

Хорошей пропаганды не бывает

Что мне тут активно не нравится, так это выдаваемая Каей Каллас под маской „правды“ пропаганда. Я понимаю, мы типа самозваные европейские эксперты по России и надо как-то поддерживать реноме. Но.

Во-первых, искажая реальность, Кая водит один хоровод с Трампом, Путиным и всеми любителями fake news, подрывая светлый образ Эстонии, а не наоборот.

Во-вторых, обвиняя во всем Россию, Кая размывает ответственность других вложившихся в кризис сторон и способы решения проблемы, не имеющие к России никакого отношения – изменение того же дизайна рынка электричества.

В-третьих, заявления типа „во всем виновата Россия“ и „Путин ест детей на завтрак“ дают Кремлю инфоповод пройтись по „лживым европейцам“ – и кто-то в итоге поверит россиянам, потому что Кремль внезапно окажется прав.

Удивляют меня и наши журналисты, которые отнюдь не спешат подвергать политические слоганы сомнению. В Европе, между прочим, так ведут себя далеко не все. Брюссельская газета Politico занимает четкую антипутинскую позицию, что не мешает ей писать про ситуацию с украинским зерном: Брюссель, осуждая в создании продовольственного кризиса только Россию, „не упоминает другие факторы, такие, как восстановление экономики после пандемии и изменение климата“. К слову, и с продовольственным кризисом факторов побольше будет, и часть из них касается конкретно ЕС – те же санкции на удобрения, львиную долю которых производят Россия и Беларусь.

Если виновата одна Россия, значит, у нас всё в порядке. Это мысль, чего спорить, утешительная. Но в корне неверная.

Но ведь надо бороться со злом? Со злом – да, но ложь делает зло только сильнее. Хорошей пропаганды не бывает, даже если это пропаганда от эстонского премьер-министра. Самая „правильная“ пропаганда предлагает упрощенную картину мира и отучает людей мыслить сложно и системно. Только вот – упрощениями и обобщениями вымощена дорога в ад.

Закладка
Поделиться
Комментарии