Население планеты растет, а земельных угодий, способных прокормить и приютить человечество, не становится больше. Говоря о глобальных ресурсах, Майт Клаассен использует в качестве наглядного примера яблоко – красивое, круглое и условно немного похожее на нашу планету.

„Если бы это яблоко было земным шаром…“ – начинает Клаассен и продолжает: „…тогда сначала нужно убрать отсюда 70%. Большая часть планеты Земля находится под водой. Конечно, в воде есть рыба, другие морские животные и организмы, но с точки зрения площади поверхности этого очень мало. Теперь, когда у нас осталось всего 30% яблока, мы, в свою очередь, разрезаем его пополам, ведь половину площади суши занимают пустыни, ледники и горы, где нельзя возделывать землю. Оставшиеся 15% – это все, на что может рассчитывать население Земли. К ним относятся поля и пастбища, леса и тропики. Из них 11% – пахотные земли и 10% – пастбища“.

Рассматривая вместо большой планеты-яблока небольшой участок суши, он обращает внимание на то, что хотя у нас нет ни пустынь, ни гор, большая часть суши Эстонии очень влажная, а карта типов почв выглядит как лоскутное одеяло – столько разных типов почвы.

„Опять же, проводя аналогию с яблоком, теперь нужно начинать осторожно чистить кожуру. Слой почвы обычно считается толщиной в метр, но наиболее богатая углеродом и питательными веществами часть почвы – это верхние 20 см. Это почва, которая нас кормит“, – говорит Майт Клаассен.

Одним словом, это главный ресурс, крайне ограниченный по площади и объему, который должен обеспечить выживание человечества. Размышляя об этом с такой точки зрения, ни у кого вероятно не возникнет вопроса, зачем нужна защита окружающей среды.

Жизненный цикл леса схож с человеческим

Развитие человечества и постоянно растущие потребности привели к значительному увеличению выбросов CO2. Изменение климата влияет на всю Землю. Даже в Европе становятся все более частыми экстремальные погодные явления, такие как засухи, периоды сильной жары, проливные дожди, наводнения и оползни. Быстрое изменение климата также ведет к повышению уровня моря, закислению океана и уменьшению биоразнообразия.

Чтобы глобальное потепление не превышало 1,5 °C (безопасный порог, рекомендованный Межправительственной группой экспертов по изменению климата (МГЭИК)), крайне важно достичь углеродной нейтральности к середине 21 века. Соответствующая цель поставлена и в Парижском соглашении по климату, которое подписали 195 стран, в том числе Европейский союз. Эстония тоже должна сыграть здесь свою роль, и если она не справится, то ей придется платить штрафы.

Майт Клаассен утверждает, что взятое обязательство не является легким для Эстонии и потребует больших усилий. Какой путь выбрать и что означает современная защита окружающей среды, однако, вызывает много споров и эмоций.

Здесь Майт Клаассен обращает внимание на управление лесным хозяйством: „Развитие эстонских лесов нельзя рассматривать отдельно от истории Эстонии. Перед Второй мировой войной у нас было гораздо больше сельскохозяйственных угодий, чем сейчас, и они в основном обрабатывались лошадьми. Война и депортации сократили население, в результате чего произошло облесение некоторых полей. Во времена колхозов землю стали обрабатывать трактором, а тем полям, куда не могли добраться тракторы, также позволили зарасти лесом. К настоящему времени эти леса созрели для вырубки, и если их не вырубать, они больше не будут улавливать углерод“.

„Углеродный цикл леса – такой же естественный процесс, как и жизненный цикл человека“, – объясняет Майт Клаассен. „Очень молодой лес подобен маленькому ребенку. О нем нужно заботиться. Когда он вырастает, он начинает отдавать, в случае с лесом отдачей является связывание углерода.

Старый лес больше не поглощает углерод, и когда дерево начинает гнить, углерод возвращается в атмосферу. Чтобы улавливать углерод, древесину необходимо обрабатывать, производя из нее мебель или лесохимию“.

Запреты на вырубку усложняют достижение климатических целей

Майт Клаассен высоко оценивает то, как RMK управляет лесами – новый лес сажается в том объеме, в котором вырубается. Однако, по его словам, проблемы могут возникнуть, если количество запретов на вырубку будет увеличиваться и все больше и больше леса будет оставаться в углеродном цикле.

„Если мы сократим вырубки, это будет означать, в частности, что будет меньше молодых и средневозрастных лесов, что, в свою очередь, снизит связывание углерода“, – рассуждает он, добавляя, что у нас есть девственные леса, которые поддерживают биоразнообразие, но аргумент, что 130-летним сосновым лесом приятно любоваться и там хорошо собирать грибы, не должен стать причиной того, что этот лес, посаженный людьми, не должен быть вырублен.

По словам Клаассена, следует подумать и о том, что значительного увеличения лесов в Эстонии не произойдет. Разрастание городов и строительство дорог берут свое, и никто не собирается засаживать лесом поля и пастбища, потому что есть тоже нужно.

„Вопросы, стоящие перед Эстонией, очень сложны и многогранны, и разногласия нужно спокойно обсуждать, чтобы, введением новых ограничений вместо пользы не нанести окружающей среде вред“, – считает Майт Клаассен.

Закладка
Поделиться
Комментарии