При этом, несмотря на общий энергетический рынок ЕС, рост оптовых цен жители разных стран ощущают на себе очень по-разному: где-то стоимость энергии для них выросла более чем вдвое, а где-то — лишь на несколько процентов. Чтобы показать, в каких странах, кроме Чехии, кризис чувствуется острее всего, „Медуза“ сравнила европейские показатели энергетической инфляции и сопоставила их с общей долей расходов на энергию в бюджете домохозяйств.

Таких цен на газ в Европе действительно не было десятки лет. Даже с учетом многолетней инфляции

Значительный рост цен на все энергоносители начался еще в середине 2021 года на фоне выхода мировой экономики из пандемии. В 2022 году этот рост продолжился и обострился в связи с началом войны в Украине, на фоне которой был отменен ввод в эксплуатацию газопровода „Северный поток — 2“, а прокачка газа по „Северному потоку — 1“ сначала сокращалась, а к началу осени вовсе прекратилась. Уже к концу первого квартала нынешнего года цены на сырую нефть удвоились, цены на уголь утроились, а цены на природный газ выросли более чем в пять раз по сравнению с началом предыдущего года.

Многократный рост цен на газ именно в Европе хорошо показывает региональный характер кризиса и его связь с политической, а не глобальной экономической ситуацией. В США, которые от поставок российского газа не зависят, рост цен на европейском фоне почти незаметен.

Мировые цены на природный газ

Пока сильнее всего от кризиса пострадала активно поддерживающая Украину Эстония, слабее всего — „пророссийская“ Венгрия

Приведенный выше график отражает именно биржевую (спотовую) стоимость газа, по которой его можно купить или продать оптом в определенных точках обмена. Обычный же потребитель узнает о росте стоимости газа не на бирже, а прежде всего в своей платежной квитанции за отопление и электричество (часть которого вырабатывается на газовых ТЭЦ), на заправочной станции и в конечном счете на полках магазинов.

К счастью, даже пятикратный рост цен на энергоносители никогда не приводит к пятикратному же росту стоимости бензина или отопления. Во-первых, по пути к потребителю оптовая цена „разбавляется“ другими издержками, а значит, доля роста стоимости в конечной цене для потребителя уменьшается. Во-вторых, любое „перетекание“ инфляции из оптовой в розничную происходит не мгновенно. Как именно оптовая цена на газ влияет на рост цен на энергоносители для потребителя, экономисты оценивают с помощью специальных коэффициентов — они показывают долю потребительской инфляции от инфляции на оптовом рынке. Эти доли обычно стабильны от года к году в одной стране, но могут сильно отличаться от страны к стране.

Особенно ярко эти различия между странами проявляются в цене на газ: например, в Эстонии, по подсчетам МВФ, из условных 100% роста оптовой цены на газ до потребителя доходит около 80%. Это очень много — в большинстве европейских стран показатель ниже 30%. В таких странах, как Швеция, Словения, Хорватия и Испания, коэффициент не превышает 10%, а в Венгрии он вообще отрицательный — то есть за наблюдаемый период цены именно на газ для потребителей не выросли, а даже упали.

Впрочем, более корректный показатель — суммарная стоимость энергии для потребителей (газ, электричество, бензин и т. д.) — вырос в 2022 году во всех европейских странах без исключения, хотя абсолютная стоимость энергии и имеет довольно большой разброс.

В Эстонии, Нидерландах и Греции в 2022 году будут платить за энергию в два раза больше. В среднем по Европе — на 67% больше

Расчет МВФ на основе сравнения потребительских цен на энергию (включая расходы на газ, уголь, электричество, топливо) на основе прогноза изменения цен в мае 2022 года к ценам в январе 2021 года. Данные по расходам за август 2022 — на основе numbeo.com. Источник: МВФ

Рост цен на отопление, бензин и электричество больнее всего ударил по самым бедным европейцам

Согласно последнему докладу МВФ, который посвящен энергетической инфляции, в среднем в Европе розничные цены в 2022 году вырастут:

  • на электричество — на 73%;

  • на газ — на 122%;

  • на бензин — на 36%.

Суммарно из-за этого роста доля расходов домохозяйств на все энергоносители достигнет 7% от всех их расходов.

Однако социальное влияние инфляции определяется не столько этими средними значениями, сколько их распределением, то есть прежде всего тем, насколько возрастут расходы самых бедных европейцев. Почти во всех без исключения европейских странах рост цен на газ и электричество больнее всего ударил именно по беднейшим слоям населения — это связано с тем, что именно у домохозяйств с низкими доходами коммунальные платежи и расходы на бензин составляют бо́льшую долю от всех других расходов.

Притом что бедные везде страдают от энергетической инфляции сильнее богатых, разброс между уровнем инфляции в разных странах тоже очень разный. Например, в Великобритании и Чехии доля расходов на энергию у 10% самых бедных и 10% самых богатых жителей отличается в разы, в то время как в Германии или той же Венгрии разница не столь велика.

Энергетический кризис сильнее ударит по бедным

Большинство стран пытаются компенсировать часть расходов на энергию гражданам, но список „самых социально ориентированных“ государств не совпадает с самыми пострадавшими

Осознавая энергетическую инфляцию как социальную проблему, правительства разных стран пытаются компенсировать рост цен для самых бедных граждан финансовой поддержкой. Однако не у всех есть на это финансовые ресурсы или политическая мотивация. Среди стран, которые тратят на борьбу с социальными последствиями энергетического кризиса максимальную долю своего дохода, — Греция, Болгария и Босния.

Чехия, Португалия и Великобритания, напротив, пока не слишком озабочены такой поддержкой.

Объем поддержки энергетики по странам Европы в % к ВВП

Закладка
Поделиться
Комментарии