RusDelfi попросил работающую в одной из московских школ учительницу и журналистку изучить эти материалы, сравнить, что было, с тем, что стало, и выяснить, что же стало причиной внесённых изменений.

​​​​​​​* Текст выходит под псевдонимом из соображений безопасности автора.

5 сентября с сайта нового школьного предмета „Разговоры о важном“ были сняты готовые сценарии патриотических уроков, запланированных на 12 сентября. А 6 сентября появились снова – но в усеченном виде, без упоминания о „специальной военной операции“. Что это – победа гражданского общества или поздно проснувшееся у властей чувство меры?

„Разговоры о важном“, серия классных часов, посвященных воспитанию в детях патриотизма, была анонсирована еще в конце прошлого учебного года. Государство всерьез озаботилось идеологическим воспитанием детей и объяснением им политических событий в правильном ключе – несмотря на то, что Конституция России прямо запрещает единую идеологию, а школа, согласно Закону об образовании, свободна от политики.

Большинство родителей, однако, впервые осознало все это только в конце августа – когда на родительских собраниях в школах объявили о нововведениях: флаг, гимн, „Разговоры о важном“. Многие даже не поняли, что это не только в их школе. Осознание того, что это теперь так по всей стране, оказалось мучительным.

Старые песни о главном

Сам цикл занятий „Разговоры о важном“ (их то и дело называют „Старыми песнями о главном“, и вполне заслуженно) разработан Институтом стратегий развития образования РАО. Как выяснило издание „Важные истории“, он получил за это по госконтракту 22 миллиона рублей. Система из 32 классных часов (по числу учебных недель) разработана для четырех возрастных групп (начальная школа, 5-7, 8-9 и 10-11 классы, плюс и учреждения среднего профессионального образования). Она основана на традиционном „Календаре образовательных событий“, который Минпрос в минувшие годы обычно создавал для школ. Календарь предлагал темы для внеурочных мероприятий, посвященные всенародным праздникам и памятным датам: день битвы под Москвой, день снятия блокады, день космонавтики, 23 февраля, 8 марта, плюс юбилеи известных соотечественников. Он носил рекомендательный характер: школы могли положить его в основу плана воспитательной работы. Одни школы строго придерживались календаря, другие спокойно игнорировали его и писали свои планы так, как считали нужным.

Но в этом году обязанность школы заниматься воспитанием детей была специально прописана в Законе об образовании (эти изменения были внесены в статью 12.1 закона в июле этого года и вступили в силу с 1 сентября). Теперь в нем сказано, что школы могут самостоятельно разрабатывать рабочую программу воспитания и календарный план воспитательной работы только для начальной школы. А для старших и средних классов ее положено разрабатывать на основе „примерных рабочих программ воспитания и примерных календарных планов воспитательной работы“, включенных в „примерные образовательные программы“. Можно вообще ничего не разрабатывать своего, а прямо взять готовую программу, но это право учебного заведения, а не его обязанность. А вот придерживаться примерного календарного плана, который раньше был рекомендательным – это теперь обязанность.

На классных руководителей легла серьезная дополнительная нагрузка: 34 лишних рабочих часа, которые им к тому же никто не собирается оплачивать. Зато Минпрос позаботился о них и разработал все материалы к этим урокам: можно пользоваться готовыми.

Не страшно умирать

Эти разработки были выложены на специально созданный сайт „Разговоров о главном“ 28 августа. Первый урок 5 сентября – на тему „Россия – страна возможностей“, дальше, 12 сентября – классный час о Родине, дальше – про юбилей Циолковского и космос.

Все выглядело привычно и невинно до тех пор, пока родители и учителя не открыли материалы занятий о Родине. Разработка для 1-2 класса – банальный разговор о богатстве российской природы, почти как из учебника природоведения. А вот третьеклассникам уже начали рассказывать о Родине, которая требует жертв. Какие пословицы о Родине вы знаете, должен спросить учитель. А дети (ну, если предположить, что современные дети вообще знают какие-то пословицы), по мысли разработчиков, должны ответить: „«Счастье Родины дороже жизни“; „Постоим горой за свой край родной“; „За Родину-мать не страшно умирать“; „Родину любить — Родине служить“. Не знаю, готовят ли в семьях девятилеток к счастью умереть за Родину и обучают ли таким пословицам; сдается мне, родителям хочется, чтобы их дети все-таки еще пожили.

Ученикам 5-7 классов на классном часе предлагалось „Творческое задание. Проблемная ситуация“. Что именно считать проблемной ситуацией – не очень ясно. Сначала детям 11-13 лет рассказывают о начале „спецоперации“: „Среди целей специальной военной операции – защитить население Донбасса, подвергавшееся издевательствам и притеснению со стороны киевского режима, разоружить Украину, не дать разместить на ее территории военные базы НАТО. Российские вооруженные силы совместно с силами ДНР и ЛНР ведут активные действия для достижения этих целей. Огромная военная и иная помощь коллективного Запада украинским властям затягивает боевые действия, увеличивает число жертв операции“.

За этим следовал рассказ о подвигах участников „спецоперации“: капитана Александра Романова, который „во время боя обнаружил группу украинских националистов и принял решение вытеснить их на минное поле“, старшего сержанта Марата Халикова, который вынес раненого товарища из-под огня, и лейтенанта Марии Мирошниченко, вынесшей раненых из обстрелянной санитарной машины.

В чем же „творческое задание“? Надо ответить на вопросы:

„Какие действия можно отнести к подвигу?

В чем заключаются героические действия врача Марии Мирошниченко?

Как, на ваш взгляд, такие поступки связаны с любовью к Родине?“

Ну хорошо, давайте считать спасение раненых проявлением патриотизма, а не человеколюбия или врачебного долга. Давайте считать, что „ответьте на скучные вопросы по тексту“ - это творческое задание. Но „отнести действия к подвигу“ -- это на каком языке сказано? Уже хочется увидеть коллектив авторов и влепить им куда-нибудь двойку за профнепригодность.

Запасы крабов и ниобия

Ученикам 8-9 класса рекомендовалось поразмышлять в духе „Россия – родина слонов“: у нас самый глубокий в мире Байкал, самая длинная Транссибирская магистраль, самый первый Юрий

Гагарин, и зерноуборочную машину тоже изобрели у нас. А еще – у нас „У России большие запасы природного газа, торфа, леса, соли, питьевой воды, крабов, осетра, олова, цинка, титана, ниобия“. И, по-видимому, очень много денег, если за такую халтуру государство готово заплатить 22 миллиона рублей. Материалы в целом оставляют впечатление глубоко вторичного продукта: в них старательно воспроизводятся штампы из советских учебников, детских журналов и брошюрок для пионервожатых. Из нового – все те же Романов, Халиков и Мирошниченко.

В старших классах предметом осмысления становится слово „патриотизм“. Для этого детям цитируют Карамзина и включают видеоролик: „Чувство патриотизма, ответственности за судьбу Родины всегда было присуще русскому человеку. Устное творчество содержит богатейший материал для воспитания дружбы, взаимопонимания, трудолюбия, патриотизма. Этой цели служат пословицы, поговорки, загадки, песни, былины… Все убеждают нас в глубокой любви к родной земле и переживаниях за ее судьбу“. Такие абстрактные рассуждения можно найти едва ли не в любом учебнике литературы, только это никто добровольно не читает. Потом предложено поговорить о советских поэтах – участниках войны и прочитать стихотворение Симонова „Жди меня“. Но все это дублирует программу по литературе. Что же остается? Все те же Романов-Халиков-Мирошниченко. За что 22 миллиона уплочено?

А ведь ради „Разговоров о важном“ школам пришлось перекроить расписание понедельника: классный час должен быть первым уроком. Уроки или начинаются раньше, или кончаются позже, или перемены сокращаются, и все это выглядит очень сомнительно с точки зрения Санитарных правил и норм. Еще более сомнительно это выглядит с точки зрения идеи „школа вне политики“. Да и с точки зрения закона – не очень: все-таки по Семейному кодексу приоритет в воспитании детей имеют родители, а не государство.

А мы на вас в опеку пожалуемся

Родители стали говорить о том, что не поведут детей на эти классные часы. Школы – стращать их обращениями в органы опеки с жалобой на невыполнение родительских обязанностей по воспитанию ребенка. Телеграм-канал „Разговоров о важном“ прямо рекомендует школам, если не удается уговорить родителей мирным путем, ссылаться на Письмо Минпроса от 5 сентября 2018 года, согласно которому „Основная образовательная программа ОО реализуется через урочную и внеурочную деятельность“, так что „пропуск внеурочных занятий „Разговоры о важном“ по неуважительной причине является нарушением ФЗ об образовании (ст. 43)“. Статья 43 требует от учеников „добросовестно осваивать образовательную программу“, в том числе „посещать учебные занятия“.

Однако юристы уже несколько лет спорят о том, обязательна ли внеурочная деятельность, и замечают, что в законодательстве здесь есть противоречия. Например, в п. 10.5 СанПиН 2.4.2.2821-10 „Санитарно-эпидемиологические требования к условиям и организации обучения в общеобразовательных учреждениях“, сказано, что внеурочная деятельность организуется на добровольной основе в соответствии с выбором участников образовательных отношений. А ч. 4 ст. 34 Закона об образовании дает право выбора факультативных занятий тем учащимся, которые уже получили основное общее образование (то есть ученикам 10-11 классов).

В начале сентября „Альянс учителей“ и движение „Мягкая сила“ выпустили совместное заявление, в котором призвали к бойкоту „Разговоров о важном“, и предложили шаблоны заявлений с обстоятельными ссылками на нормы закона, тем учителям, которые не хотят вести эти уроки, и тем родителям, которые не хотят, чтобы их дети туда ходили.

Отбой?

Трудно сказать, что именно сработало – общее ли глухое недовольство родителей и учителей, ощущение ли, что разработчики „Разговоров о важном“ перегнули палку, понимание ли где-то наверху, что сами эти материалы халтурные и не стоят затраченных на них средств, или, может быть, это в самом деле победа „Альянса учителей“ и „Мягкой силы“, - но уже 5 сентября материалы пропали с сайта, а в 18.00 6 сентября появились там снова. Но уже подвергшиеся демилитаризации: из них пропали все упоминания о войне. В остальном ничего не изменилось: с малышами все так же говорят о природе, со средними – о глубине Байкала и приоритете россиян в географических и научных открытиях, старшим цитируют Карамзина и Константина Симонова, - но из каждого сценария урока полностью исключена его часть, посвященная „спецоперации“.

Антрополог Александра Архипова предполагает, что причина таких внезапных изменений в „Разговорах о важном“ - недовольство ядерного путинского электората, для которого чрезвычайно важна пресловутая стабильность. А когда даже детям в школах рассказывают о боях с „националистами“, создается ощущение, что в стране идет война, которая касается каждого.

Возможно, эта догадка верна: недаром же и Первый канал вернул в программу развлекательные передачи, обнаружив, что его рейтинги неуклонно падают, а зрители не хотят интересоваться одной только „спецоперацией“.

А может быть, дело в том, что не стоит лишний раз привлекать всенародное внимание к войне в нынешней ситуации, когда и положение на фронте, и неуклонно снижающийся уровень жизни, и сокращение привычных бытовых возможностей не способно вызвать у населения прилив восторга.

Наконец, сограждане обычно перестают быть пассивными, когда дело касается детей. А тут и флаг, и гимн, и классные часы каждый понедельник. Возможно, родители решили, что все это уже чересчур. Даже самые лояльные нынешнему режиму люди стали вслух говорить о том, что еженедельный вынос знамени – это профанация сакрального, что важное становится повседневным, будничным, теряет свое значение. А люди с советским школьным опытом ясно представляют себе, каким казенным и унылым бывает школьное патриотическое воспитание, какая это мощная прививка цинизма, лицемерия и двоемыслия.

Впрочем, на этих занятиях ведь не обязательно включать минпросовское видео, говорят знакомые учителя. Можно говорить о действительно важном. „Мы сразу сказали родителям: не бойтесь. Мы не будем промывать мозги детям, - рассказывает московская учительница. – Я действительно серьезно готовилась к уроку о стране возможностей. Я рассказывала детям о нашей школе и ее выпускниках, показывала их фотографии, рассказывала, как они играли в школьном театре, как работали над проектами, чем интересовались, а потом – куда они поступили, кем стали, где теперь учатся. Мои семиклассники еще помнят, как они ходили по школе, - а теперь одна из них студентка театральной школы в Париже, другая изучает океанологию, третий – дизайн, четвертая учится на врача… Вот они – твои возможности, вот живые примеры. И конечно, я найду слова для разговора о патриотизме. И о людях, которые любят свою страну и стараются сделать ее прекрасной и счастливой“.

Закладка
Поделиться
Комментарии