Delfi: С начала марта Херсон находится во временной оккупации. Вам удалось эвакуироваться из Херсона. Расскажите, пожалуйста, как это происходило.

Дмитрий: Из Херсона мы выехали позавчера рано утром. Достаточно быстро доехали до Васильевки, это единственное место на оккупированной территории Украины на юге, откуда можно выехать в Запорожье. Там была очередь из машин, это около 400-500 легковых машин и минибусики.

В день пропускают в лучшем случае около 100 машин. Эта очередь постоянно увеличивается. Люди иногда четверо суток в этой очереди вынуждены стоять. На ночь они расселяются в соседнем селе, чтобы ждать своей очереди, ждать возможности проехать блокпост. И дальше в колоннах из 10-15 машин нужно пройти ещё несколько блокпостов русских военных и потом проехать первую зону под миномётным обстрелом. Почему-то русские стреляют именно там вдоль дороги. Пугают нас или что, не знаю. И потом уже можно добраться до Запорожья. Для меня и для моей супруги это был путь средней тяжести. Мы смогли за двое суток преодолеть его. Но в нашем случае была такая драматическая ситуация, что солдаты (судя по всему чеченцы) устроили самый тяжёлый в моей жизни (из всего, с чем раньше я сталкивался) таможенный досмотр, это было посреди трассы на последнем блокпосту.

Они выворачивали из сумок все вещи и всё перебирали. У кого-то перед нами они нашли большую сумму денег, которую человеку передали, чтобы перевезти кому-то на нашу территорию для личных целей. Деньги в наших вещах они искали так азартно, что даже забыли проверить наши документы и телефоны, что обычно является самой большой проблемой. Особенно то, что у нас в телефонах могут найти. Когда приехали на подконтрольную Украине территорию, очень было радостно, как будто мы попали в новую реальность.

- А что сделали с деньгами, которые нашли у людей перед вами?

Деньги забрали для разбирательства и заставили тех, у кого их изъяли, писать объяснительные. Люди убеждали солдат, что деньги просили передать, это даже не их деньги. Вроде бы решили вызвать собственника этих денег, чтобы он дальше разбирался с солдатами. Чем эта история закончилась, мне неизвестно.

- Какие сейчас условия в Херсоне, обеспечены ли базовые потребностей жителей, есть ли вода, электричество, газ, связь?

Я бы разделил мой ответ на три части.

Бытовые условия нормальные, все жилищно-коммунальное хозяйство работает, вода подается. В центре города точно, за весь город не буду говорить. Есть продовольственные товары, гигиенические, но все из России, и цены на это в разы больше, нежели было до оккупации. Есть проблемы большие с лекарствами, люди пытаются их как-то просить передавать из Украины.

Вторая часть моего ответа – эмоциональное состояние людей, настроения. Повсюду русские военные с наведёнными на жителей Херсона пулемётами. Несмотря на то, что они подавили сопротивление и вынудили уехать активных граждан, которые собирались на митинги, напряжение усиливается. Сейчас российские военные методично взламывают гаражи, делают блокпосты в самых неожиданных местах. Мы столкнулись с тем, что люди приехали на дачу на баркасе через Днепр, а там блокпост и 20 гвардейцев с автоматами.

И третий важный момент – правовая составляющая. Обещали референдум, но почему-то они этого не делают. При этом начинают ограничивать в правах жителей Херсона. Навязывают российские паспорта, ломают людей, чтобы они паспорта брали. Внедряют все российское. Положили мобильную связь, доступ к обналичиванию гривны. Люди в тяжелой ситуации. Их вынуждают регистрировать предприятия как российские, открывать банковский счёт в российском банке, есть какой-то непонятный банк.

Жители Херсона, которые не могут уехать, – не все же могут уехать - вынуждены переходить на работу в новые структуры. Яркий пример – Укрпочта. Это было последнее украинское государственное предприятие, работавшее в области. В один день просто его расформировали, людей уволили, сейчас это российская Херсон-почта. Объясняют, что это для того, чтобы быстро начать всем пенсионерам раздачу рублей.

Такими способами закрывают возможность жить в украинской реальности, ее сворачивают все больше и больше. И получается, что теперь где-то плюс-минус легально по украинским законам работать становится практически невозможно, и люди оказываются перед выбором: или они потом будут иметь проблемы с украинским законом за то, что они перешли работать на так сказать оккупационные власти, или уезжать.

А поскольку население всё против России, за Украину, и держались все до конца - я в том числе, например, ещё до позавчера, - справиться, выжить просто невозможно. По всем этим причинам. Не из-за отсутствия продуктов, а из-за отсутствия элементарного дохода, возможности зарабатывать. И люди всё больше и больше уезжают. Уже, по-моему, 60 процентов людей из Херсонской области уехало.

Причём, нельзя сказать, что Херсон страдал с точки зрения военной. Его не обстреливали особо, в город не прилетали ракеты, только на окраинах, там есть известная Чернобаевка и Антоновский мост в этих краях. А в городе было всё спокойно. Но люди массово уезжали всё время. Не из-за бомбежек и военных действий, не потому, из-за чего уезжали из Мариуполя или Харькова. А из-за нежелания быть под Россией. Нам уже известно, что начали завозить просто людей из России и заселять. Наверное, хотят выдать их за херсонцев, чтобы потом на референдум они пришли как коренные херсонцы.

- Чего ждут сейчас люди, какие настроения в обществе, живут ли надеждой на то, что скоро ВСУ придут и освободят Херсон, или надежд становится меньше? Возможно, есть те, кто переходит на сторону оккупационных властей в качестве коллаборантов?

- Во-первых, что такое коллаборант. Одно дело - это политически перейти, так, как это сделал бывший мэр Херсона Сальдо. Он возглавил оккупационную администрацию. Другое дело - сотрудник железной дороги или какого-то коммунального предприятия, который обеспечивает выживание людей, оставшихся в Херсоне, и по этим соображениям остается на своей работе. Настроения – проукраинские. Я думаю, лучшим свидетельством этого является то, что оккупационные власти не могут ничего сделать в плане референдума.

А первые два месяца оккупации больше было впечатление, что сами оккупанты в оккупации у жителей Херсона находились. Потому что они боялись даже по улицам ходить, физически боялись. Они только на боевых машинах передвигались в основном. И пару флагов своих повесили. А так у нас украинские флаги висели, когда уже была оккупация. И потом в какой-то момент, видимо, надавили из Москвы, и как-то они ускорились в этом процессе. Но больше сделать не получается, потому что просто нужно массу людей вовлекать. И чтобы интернет обрубить или там мобильную связь отключить, или ограничить передвижения, или флаги развесить и так далее.
Фактически город превращается в город-призрак. Было, что с 15-16 часов дня никого нет вообще на улицах. Мы шли по городу, и было жутковато. Но мы себя настраивали не переживать сильно. Что касается генерального настроения, то, конечно, все знают, что город и область вернутся в Украину полноценно. Подтверждением тому является точное попадание HIMARS две недели назад. Через четыре дома от моего дома HIMARS разбомбили базу Росгвардии. Попадание было точным, прямо в казарму, да так, что соседние здания осталось целы, только стекла повылетали. Это было в 5 утра, и потом повторный удар в 10 часов утра. Недавно наши войска ударили по Антоновскому мосту, и я так понимаю, что это было предупреждение оккупационной армии. Когда мы выезжали, видели там воронки от снарядов. Антоновский мост - огромный, самый широкий мост через Днепр по всей его протяженности.

У меня ощущение, что Херсон вернут, и в этом все не сомневаются. Вопрос лишь времени, как долго все затянется. Ожидали этого в апреле-мае. Но есть проблемы с техникой, я знаю, что поставки все откладываются и откладываются. И вот уже июль, а жить в Херсоне невозможно.

В моем случае было проще уже просто уехать на пару месяцев на подконтрольную Украине территорию, чтобы переждать или помочь как-то и потом уже вернуться после вхождения украинской армии. В целом, настроения такие. Все ждут, что Херсон будет украинский, перспективы жить под Россией никто не видит, у нас давно уже все связывают себя с Украиной, с Европой.

А всё, что касается России, - это какие-то там сантименты, наверно, символического характера типа языка или флага какого-то, или праздников, возможно, религиозной принадлежности. Но это никак не связано с жизнью, с самоопределением населения. 60 процентов уехали, и большинство - это молодые люди, дети. В школах в Херсоне всего несколько директоров согласились работать.

Если еще 1 сентября российская армия будет оставаться в Херсоне, там будет полный провал. Город будет просто призраком, в нем не будет нормальной жизни.

- По вашим наблюдениям, ощущают ли себя уверенно оккупационные власти или готовятся к отступлению, учитывая удары по Антоновскому мосту и возможной, в связи с этим, блокировки путей снабжения?

- С первых дней оккупации многие люди, которые сталкивались именно с военными на блокпостах или где-то еще, рассказывали, что военные как бы даже извинялись и говорили: „Ну подождите, пожалуйста, мы скоро уйдём“. Это в марте было такое. Сейчас, хоть и говорят, что они здесь всерьез и надолго, но может сложиться впечатление, что готовятся к отступлению. Чернобаевка, которая рядом с Херсоном, горит каждый день.

Я далёк от военной темы, но понятно, что российскую армию выносят и выносят, выносят и выносят. Наступления не происходит, у русских постоянно горят склады, взрываются казармы, они гибнут и гибнут. Гибнут русские солдаты, это очевидно. Их силы иссякают, в то время, когда украинская армия только усиливается. То, что сегодня происходит, совершенно не похоже на то, как они бравурно заходили. Я думаю, что когда будет приказ украинским войскам заходить в Херсон, русские сбегут. Херсон невозможно удерживать, там две переправы только через реку. Антоновский мост можно разбомбить, и российские военные будут вынуждены сдаваться.


Херсон – единственный областной центр, который взяли, и после этого говорить, что у них там по плану что-то… Дальше у них будет полный провал, начнется их военное поражение.

- Вы говорите, что наблюдается сильное давление со стороны оккупационных властей. Каким образом людей вынуждают получать российские паспорта?

- Например, гуманитарную помощь люди решили получить, пришли пенсионеры за помощью, а у них спрашивают: а где ваши российские паспорта? Вот примерно так. Хочешь выжить – бери российский паспорт. То же самое с работой. Хочешь работать - сделай российский паспорт. Если человек уже в критической ситуации находится - много сейчас людей испытывают проблемы, у кого-то нет еды, нет денег - его подталкивают получить российский паспорт. Если патруль какой-нибудь на улице подойдет, то вопрос: а что вы ещё паспорт до сих пор не взяли?

Вообще навязывание русского паспорта – это позор, конечно. Обычно люди борются за паспорт другого государства, если хотят его получить. А тут они навязывают паспорта как какие-то протухшие консервы. Их паспорта никому не нужны, людей буквально вынуждают их брать.

Я так понимаю, дали команду сверху - население должно иметь российские паспорта, и надо делать картинку для российского общества, показывать, что тут людей освободили, что все как бы за Россию, поэтому, может, надо показывать очереди за паспортами. А их не берут. Вот надо как-то заставлять. Они это и делают.

- Мы помним, что в марте в Херсоне были крупные протесты под лозунгами „Херсон - це Україна!“. Мы помним и как разгоняли эти протесты. Есть ли сейчас люди, которые демонстрируют свою политическую позицию? Каковы репрессивные методы подавления протестов со стороны оккупационных властей?

- Очень хорошо работает тотальная репрессивная машина против любого протеса. Например, вот взяли у человека телефон, а человек подписан на какой-то проукраинский телеграм-канал. Только за это человека забирают фсбэшники и устраивают пресс-хату. Если в начале оккупации протесты расстреливали, и выходило меньше людей, то сегодня просто тотальный страх перед любым проявлением протеста, тебя просто заберут.

- Есть ли в этой ситуации люди, которые поменяли свою проукраинскую позицию на пророссийскую?

- Я не думаю. За всё время плоть до позавчера я не видел ни одного российского флага в руках у херсонцев или в квартире. До сих пор оккупационная администрация свои флаги охраняет, чтобы их не сняли. Если говорить, например, о граффити „Слава ЗСУ“ и других, то это есть. Всё, что можно сделать, чтобы продемонстрировать сопротивление, но не попасться и не пострадать, - это есть. Надписи, наклейки, листовки.

Еще у нас периодически случается - как же это сказать - ну, скажем, умерщвление военных и коллаборантов. Могу пример привести, который свидетельствует о настроениях среди оккупационных властей. Военные, высокопоставленные офицеры, привезли свои семьи, им сказали, наверно, так сделать. И военные жен своих на маникюр приводят с автоматами, охраняют, чтобы с этими женами там ничего не сделали.

До сих пор российские военные любого херсонца воспринимают как источник потенциальной опасности, от которого неизвестно чего можно ожидать.

Какая-то часть херсонцев просто вынуждена была пойти работать, чтобы просто выжить. Ни одного митинга, который бы хоть отдалённо демонстрировал пророссийскую позицию, не сделали, то есть никаких мероприятий. Я лично видел, как они снимали сюжет про детский праздник у нас у драмтеатра, так там по периметру детской площадки все оцепили, автобусами перегородили, чтобы никто не подошёл и не сорвал эту съёмку.

- То есть явно оккупационные власти боятся самих херсонцев.

- Да, да, до сих пор.

- Откуда жители Херсона получают информацию? Насколько я понимаю, есть украинские телеграм-каналы, которые могут обнаружить при проверке телефона, если тебя остановят на улице, и за это репрессии последуют. Работает ещё пропагандистская российская машина. Как на это люди реагируют?

- Мы в Херсоне выдрессированные все: выходя из дома, перепроверяю свой телефон. Это раз. Два - они тотально телефоны не проверяют, нет возможности. Наиболее вероятно, что телефоны могут проверить при пересечении блокпостов. Например, неожиданно ставят блокпост в каком-то оживленном месте, тормозят там два часа все автомобили легковые. Иногда в общественный транспорт заходят и просят всех показать телефон, вот так резко, типа это проверка.

Поэтому, если ты в принципе не собираешься ехать по городу на транспорте, если ты куда-то идешь пешком, то маловероятно, что попадёшься на такую проверку. Но проверки постоянно проходят, так что шанс попасться есть. Поэтому люди придумывают как сделать так, чтобы получить информацию и не попасться.

Например, включают YouTube через VPN. Наши пенсионеры, которые раньше с телефоном вообще не знали, как обращаться, сейчас уже они у нас специалисты по тому, как включать VPN и где что смотреть. Спасает интернет, конечно, через VPN у нас есть доступ к любой информации. Кстати, оккупационные власти нам вырубили YouTube на территории Херсонской области. Во всей России не вырубили, а у нас вырубили. Они максимальный вакуум пытаются создать, считают, что мы что ли глупые люди и что вот мы послушаем эти их новости или посмотрим на российский флаг на улице и сразу станем за Россию. Ну это бред полный. Я не буду говорить кто, но это достаточно близкий мне человек преклонного возраста, смотрел российские каналы до 24 февраля, нормально смотрел, так он после 24 февраля где-то через месяц сказал: „Что же за ужас, ну что же они врут так“.

Российская пропаганда медийная, мне кажется, скорее против них самих сейчас работает. Потому что прилетает HIMARS в их казарму, а они это умалчивают, а потом, когда появляется сообщение украинского источника о том, что мы разбомбили базу Росгвардии, то российская пропаганда, например, тут же запускает информацию, что украинцы разбомбили больницу и школу. Ну а люди идут туда, смотрят и видят, что не разбомбил никто больницу и школу.

Пропаганда, которая сделана как бы для херсонцев, она в большей степени как отчёт за потраченные деньги. И влияние этой пропаганды идёт быстрее на Россию, чем на самих херсонцев. Она очень сильно подрывает веру даже у тех, кто поддерживает Россию, потому что ложь становится очевидной. Например, показывали магазин с ценами в 2-3 раза выше, чем раньше были. В ролике у них они этот магазин якобы открыли с нуля, якобы в Херсоне до этого никогда не было супермаркета, буквально так преподносят. Ну это просто так смешно и глупо, и топорно, - аж стыдно.

- Отличительной чертой российской пропаганды является множество противоречий.

- Яркий пример. Они выходят с тезисом, что до их прихода 30 лет украинская власть всё только разворовывала, и ставят главой оккупационной администрации области Владимира Сальдо, который был десять лет мэром Херсона, про которого все знают, что он и воровал. Так вы определитесь - вы что, продолжать воровать собираетесь или как? Это самое простое. И так всё вообще. Тут даже обсуждать нечего. Глупость одна сплошная.

Понимаете, они пришли освобождать нас от нацистов. Они пришли в Херсон, где все местные люди, процентов, наверно, 98, говорят на русском. Они стоят на площади Свободы, рядом улица Маяковского, школа имени Пушкина, улица Московская и тут же сразу улица Гагарина. И ходят среди памятников Федору Ушакову, Суворову и Потёмкину. Я всё время хотел пойти и спросить: ребята, ну что за шизофрения? Но удерживал себя от этого. Ну что с солдата взять? Ему дали приказ - он пришёл. Но ситуация выглядит шизофреничной.

Они взяли единственную область – Херсонскую, которая, на их взгляд, наверное, была самая бесхребетная, я бы так выразился. И самая очевидно, на их взгляд, пророссийская, наверное. А ещё - очень символическая, потому что Черноморский флот. С Херсона началось освоение северного Причерноморья, потом уже Николаев появился, Одесса и так далее…

В Херсоне есть памятник первому кораблю черноморского флота, у нас всё пропитано российским этим следом историческим. Так было. Но после деоккупации и возвращения Херсона Украине мы забудем уже имена и Ушакова, и Суворова, и всех, к которым мы не имели претензий никогда в принципе, потому что они не имели отношения к советскому периоду. И даже это где-то жалко, мне жалко. Это исторические личности. Но их подняли на флаг вот этой совершенно идиотской, шизофренической, непонятно кому нужной - и в первую очередь в самой России - войны. Я так понимаю.

Закладка
Поделиться
Комментарии