Столбы дыма упираются в чистое голубое небо над холмом к северу от Бахмута, почти заброшенного городка в сельской местности, который уже несколько недель подвергается непрерывным российским бомбардировкам.

„Для нас это не жизнь. Нигде не безопасно. Я искренне хочу, чтобы моя жизнь закончилась“, - сетует 86-летняя Анна Иванова. Опираясь на трость, она низко наклоняется над грядкой, чтобы вырвать сорняки.

Украинские самолеты ревут, кажется, прямо над головой. Через десять минут несколько грохочущих раскатов накрыли ярко-желтые поля подсолнухов к западу.

Для любого, кто проезжает рядом с извилистыми линиями фронта в восточном Донбассе - от разрушенного города Славянска на севере до заброшенных фермерских деревень под Донецком на юге - может показаться, что российские беспорядочные, на первый взгляд, обстрелы остаются такими же неистовыми, как и раньше.

Но в углу пшеничного поля под Донецком командир украинского артиллерийского подразделения, который попросил называть его только по имени - Дмитро, - был непреклонен.

„Они стреляют не так часто. Темпы артиллерийских обстрелов [со стороны российских войск] снизились вдвое. Может быть, даже больше, может быть, на две трети“, - сказал он, похлопывая по боку большого зеленого автомобиля рядом с собой.

Эта зеленая машина - самоходная артиллерийская установка „Цезарь“ французского производства с огромным стволом, направленным в сторону территории, удерживаемой российскими войсками.

Это одно из многочисленных сложных западных вооружений, которые теперь можно заметить, передвигаясь по проселочным дорогам Донбасса. Дмитро, как и многие другие здесь, считает, что они помогают переломить ход событий.

С оглушительным взрывом „Цезарь“ выпустил первый из трех снарядов по тому, что, по словам Дмитро, было подразделением российской пехоты и несколькими артиллерийскими орудиями в 27 километрах отсюда.

„Теперь мы намного точнее. И мы можем поражать их гораздо дальше“, - сказал он с ухмылкой. Через минуту артиллерийская группа выпустила еще два снаряда, а машина быстро уехала, прежде чем российская артиллерия успела отследить ее положение и открыть ответный огонь.

В последние недели украинские мирные жители и военные не скрывают радости, глядя на кадры с беспилотников в интернете, где показаны серии мощных взрывов на территории, которую контролирует Россия.

Сообщалось, что украинцы поражают большие склады боеприпасов, расположенные далеко за линией фронта, теперь они находятся в зоне досягаемости недавно прибывшего западного оружия, включая американские РСЗО HIMARS и польские гаубицы KRAB.

„Прислушайтесь к этой тишине“, - сказал мне Юрий Береза, бородатый командир слегка за 50, добровольческому подразделению которого поручена оборона Славянска. Тем утром во время поездки вдоль оборонительных окопов к востоку от города ни одного взрыва не прогремело в течение целого часа.

„Это все благодаря артиллерии, которую вы нам поставили, - объясняет Береза. - Раньше у них [российских войск] было 50 стволов на один наш, а сейчас, скорее, пять к одному. Их преимущество сейчас незначительное, это можно назвать паритетом“.

При этом, Береза, как и Дмитро, подчеркивает, что для успешного контрнаступления Украине нужно гораздо больше западного оружия.

„Они не могут победить нас, а мы не можем победить их здесь. Нам нужно больше техники, особенно бронетехники, танков, авиации. Без этих вещей будут огромные потери в живой силе. Россия привыкла вести войну именно таким образом. Они бросают жизни на ветер“, - сказал Береза.

„В идеале мы хотели бы получить в три раза больше [западного оружия], чем они нам уже прислали. И побыстрее“, - подтвердил Дмитро.

Однако нехватка вооружений - не единственное, что может помешать Украине освободить захваченные территории. Несмотря на ослабление бомбардировок, российские войска продолжают приближаться к стратегическому городу Бахмут, и украинские военные опасаются, что им не хватит живой силы и подготовки.

„Вот простой прием“, - кричит крепкий мужчина, лежа на грунтовой дороге и целясь из винтовки, за ним внимательно наблюдают около 40 украинских солдат.

„Поднимите ногу вот так“, - сказал мужчина, бывший британский десантник, который входил в частную группу, оказывающую поддержку украинской бригаде, недавно прибывшей для укрепления фронта.

Все украинцы были добровольцами и прошли лишь пару месяцев базовой подготовки. Их командиры достигли неофициальной договоренности с западными инструкторами о пятидневном курсе.

„Конечно, это страшно. Я не видел войны раньше“, - сказал 22-летний командир подразделения, юрист, который попросил не называть его имени.

„Беспокоит то, что у этих ребят... нет базовых солдатских навыков, к которым привыкли на Западе“, - сказал другой инструктор, Роб, бывший морской пехотинец из США.

На нынешний момент западные правительства отказываются посылать в помощь украинской армии свои регулярные войска и контрактников. Несколько ЧВК действуют здесь по своей инициативе, независимо от правительств, среди них - группа Mozart, в которой и состоит Роб.

„Эта капля в океане, но на отдельных небольших участках это имеет значение“, - говорит мне Энди Милбурн, отставной полковник морской пехоты США, наблюдая за тренировкой украинских добровольцев.

Он подчеркивает, что его ЧВК Mozart не имеет никаких контактов с американским правительством и не получает от него поддержку. При этом он критикует западные страны за „брезгливый“ и „недальновидный“ отказ от более прямого участия в войне.

„Это нелепо. Эти ребята потеряли так много людей, что им просто не хватает [украинских инструкторов], - сетует он. - Западу нужно планировать это сейчас“.

Закладка
Поделиться
Комментарии