Александра Опенко знают как первоклассного гида не только в Нарве. Есть за ним шлейф славы почти по всей Эстонии. Парадокс: для него проводить экскурсии, лекции и писать книги - это всего лишь хобби. Кстати, хобби, которое не приносит прибыль, но помогает быть в гармонии со своей внутренней философией. Опенко - школьный учитель истории, завуч в нарвской школе. Но он еще и монах, который с легкостью отправит ведьму на костер, рыцарь, который поведает хронику шведской войны. На его экскурсиях люди хохочут, после двух с половиной часов хождений по городу не бегут до ближайшей скамейки, а остаются еще немного послушать. Его мастерством рассказывать истории восхищался писатель Слава Сэ. Опенко завидуют, его критикуют, узнают на улицах Нарвы в лицо и по голосу.

Сейчас Александр проводит 12 авторских экскурсий по Нарве и Нарва-Йыэсуу. Пожалуй, ни у каждого музея есть такое количество. Он выпустил две книги об обожаемых им городах, снял о них короткие ролики. Его приглашают как эксперта в „делах исторических“ на различные городские мероприятия.

Опенко часто упоминают в соцсетях. Люди пишут: „Надоел уже! Откуда он взялся?“ Есть в Нарве гиды, которые остались со временем не у дел, они обвиняют в своих неудачах руководство города, обстоятельства. Им кажется, что город каким-то образом проталкивает Александра, что у него есть влиятельные покровители. „Вы сейчас увидите! Это все для того, чтобы он в горсобрание прошёл!“ - даже такие реплики можно услышать о нарвском гиде Опенко.

Александр Опенко проводит экскурсию для детей


Какой же он на самом деле? Почему готов заказывать шлем для своего костюма из Индии, каждый день следить за онлайн-аукционами в поисках стоящих исторических артефактов, почему считает Нарву лучше Трои. Пусть он расскажет сам. В семи частях. Побудем участниками экскурсии с названием „Немного о жизни Александра Опенко“.

Часть 1. Зависть, лень, критика. Или можно ли работать без связей?

Я часто слышу: „Что за манера подачи материала? Что за скоморошанье? Где там остальные гиды? Почему они не проводят?“. Это так выглядит, как будто я со всеми договорился и когда другой гид спрашивает: „Можно мне провести экскурсию?“, ему отвечают: „Нет! У нас контракт с Опенко заключен“. Это всё, конечно, ерунда. Никаких богатых спонсоров, влиятельных чиновников у меня нет.

Не виню людей, кто думает, будто у меня все схвачено, потому что вера в то, что человек может без связей что-то сделать, отсутствует в нашем городе. Многие в Нарве считают, что нереально добиться успеха самостоятельно. В каком-то смысле это ещё и оправдание того, что лучше лежать на диване. Зачем что-то делать, если все равно не смогу пробиться.

Понимаю, что на мои книги и на то, что говорю, будет критика. Я всегда отвечаю так: „Можете сделать что-то лучше меня - сделайте лучше. Покажите - я посмотрю“.

Есть люди, которые лучше знают историю Нарвы, чем я, но они не умеют рассказывать истории, они не могут донести свои знания до широких масс. Ты можешь много знать, но не сказать ни слова, и все знания умрут с тобой. Не потому, что это не интересно, а потому, что так это работает.

Зависть ко мне? Да, есть такое дело. Эмоционально неприятно, но я просто продолжаю делать свое дело так, как считаю нужным. У большинства, кто приходит ко мне на экскурсии, положительные эмоции остаются. Но я понимаю, что есть разные люди со своими вкусами, и мои экскурсии могут не нравиться. Я стараюсь воспитывать терпимость к этому. С открытой агрессией я не сталкивался. На экскурсии приходят те, кому это интересно. Кому нет, просто не приходят.

Александр Опенко ведёт экскурсию в Нарве


Часть 2. Экскурсии - это не только красивая реклама

Экскурсия - это продукт. Все части должны быть качественными. Не только увидел красивую рекламу, а пришел - хлам какой-то подсунули. Есть американское изречение: „Человек голосует долларом“. С деньгами мы расстаемся тяжело. Если человек готов потратить на твой продукт деньги, ты должен не разочаровать. Вот я делаю все, чтобы не разочаровать.

За прошедший год у меня вышли три новые экскурсии. К каждой из них готовил материал, создавал папочку, собирал открытки, артефакты. Каждую готовлю примерно год. Это параллельно идёт обычно. На экскурсии „От золотого корабля до женщины в белом“ мы идем по Нарве конца ХIX начала XX века, смотрим на здания, которых достаточно много сохранилось. Нарвитяне думают, что мало, но просто их надо увидеть.

„Забытый Йоахимсталь“ - это прогулка по уничтоженному району Нарвы около железной дороги, несколько зданий ещё остались, церковь тоже на нашем пути. Там должен был появиться Нарвский Сити, но город уничтожили во Второй мировой войне. Экскурсия „Нарова - река времени“ идет от того места, где находилось Нарвское городище 9000 лет назад. Мы утратили 2/3 городища, когда в 50-е годы строили гидроэлектростанцию. Тогда срыли землю, но не произвели археологических раскопок. Должна стоять табличка, я считаю, хорошо если город как-то отметит в будущем такое важное историческое место. Эта экскурсия проходит только вдоль реки. Речная долина - место, где торговали викинги. Дальше двигаемся к замку - средние века начались. Потом идём по той же дороге - ливонская война, шведское время. За бастионом „Виктория“ попадаем на Северную войну, встречаем Петра I, Карла XII. Отправляемся к бывшим хлопковым складам Кренгольмской мануфактуры - это середина XIX века. Клуб „Ро-Ро“ и гребная база - это XX и XXI века. То есть 9000 лет истории - всего одна дорога! Представляете, как уникально? Это особенный маршрут.

Знаете, в музее обычно есть научный отдел, продажник, маркетолог. Я все делаю сам.

Я никогда не делаю различий, для кого проводить экскурсии. Допустим, детский сад заказал, а потом приехали европейские министры, хотят забронировать это же время, я не уберу детский сад, это не профессионально. И сделаю одинаково качественный продукт, что для детского сада, что для министров.

Я всегда готовлюсь к каждой экскурсии. За день по крайней мере все снова раскладываю, папку наполняю, артефакты сортирую по чистым новым пакетикам. Я никогда не филоню.

Знаете, в музее обычно есть научный отдел, продажник, маркетолог. Я все делаю сам. Я и пиарщик, и научный отдел, и гид. Мне так комфортно. Почему? Я несу сам ответственность. Я знаю, как трудно контролировать людей. Я завуч в школе. Очень иногда трудно договариваться с людьми, большая выдержка требуется. Все очень умные, с высшим образованием, у каждого свое видение, каждый художник. Когда делаю что-то сам, как эти экскурсии, я за все отвечаю сам.

Без партнеров и друзей сложно чего-то достигать, ты не можешь все уметь. У нас замечательнейшие гиды в Нарвском замке, мы сотрудничаем. Оператор Дмитрий Федоткин, человек, который великолепно видит картинку, с ним много всего наснимали. Я использую фотографии, видео для своих проектов, он всегда готов помочь их сделать.

Когда многие из тех, кто побывал на экскурсиях, говорят, что это была одна из самых запоминающихся в их жизни, а они проехали много разных городов, то, я думаю, что хорошо сделал свое дело. Значит, приедут сюда еще. Сказать плохо о городе легко. Найти обветшалые здания, рассказать о тревожных событиях, найти негативно настроенных людей - и все, готово. Одна статья на BBC.RU и Нарва - агрессивный форпост. Это перечеркивает годы моей работы на благо города. А вы найдите хорошее.

Монах? Нет. Гид Опенко работает


Часть 3. Костюмы, артефакты: иметь музей при себе

Для „Нарова - река времени“ специально шил костюм рыцаря Тевтонского ордена. В Индии заказывал шлем. Нигде в другом месте невозможно было купить его по разумной цене. Из Индии он шёл два месяца, полтора из них - собственно по Индии. А костюм шил в Нарве у замечательной местной портной. Обувь и сумку для меня сделал тоже талантливый местный сапожник.

Каждый раз, выходя в новом костюме, сталкиваюсь с критикой реконструкторов и ролевиков. Конечно, я не могу 3000 евро на костюм потратить, тем более, что он будет так тяжёл, что я упаду в нем в обморок. Они не понимают, что у нас разные задачи. Мой костюм не для реконструкций. Для меня это антураж. Шлем я ношу первые 15 минут на экскурсии, потом снимаю, это больше для фотографий, потому что в нем ничего не слышно и плохо видно. Но он такой клепаный, очень аутентичный.

Моё утро начинается с того, что мне приходят уведомления на электронную почту, что и где на онлайн-аукционах появилось нового. Я смотрю, интересно мне это или нет, исследую, потом решаю, покупать или искать дальше.

Я предпочитаю всегда иметь музей при себе. У меня есть машина, где все необходимые крупные „экспонаты“ разложены. Я ставлю ее на маршруте экскурсии. Когда до нее доходим, показываю их. В сумке ношу более мелкие артефакты. С детьми, допустим, рассказа моего мало. Как бы я ни пел, ни танцевал, это не пойдет. Как только начинаю показывать что-то - дети хотят трогать, смотреть, им интереснее становится.

Часть 4. Лекции после которых думаешь: „Елки-палки, царская семья здесь отдыхала“

Все началось с Нарва-Йыэсуу санатория. Я сотрудничаю с великолепной Кариной Кюппас, директором санатория. У нее много лет назад появилась идея делать лекционные занятия для групп пенсионеров, которые не могут ходить слишком быстро и далеко. Когда человек понимает, что за место, в котором он отдыхает, что за история с ним связана, у него другое эмоциональное восприятие появляется. Не просто пляж, море, а „вау, какая история, елки-палки, царская семья здесь отдыхала, знаменитые художники, поэты, режиссёры, писатели“.

Когда люди узнают, что в Усть-Нарве отдыхали Игорь Северянин, Антон Хансен Таммсааре, Анна Ахматова, Владимир Набоков, Сергей Прокофьев - это меняет кардинально их отношение. Шишкин пятнадцать сезонов подряд провел в Нарва-Йыэсуу. Его сюда трагедия привела: он потерял жену, потерял лучшего ученика Федора Васильева, обоих сыновей, женился еще раз, но потерял и вторую жену. Чтобы он не сошел с ума, его ученик Хохряков привез художника в Меррекюль, где он 15 сезонов подряд писал летом картины. Но это не так легко узнать, потому что советская историография пыталась замять эту историю. Придите в Третьяковскую галерею, там есть целый угол Усть-Нарвы с видами Меррекюлья.

Это как виртуальная экскурсия, но ты сидишь, ужинаешь, пьешь вино, рассматриваешь слайды. Я привожу на лекции свой мини-музей, выкладываю открытки, артефакты. Тут более спокойная беседа получается. Я вижу прекрасных людей, замечательные семьи. На этих мероприятиях удивительное ощущение тепла.

Александр Опенко подписывает свою книгу на презентации

Часть 5. Про новую книгу: меньше чем за год не получается создать

Я раньше думал, что легко написать книгу. Я вообще нетерпеливый человек, мне хочется сразу все издать. Нет, год занимает процесс. Что с первой книгой, что - со второй. Оформление, работа редактора, корректора, верстальщика. А когда после февраля выросла цена на бумагу, мне сразу приплюсовали 1500 евро к новой книге. Стресс! В общем, это большая работа. Одно дело устная моя речь, а другое - все красиво переложить в письменный текст. А еще выстроить иллюстрации и фотографии. В книге „Нарва-Йыэсуу. Путешествие по старинным открыткам“ много размещено цветных открыток, некоторым больше 120 лет. Там есть изображения артефактов из моей частной коллекции, которые найдены в Усть-Нарве: верхняя часть курительной трубки, древние женские пуговицы, старинная тарелка из пансионата, обои 1885 года, колокольчики, монетки из прошлых веков. Это все вожу и ношу с собой на экскурсии. И можно теперь в книге увидеть.

На презентации книги “Нарва-Йыэсуу. Путешествие по старинным открыткам“

Часть 6. Нарва: нечего плакаться, надо уважать и развивать

Наше счастье в разнообразии и уважении. Арабы, русские, евреи, эстонцы, датчане, шведы. Нарва, я всегда говорю на экскурсии, самый мультинациональный город на протяжении веков. Энергетика у него такая. Здесь в конце 17 века хронист Кристиан Кельх говорил: „Если вы хотите иностранные языки изучать, то езжайте в Нарву“.

На самом деле, нарвитяне ранимые. Они очень любят Нарву, очень любят Эстонию, но зачастую они просто об этом не кричат.

Главная основа для общения - это всегда уважение. Когда я вижу, что горожане начинают все больше уважать место, где они живут, для меня это большая радость.

Понимаете, Нарва - это не Париж, не Лондон. В том смысле, что в Нарве надо постараться увлечь человека, чтобы он не просто посмотрел из машины на Нарвский замок, а зашёл в него, прогулялся по нашим улочкам.

На самом деле, нарвитяне ранимые. Они очень любят Нарву, очень любят Эстонию, но зачастую они просто об этом не кричат. Многие очень интеллигентны, в соцсетях их не слышно. А по репутации горлопанов складывается, увы, определенная репутация Нарвы.

Многие, кто приезжают, говорят о Нарве, что это странный город. Не Таллинн и не Тарту, не Псков и не Новгород, какая-то смесь архитектуры, город на стыке Востока и Запада. Да, и он всегда был таким. Нарвитяне жалуются, что у нас постоянно были войны. Войны - это часть того процесса, который шёл в мире. Нарва всегда как птица Феникс восставала, начинала с чистого листа. Мне бы хотелось посетить Вавилон, но если поеду, то увижу только песок в Ираке на месте Вавилона. От Карфагена только бани в Тунисе остались. А Нарва стоит. Нечего плакаться. Надо уважать и развивать. Были города и величавее нашего. Троя, например. Где эта Троя? Надо по-другому немножко смотреть на некоторые вещи. Я вот пытаюсь.

Александр Опенко ведёт экскурсии в Нарве в любое время года


Часть 7. Наконец-то, философия

Я уверен, что добро, красота, гармония, если они есть внутри людей, влияют на город. Рутина, проблемы, финансы - это другая сторона, она затемняет. Мы ищем причины проблем во внешнем. Почему, приехав в Париж, все увидят свой город любви? Потому что мы разные. У вас одна архитектура духовного восприятия, а у меня - другая. Один напишет: „Вау, как круто было“, а другой: „Серость, ничего особенного, таких городов полно“. Почему так? Потому что это внутри нас. Нам красоту не дают, она в нас или живёт, или нет.

Самая большая наша работа - растить красоту в себе. Это моя философия. Я пришёл к ней через экскурсии. Честно. Я поэтому и делаю сейчас то, что делаю. Я хочу, чтобы мою Нарву, как я её вижу, посетило много человек. В экскурсиях нет прибыли. Я лишь частично покрываю то, что я трачу на материалы. Но смысл в другом: чтобы через моё отношение как можно большему количеству человек показать красивую уникальную Нарву.

Говорят: „Найди то, что тебе нравится, и тебе не придется работать“. Трагедия многих людей - они в чем-то гениально одарены, но за рутиной, условиями жизни, они не находят это. Потом они ходят на нелюбимую работу, недовольны многим в жизни. А когда ты это находишь, не важно, в 20, 30, 40 лет, некоторые в 60 лет, все меняется. Главное - найдите это, пожалуйста. Каждому мой посыл. Я нашел своё дело в 32 года. Раньше мне хоть и нравилась история, но я не понимал, в чем её суть. Я понял, когда стал гидом. Случилось это благодаря жене. Значит, предыдущий период жизни тоже был важен - найти жену! Мы все часть одного огромного пазла.

"Мы все часть одного огромного пазла", - говорит Александр Опенко


P.S. Пара забавных историй от влюбленного в своё дело гида Опенко (если вы дочитали до конца и влюбились в то, что он делает)

На экскурсии по Усть-Нарве были мама с сыном, хотя та экскурсия больше для взрослых подходила. Дети могли участвовать, но не самые маленькие. Мальчик был маленький. Видимо, мама пообещала ему поход в „Макдональдс“ бонусом, если он хорошо будет вести себя на экскурсии. Проходит час, он говорит: „Мама, ты же купишь мне большой сочный гамбургер?“, „Конечно, куплю“. Проходит ещё полчаса, ребенок уточняет: „Мама, а картошку фри?“. Ещё через полчаса: „Мама, а колу купишь?“. Она говорит: „Конечно, куплю“. Проходит два часа, он говорит: „Мама, а купишь ли ты мне мороженое?“. И вот когда прошли два с половиной часа, мальчик понял, что до „Макдональдса“ он не дойдёт, и жалобно попросил: „Мама, давай сбежим от этого дяди“.

Я иду на экскурсию в одежде монаха, у меня чёрная папка, в которую я кладу виды Нарвы, старые открытки, артефакты. Две эстонки меня останавливают и спрашивают, как пройти в бастион „Виктория“, они потерялись. Я им объясняю на эстонском языке. Они благодарят: „Спасибо вам, святой отец. Спасибо вам“. На полном серьезе!




Закладка
Поделиться
Комментарии