В результате эстонцы чувствуют, что теперь все хорошо, они всюду учатся на эстонском языке и, следовательно, мы больше не поклоняемся нынешнему российскому режиму, российская пропаганда больше не действует на нашу молодежь, изучение чисто эстонского языка делает ее невосприимчивой. Создать видимость этого перед публикой несложно, потому что эстонцы мало контактируют с русскоязычными, и, кроме новостной ленты, эстонцы не имеют четкого представления об уровне владения русскими эстонским языком и об их мировоззрении. Люди понимают это только из новостной ленты 9 мая или по результатам очередных госэкзаменов в гимназии. Но если политики подтвердят, что теперь все учатся на эстонском языке, то все в порядке.

Если мы напишем в законе, что 75% детей в 1-х, 4-х и 7-х классах в следующем году должны учиться на эстонском языке, то получится, что вместо русского будет взят учебник и рабочая тетрадь на эстонском языке. Учитель все тот же, уровень владения языком детей тоже. Просто невозможно заменить 150 учителей к следующему учебному году. Учеба на русском языке, рабочие тетради заполняются на эстонском языке. Эстонский язык и культура только чуть-чуть затрагиваются в рабочей тетради и учебнике. Это сегодняшняя система 60/40, благодаря которой за 11 лет 50,4% выпускников русскоязычных школ сдали в этом году необходимый минимальный уровень экзамена по эстонскому языку. Потемкинские деревни. Реальный результат, а не видимость, будет заключаться в том, что через 20 лет нам придется признать, что дети все еще не говорят по-эстонски на уровне B2 по окончании основной школы, но отсев и дальнейшее обучение ухудшились, а треть русскоязычной молодежи не знает даже про Эстонский национальный музей. И мы с удивлением обнаруживаем, что почти четверть русскоязычных людей поддерживают агрессию России по отношению к соседям и считают Путина хорошим лидером. Реальный результат того, что сейчас планируется, — это по-прежнему отдельные миры, по-прежнему плохое владение эстонским языком.

Все исследования показывают, что молодые эстонцы и русские хотят учиться вместе. Для них это не вопрос языка, а желание расти вместе, друг через друга узнавать эту страну и общество, вместе отмечать 24 февраля. Когда я 5 лет назад выступала перед большой аудиторией учителей русскоязычных школ Нарвского колледжа, сказав, что мечтаю, чтобы все наши дети могли вместе учиться в совместной школе, то раздались аплодисменты. В этом году под моим руководством магистрант провел тщательный опрос среди эстоноязычных и русскоязычных родителей в городе Йыхви – 86% хотят, чтобы дети этого города учились вместе в одной школе, а не по отдельности, как сегодня.

Партия Isamaa все считает, что нужно разделить учащихся. В Эстонии до сих пор существует русская школа, просто с учебниками и рабочими тетрадями на эстонском языке. У нас чуть более 60 школ для детей с другими родными языками. Мы можем составить план действий для каждой школы, исходя из возможностей и потребностей школы и региона. В Таллинне свой план, в Ида-Вирумаа свой план, в Тарту свой план. То, что работает в Тарту, не работает в Ида-Вирумаа. У нас есть самоуправления, где возможно объединить эстонцев и русских, и есть самоуправления, где нет эстонцев, с которыми можно было бы встретиться. Министерство образования должно быть укомплектовано группой экспертов для консультирования по муниципальным и школьным планам реформ.

Задачей этой коалиции должно стать согласование реформы начального образования в течение 8 месяцев. Все остальное сейчас это демонстрация политических мускулов, что в реальной жизни может привести к неверному результату.

Закладка
Поделиться
Комментарии