„Осколочная бомба, - говорит она, указывая на поврежденные машины. - Вокруг летал беспилотник и бомбил нас“.

Большинство украинских беженцев направляются на запад, стремясь избежать наступления российской армии и попасть на территории, удерживаемые Украиной, а то и попасть в страны ЕС.

Некоторые, однако, решились отправиться на восток, навстречу наступающим российским войскам. Наташа и ее семья - одни из тех, кто бежал в третью страну через Россию, рискуя попасться на пограничных переходах и десятках контрольно-пропускных пунктов.

Некоторые, как Наташа, путешествуют самостоятельно. Другие платят частным водителям или полагаются на добровольцев, которые переправляют их через вражескую территорию. Из Украины они либо направляются прямо на восток в Россию, либо едут на юг через оккупированный Крым, а затем на материковую часть России.

Би-би-си поговорила с людьми и группами, помогающими организовать эти путешествия. В целях обеспечения безопасности беженцев и тех, кто им помогает, подробности маршрутов и имена водителей не разглашаются.

42-летний Александр говорит, что ничего не слышал об эвакуации и не получал никакой помощи во время своего пребывания в городе. Интернета и сотовой связи не было, но время от времени появлялись люди из других районов Мариуполя, и он начал выяснять, как выбраться из города.

В конце концов они нашли водителя, который согласился отвезти их в Бердянск - город к юго-западу от Мариуполя, уже оккупированный российскими войсками. По 50 долларов с носа это было недешево. Но 18 мая, почти через три месяца после начала вторжения и на следующий день после захвата города, они погрузились на фургон Ford Transit и отправились в путь.

Дорога была непростая. На пути из Мариуполя в Бердянск им пришлось доплачивать своему водителю, чтобы избежать блокпостов, так как они не прошли фильтрацию - российскую процедуру досмотра людей, пытающихся покинуть этот район.

Дмитрий тоже был в машине с Александром. Он был единственным, кто прошел фильтрацию, когда жил за пределами Мариуполя; он и его семья шесть недель спали на раскладушках в подвале школы, пока не подошла их очередь на фильтрацию - по его словам, роскошные условия по сравнению с тем, что приходилось терпеть другим. 33-летний Дмитрий говорит, что те, кто мог заплатить, проходили процедуру быстрее.

„У нас была вода, у нас была мука, яйца, еда. Но мы понятия не имели, как долго мы будем там [в школе], - говорит он. - Поэтому нам приходилось голодать. Мы ели один раз в день“.

Когда подошла его очередь на фильтрацию, они стояли в очереди на командном пункте 14 часов, пока российские силы, наконец, не допросили его. Ранее на неделе он упал с велосипеда и ушиб колени. Солдаты сочли это подозрительным, посчитав, что он мог принимать участие в боевых действиях. Его раздели и проверили на наличие татуировок и отметин на плече, где от приклада могли остаться синяки.

Несмотря на это, процедуру Дмитрий прошел быстро. У него сняли отпечатки пальцев и выдали официальную справку о том, что он прошел фильтрацию.

„Русские сказали мне: „Можешь съесть свой паспорт, он никому не нужен. Но мне это важно“, - говорит Дмитрий.

Квитанция, удостоверяющая, что у Дмитрия сняли отпечатки пальцев в селе Мангуш, расположенном примерно в 20 км к западу от Мариуполя, 13 мая

Водителю удалось благополучно доставить группу в Бердянск, проехав по закоулкам, бездорожью и даже через лес, чтобы не въезжать в город через блокпосты.

Александр говорит, что после нескольких месяцев в Мариуполе Бердянск казался мечтой. Можно было спать, отдыхать и покупать еду. Но в условиях оккупации в безопасности они себя не чувствовали.

„Российские солдаты повсюду. Постоянный стресс, - говорит он. - Тебя могут схватить и сделать с тобой все, что захотят. Даже застрелить, и [для них] это не проблема“.

Александру удалось связаться с сетью частных водителей, которые согласились отвезти его, его семью и друзей в Грузию через Крым.

Некоторые другие собеседники Би-би-си также попали в Грузию через Крым. Некоторые даже путешествовали на север из Крыма в страны Балтии, проехав сотни километров через Россию в безопасное место.

24 мая Александр, его жена и дети, а также Дмитрий отправились из Бердянска в Крым с целью попасть в Грузию. Все они знали об опасностях этого маршрута - через несколько месяцев после начала российского вторжения дальнейшее движение вглубь территории, контролируемой Россией, представляло огромный риск. Но продвигаться вглубь вражеской территории было безопаснее, чем рисковать отправиться через линию фронта в сторону земель, удерживаемых Украиной.

Другой человек, который ехал в Грузию через Крым, рассказал Би-би-си, что решил ехать через Россию, потому что дороги, ведущие к территории Украины, были заминированы.

„Это было ужасно, - говорит Александр. По дороге в Крым они проехали через 18 блокпостов, на каждом их допрашивали. - На каждом посту они открывают машину. „Куда вы едете? Зачем вы едете? Почему вы не в армии?“ Везде одни и те же вопросы, везде российские солдаты. Постоянные проверки“.

Но худшее было впереди.

После многочасовых проверок по дороге на юг они прибыли к переходу в Крым. Надя и мальчики быстро прошли блокпост, а Дмитрия и Александра охранники отправили в железнодорожный вагон, где рассадили по отдельности. В купе с Александром сидели трое русских солдат, с Дмитрием двое.

„По ощущениям это как фильтрация“, - говорит Александр. Его допрашивали сотрудники ФСБ: Где вы работаете? Почему не в армии? Почему вы не воюете с нацистами? Почему вы поддерживаете украинских солдат?

Мужчины также проверили его мобильный телефон и нашли несколько фотографий Александра в украинской национальной одежде, что вызвало еще больше вопросов.

„Я все время думал: у меня семья, надо просто помолчать и просто через это пройти“, - говорит Александр.

Через семь часов Дмитрия отпустили. Он присоединился к остальным на крымской стороне. Они ждали Александра, не подозревая, что с ним происходит.

„Мне было очень плохо, - говорит Александр. - Как они разговаривают с тобой… они могут ударить тебя, прессовать, подвергнуть тебя стрессу. Тебя часами окружают здоровые мужики, а потом тебя отправляют на улицу на 10 минут „подумать“. О чем подумать? Что я должен сказать? А скажешь что-то не так, тебе конец. Тебя могут даже убить“.

Александр говорит, что старался не провоцировать охранников, говорил как можно меньше. Сквозь стену он слышал, как в другом купе избивают человека.

Наконец, после 12 часов допроса его отпустили.

„Я не мог в это поверить. Я побежал [к микроавтобусу], где спали моя жена и дети - было уже час или два часа ночи. Я сказал водителю, поехали“, - говорит он.

Водитель, напротив, легко прошел пограничный пункт. Александр говорит, что он был гражданином России, предъявил удостоверение личности, и ему не задавали никаких вопросов.

„Это просто бизнес. Они зарабатывают огромные деньги! Добраться до Тбилиси - это очень дорого. На семь человек из Бердянска в Тбилиси - почти 2000 долларов“, - говорит он.

Его жена Надя, напротив, благодарит водителей, отправившихся в опасное путешествие: „Поймите: если бы не эти водители, мы бы до сих пор сидели в Мариуполе. Нас никто не предлагал отвезти - ни родственники, ни друзья, ни соседи. Никто“.

Затем группа направилась из Крыма на юго-восток России и, наконец, через три дня после выезда из Бердянска, к границе с Грузией. Во время путешествия они сменили водителя - старый пожал руку новому, а путешественники поменяли машины в оговоренном месте встречи и продолжили путь без помех.

Путешествовать по России было легче. Блокпостов стало меньше, и власти стали относиться к ним по-человечески. В Крыму был только один блокпост, который они легко прошли, и еще два на юго-западе России.

„После [переезда в Крым] стало хорошо, - говорит Александр. - Чем дальше от Мариуполя, Бердянска, тем лучше“. По словам Александра, в России на блокпостах в основном дежурили полицейские, которые не относились к ним как к „врагам“.

При пересечении границы с Грузией его снова допросили сотрудники ФСБ. Но он сказал, что процесс прошел более гладко и быстро - один из них даже извинился и сказал, что понимает, почему он уехал из Мариуполя, после того как Александр рассказал ему, что его мать и брат погибли при бомбежке. С грузинской стороны было еще проще.

„Это было прекрасное ощущение. Было 4 утра - [пограничники сказали] доброе утро, доброе утро. Паспорт проштампован за две минуты. Все! И мы на свободе. Я прямо в микроавтобусе закричал: „Мы вырвались на свободу!“ - говорит он. - Это было невероятно. Можно было выдохнуть“.

Александр (в центре), его жена Надя (справа) и сыновья Влад (слева) и Дмитрий (внизу) в своем новом доме в Тбилиси

Сейчас Александр и его семья живут в доме в горах под Тбилиси, организованном для них группой помощи „Волонтеры Тбилиси“.

Маша, русская из Москвы, переехавшая в Грузию четыре года назад, создала группу в первые дни войны. Ей всего 20 лет, она помнит, как утром в день вторжения позвонила своему парню-украинцу и услышала, как он плачет по телефону, опасаясь за безопасность своей семьи.

„Это было ужасно. Первые дни ты как в тумане, не знаешь, что делать. Хочешь помочь и что-то сделать, но не знаешь что“, - говорит она.

Через неделю она начала организовывать помощь украинцам. Ее родители держат гостиницу в городе, где с началом конфликта оказалось много украинцев, и она поняла, что нужно делать. Теперь у них четыре дома в Тбилиси и его окрестностях, где принимают бегущих из страны украинцев.

Александр и его семья прибыли в дом под Тбилиси поздно ночью после своего путешествия по России.

„Мне здесь нравится. Тишина. Ни машин, ни взрывов, - говорит Надя. - Мальчики чувствуют себя прекрасно. У них тут река, горы, козы и коровы“.

„Как в рай попали, - говорит Александр. - Говорю жене, сравни - где мы были всего месяц назад, и где мы сейчас. Мы сейчас уже не считаем дни, потому что свободны. Мы выжили“.

Закладка
Поделиться
Комментарии