Существует рабочий метод. Он был проверен сотни раз и не требует реформы системы начального или основного образования. Необходимо две вещи: обучение и мотивирующая зарплата для учителей классов с языковым погружением. Вот и все!

Нам не нужно, чтобы эстонские и русские дети учились вместе. Я не говорю, что мы должны их обязательно разделять. Я не вижу смысла навязывать это. Если в классе или группе детского сада большое количество детей с разным родным языком, они будут общаться на своем родном языке между собой, и интеграции все равно не произойдет. Об этом говорят педагоги детских садов и школ, а также дети, которые сами учились в таких садах и школах.

Поэтому мы должны вкладывать средства в обучение говорящих на других языках детей эстонскому языку в их собственной среде. В этом никакой проблемы нет, для этого существует методология.

Рабочий опыт

На недавнем заседании Эстонского дома культуры, где присутствовали представители различных политических партий, Мярт Сультс поделился опытом Коплиской художественной гимназии. Они приняли местных русскоязычных детей (которых в Копли, как вы знаете, много), поместили их в отдельный класс, разработали собственную методику языкового погружения и обучили их эстонскому языку. Язык выучили все без исключения. Как только они стали свободно владеть эстонским языком, у них была возможность присоединиться к эстоноговорящим ученикам, и никакого разрыва не было.

Было печально слышать, что школа занимается этим сама. По словам Сультса, им даже сделали выговор, не говоря уже о том, чтобы предложить какую-то серьезную поддержку. Они правильно сделали две вещи: 1) они обучали русских детей отдельно, пока те не овладели эстонским языком (это означало, что не пострадали ни эстонские дети, ни учителя, которым пришлось бы делить внимание между детьми с очень разными языковыми навыками); 2) они разработали и использовали особую методику.

Когда я училась в средней школе, на одном из уроков географии учитель привел пример того, как государство может повлиять на региональный дефицит рабочей силы с помощью меры оплаты труда, например, выплачивая двойную зарплату эстоноговорящему учителю, работающему в Нарве. Это не преувеличение и не выдуманная история: именно в тот момент я приняла решение стать учителем русской школы.

Разбитые идеалы

Я осталась верна этому решению, получила образование преподавателя эстонского языка как иностранного и была чрезвычайно мотивирована, пока все мои идеалы не были разбиты непомерными усилиями и очень немотивирующей зарплатой в русской школе. Эти два-четыре часа в неделю эстонского языка были как несколько капель в море.

Все уже поняли, что уроки эстонского языка в русской школе не дают знания эстонского языка. Конечно, существует и нехватка учителей (почему учителя русской школы Эстонии не мотивированы зарплатой?). В течение многих лет ведутся разговоры о нехватке учителей. Но все равно, даже два или четыре часа в неделю - это мало, очень мало. Восемь было бы нормально, но очевидно, что школьное расписание с этим не справится.

Поэтому есть только одно решение: преподавание на эстонском языке. Но мы, конечно, не собираемся так рисковать, отдавая не говорящих по-эстонски детей в эстонские классы. Вы хотите убить учителей?

Четырех лет достаточно

Я убеждена, что четырех лет преподавания эстонского языка в начальных классах по методу языкового погружения вполне достаточно, а обучение до и после этого можно оставить в покое. Погружение в языковую среду - это очень специфический, но эффективный метод. Это работает, но требует большой дополнительной работы со стороны учителя (в основном, создание вспомогательного визуального материала). Спросите у Мярта Сультса, спросите у гимназии Лиллекюла, у них десятилетний опыт.

Невозможно оставаться не двуязычным, когда четыре года подряд пять дней в неделю преподавание ведется на эстонском языке. И обучение проходит увлекательно, потому что есть наглядность. Ученик слышит язык и видит картинки, обучение похоже на мультфильм.

В конце концов, мы видели, как наши дети изучают английский язык, играя в игры и смотря мультфильмы. Вот как должно проходить обучение в классе с языковым погружением. Конечно, создание этого „мультфильма“ - тяжелая работа, это не то же самое, что бросить перед школьником учебник и написать номера страниц на доске. Поэтому такая работа должна быть оплачена надлежащим образом. Удвойте зарплату, и учителя найдутся. Это тяжелая работа, но она также творческая и захватывающая. Возможно, я бы даже вернулась в русскую школу, даже на полставки, если бы мне предложили.

Ничего не нужно переделывать

У нас есть методология, мною были упомянуты две школы, которые занимаются этим вопросом, но в Эстонии их гораздо больше. В то же время это очень выгодно: нам не нужны дополнительные учителя, нам не нужно менять школьную систему и систему начального образования. Все, что нам нужно, это заменить преподавание на русском языке в начальных классах на 100% качественное погружение в языковую среду. Конечно, подготовка учителей и выплата им двойной зарплаты будет стоить денег, но многие проблемы будут решены, и многих других расходов удастся избежать.

Хотя Сультс убежден, что после языкового погружения обучение должно продолжаться на эстонском языке, я не думаю, что это имеет значение. Мы даже можем в значительной степени сохранить русских учителей начальной школы (что очень полезно в условиях нехватки учителей), потому что языковые навыки, которые ученик получил в первых четырех классах, невозможно забыть. Конечно, некоторые занятия должны продолжаться на эстонском языке, чтобы язык не забывался и развивался, но в целом языковая база остается на всю жизнь.

Мы бы сняли нагрузку с эстонских школ. Мы могли бы отправить всех русских детей, не говорящих по-эстонски, в класс языкового погружения и избавить учителей от лишней работы по подтягиванию не говорящих по-эстонски детей.

Читайте RusDelfi там, где вам удобно. Подписывайтесь на нас в Facebook, Telegram, Instagram, ВКонтакте, Одноклассниках или Twitter.

Закладка
Поделиться
Комментарии