Интересно, что многие горожане отказывались говорить на камеру. Они были согласны высказаться, но приватно, без публичности. Почему? Конечно, часто просто смущение. Но многие отвечали: „А вдруг у меня будут проблемы на границе потом?“ Или „У меня дочь в России, а если ее не пустят после этого?“ Звучало и то, что те, к кому подходил корреспондент, приехали из России. Они тоже отказывались от комментария. Страх, что за всеми следят? Сомнение в том, как будет развиваться ситуация? Эти моменты, конечно, никто не комментировал.

Закладка
Поделиться
Комментарии