Впереди, на горизонте - война. Клубы черного дыма после очередного российского артналета. Лисичанск, до войны - стотысячный город, обстреливают и бомбят постоянно. Президент Украины Владимир Зеленский назвал его и соседний Северодонецк мертвыми городами.

В ответ на глухой удар артиллерийского „прилета“ звучит свист вылетающих ракет „Града“.

„Дуэль“, - бросает начальник областной полиции Олег Григоров. Если смотреть на все это как на большую дуэль, Украина, похоже, ее проигрывает. И скоро проиграет.


„В Лисичанске, если ты жив - уже значит, удачный день“, - говорит начальник полиции Луганской области - области, которая уже почти вся в руках россиян.

Он говорит тихим, напряженным, измученным голосом. Говорит о том, что здесь - территория страха: „Если кто-то говорит, что не боится - он врет. Никто не хочет умереть. Но наши герои, наши украинские полицейские продолжают работать“.

Олег Говоров с горечью и гордостью рассказывает, что его подчиненные эвакуировали 37 тысяч человек.

Во время нашей беседы над головами свистит очередной российский снаряд. Мы пригибаемся. Через несколько минут - следующий.

Вскоре собирается группка гражданских, желающих эвакуироваться. На звук очередного „прилета“ они бросаются в укрытие, но один человек, седой 67-летний Владимир, остается сидеть. Он, похоже, слишком болен, чтобы бежать. Он говорит, что ему нужно в больницу.

„Раньше жизнь здесь была тихая, нормальная. А потом война все разрушила. Ни воды, ни электричества, ни газа. Я в отчаянии, - тихо говорит Владимир. - В отчаянии!“

Оставшиеся в городе жители совершают вылазки из своих подвалов во дворы, чтобы приготовить еду на огне.

Елену мы встретили сидящей с родственниками возле самодельной печки во дворе. У Елены посеревшее лицо. Она не хочет бежать, она держится за свой дом, в котором прожила больше 50 лет.
Вскоре собирается группка гражданских, желающих эвакуироваться. На звук очередного „прилета“ они бросаются в укрытие, но один человек, седой 67-летний Владимир, остается сидеть. Он, похоже, слишком болен, чтобы бежать. Он говорит, что ему нужно в больницу.

„Раньше жизнь здесь была тихая, нормальная. А потом война все разрушила. Ни воды, ни электричества, ни газа. Я в отчаянии, - тихо говорит Владимир. - В отчаянии!“

Оставшиеся в городе жители совершают вылазки из своих подвалов во дворы, чтобы приготовить еду на огне.

Елену мы встретили сидящей с родственниками возле самодельной печки во дворе. У Елены посеревшее лицо. Она не хочет бежать, она держится за свой дом, в котором прожила больше 50 лет.

Россия не просто бомбит здания, она уничтожает историю. Это ее тактика - разбомбить, сровнять с землей, не оставить ничего, кроме выжженного пространства.

Из Лисичанска хорошо видно, как выглядит картина будущего в российском варианте. Оно совсем рядом, через речку Северский Донец, в Северодонецке. Из Лисичанска видно, как он горит.

Украинцы еще держатся в части Северодонецка, но город может окончательно пасть в ближайшее время. Тогда, возможно, Путин и его прокси смогут перебросить силы в другие места Донбасса. Они уже контролируют его большую часть.

Украине противостоит враг, который усвоил уроки и теперь наносит большие потери. По словам украинских властей, армия теряет 100-200 человек убитыми в день.

Несколько современных дальнобойных ракетных установок, обещанных Британией и США - это, вполне возможно, слишком мало и слишком поздно.

„Если бы оружие пришло раньше, мы бы и остановили россиян намного раньше. Больше того, мы могли бы пойти в контрнаступление,“- говорит глава администрации Луганской области Сергей Гайдай.

Уничтожение Северодонецка для него - это личная боль. Это его родной город.

С Гайдаем мы говорим на ходу: у него как и у начальника полиции много забот. Враг поглощает остатки его области. Сергей Гайдай предупреждает, что он не остановится и на границах Украины.

„Если Путина не остановить, он пойдет дальше. Он пойдет в Балтийские страны, в Европу. Он будет воевать, он полный безумец. И его можно остановить только силой“, - говорит Гайдай.

Сергей Гайдай все же верит в победу. В Киеве тоже говорят, что верят. Но здесь, на земле, в Донбассе, дело выглядит так, что Украина проигрывает эту битву - и это лето будет летом поражений.

Лисичанск и Северодонецк скоро окончательно станут новыми городами-призраками.

А кроме того, есть еще одна опасность: по мере того, как проходит за месяцем месяц и российская военная машина, скрежеща, движется вперед, начнут ослабевать внимание, единство и энтузиазм Запада.

Закладка
Поделиться
Комментарии