Турция хочет иметь право голоса в том, как извлекается прибыль из богатств острова, обеспечивая ее приток общине киприотов-турок. Анкара также хочет, чтобы весь газ в регионе проходил через территорию Турции по пути в Европу. Тем временем Афины поддерживают планы транспортировки газа через Кипр и Грецию.

Сначала была надежда, что единство в отношении войны в Украине убедит страны отложить любые разногласия в пользу помощи Европейскому союзу (ЕС) прекратить платежи за энергоносители, наполняющие военную казну президента РФ Владимира Путина. В марте премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган даже встретились, что усилило надежды на разрядку в отношениях двух стран.

Однако всего два месяца спустя Эрдоган разорвал связи с Мицотакисом, а греческие силы привели свои силы в состояние повышенной боевой готовности, сославшись на угрозы от Турции.

В результате спустя 15 лет после того, как Кипр объявил о первом раунде лицензирования, и через 11 лет после открытия первого крупного газового месторождения на острове, Кипр вернулся на начальную стадию. Газ не откачивается, и не принято решение о том, как его можно объединить с другими запасами в регионе и отправить в остальную Европу.

На Кипре мало кто удивляется тому, что оптимистичные планы рухнули.

„Учитывая недавнее прошлое и в целом наш опыт с Турцией, мы не были настолько наивны, чтобы полагать, что Турция изменила свое отношение к Греции и Кипру за одну ночь“, — заявил представитель кипрского Министерства иностранных дел Корнелиос Корнелиу.

Сейчас киприоты обеспокоены тем, что растущая напряженность оттолкнет энергетические компании от дальнейших инвестиций и исследований, затруднив увеличение доходов от ископаемого топлива, которое является крайне важным для страны. Кипр уже колеблется из-за потери значительного количества предприятий, когда-то привезенных россиянами на остров.

„Энергия могла бы стать хорошей платформой для примирения политически нагруженных регионов, таких как Кипр и за его пределами, но, к сожалению, она стала еще одной главой в книге конфликта“, — сказал директор Кипрского центра Института исследования проблем мира в Осло Гарри Цимитрас.

Вторжение Турции на Кипр разделило остров на Турецкую Республику Северного Кипра — страна, которую признают только турецкие власти — и Республику Кипр (населена в основном греками), страну ЕС, которую признают в мире.

С тех пор замороженный конфликт превратился в серию опосредованных боев за морские границы и окружающие природные ресурсы.

В последние десятилетия разногласия обострились, когда Кипр разрешил компаниям вести поиск месторождений природного газа в своей экономической зоне. В 2011 году было обнаружено месторождение „Афродита“. Турция считает, что Кипр должен воздержаться от каких-либо действий в этих водах. Анкара даже спустила на воду собственные исследовательские корабли в сопровождении военных судов. В 2019 году ЕС ввел санкции против Турции за несанкционированное бурение у побережья Кипра.

Как сообщает POLITICO, компании ExxonMobil и Qatar Energy предпринимают совместные усилия по добыче газа в этом районе. По словам кипрского министра энергетики, торговли и промышленности Натасы Пилидес, в ближайшие недели вступит в силу еще одно соглашение — между предприятиями Eni и Total.

Кроме того, Кипр ожидает, что консорциум под руководством американской компании Chevron выступит с предложениями по месторождению „Афродита“.

„Необходимо ускорить программы, касающиеся как разработки использования углеводорода в регионе Восточного Средиземноморья, так и природного газа в качестве переходного топлива на период до 2050 года“, — пояснила Пилидес изданию POLITICO.

Буровые работы дадут лучшее представление о подводных месторождениях и проложат путь к обсуждению способов транспортировки газа, что имеет решающее значение для экономической жизнеспособности проектов.

Возможным решением может быть соединение месторождения „Афродита“ с египетским СПГ-терминалом. Греческая компания также подала предложение кипрским властям, которое предусматривает соединение израильских газовых месторождений с Кипром через небольшой трубопровод, а плавучий завод по производству сжиженного природного газа, построенный недалеко от острова, будет служить точкой распределения для остальных стран ЕС.

Также есть предложение строительства более дешевого, альтернативного трубопровода, который прошел бы через Турцию. Идея возродилась после недавнего снижения напряжения в израильско-турецких отношениях.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу тем временем заявил, что его страна будет единственным выходом для израильского газа, если будет принято решение о его экспорте в Европу.

Между тем Пилидес пожаловалась, что безвыходное положение наносит ущерб не только Кипру, но и международному сообществу.

Она добавила, что те же вопросы, которые поднимаются в отношении Восточного Средиземноморья, также возникнут в связи с трубопроводом из Израиля в Турцию — речь идет о геополитических и технически-экономических проблемах.

Есть еще один фактор, который влияет на ситуацию. В Греции, Турции и на Кипре до конца 2023 года запланированы выборы. Это одна из причин, по которой мало кто ожидает деэскалации конфликта между Турцией и Грецией. Политические партии часто используют напряжение в турецко-греческих отношениях для получения поддержки электората.

Тем временем, киприоты винят Анкару, заявляя, что не видят у Турции желания заниматься ни энергетическим вопросом, ни переговорами с другой частью острова перед выборами в 2023 году.

Ранее в этом году министр иностранных дел Кипра представил ряд мер по укреплению доверия в попытке возобновить мирные переговоры с киприотами-турками, но они не сработали.

Закладка
Поделиться
Комментарии