Что делать, когда дела в стране ни к черту? Когда начинается небывалый кризис, когда люди не понимают, как зимой будут платить за отопление, когда инфляция – самая высокая в еврозоне?

Сначала разведай обстановку и раздай ценные советы: ограничьте потребление! Без результата.

Потом внеси 2000 поправок, чтобы не дать Рийгикогу принять законопроект, который дал бы многодетным семьям уверенность в завтрашнем дне. Здесь результат получше: я, мать пятерых детей, не без удивления прочла в СМИ мнения аж шести молодых матерей, которые идею увеличения пособий осуждают. Правда, они случайно все примерно из одной партии, но и сказать, что тактика обструкции, принятая на вооружение партией премьер-министра, не нашла поддержки, уже нельзя.

Однако этого мало. Нужно что-нибудь поярче, что-то такое, что объединяет. И в то же время ослепляет - кризис-то заканчиваться не спешит, а правительство для его обуздания не планирует в прямом смысле слова ничего.

То, что лучше всего ослепляет общий враг, Партия реформ уже знает. По прошлому опыту, от которого Кая Каллас как европейский политик, да, постаралась отказаться – но политическая реальность Эстонии ломает лучших.

Вот вождь таллиннских белок Кристен Михал и вышел с предложением отобрать у российских граждан право голосовать на местных выборах.

Аргументы Михала я перечислять не стану, они общеизвестны. А вот контраргументами, которые Михал старательно замалчивает, охотно поделюсь. Именно „замалчивает“ – невозможно же, чтобы столь опытный политик вообще не понимал, что к чему.

Так вот, Конституция Эстонской Республики, точнее, статья 156 оной гласит: „На выборах в собрание местного самоуправления на условиях, предусмотренных законом, правом голоса обладают постоянно проживающие на территории этого самоуправления лица, достигшие восемнадцатилетнего возраста“.

Постоянно проживающие – значит все, у кого есть или гражданство, или долгосрочный, или временный вид на жительство. И граждане России тоже. Иначе говоря, инициатива Михала предполагает изменение Конституции, что за оставшиеся девять месяцев сделать нереально. В идеале изменение Конституции требует голосования двух составов Рийгикогу подряд, но это к слову.

Подобное решение было бы беспрецедентным в Европейском Союзе – повсюду избирательные права иностранцев расширяют, а не ограничивают, и так уже десятки лет. Да, знаю, мне приведут в пример Латвию, где на местных выборах могут голосовать только граждане, но одно дело – право не давать (Латвия этого и не делала), и совсем другое – право отбирать.

В том числе в глазах Европы это дело совсем другого рода. Решение дать всем постоянным жителям право голосовать на местных выборах родилось не в самой Эстонии, это была настоятельная рекомендация Совета Европы, к которой власти Эстонии прислушались. Отказ от этой идеи означал бы отказ от добровольно взятого обязательства.

Война не изменила и не может изменить подход к правам человека. В том числе к правам граждан России – эти права универсальны и не зависят от политической конъюнктуры Эстонии.

Более того, во время войны уважение к правам человека особенно важно, потому что (как мы, увы, наблюдаем) именно в это время возникает искушение гарантировать права только „правильным“ членам общества.

С управлением государством, что бы ни говорил Михал, здесь нет ничего общего – местные самоуправления в Эстонии государством не управляют. Это делает Рийгикогу, а парламент выбирают только граждане Эстонии.

С большой вероятностью и суд вынес бы решение о том, что данная мера антиконституционна, так как согласно статье 12 конституции „никто не может быть подвергнут дискриминации из-за его национальной и расовой принадлежности, цвета кожи, пола, языка, происхождения, вероисповедания, политических или иных убеждений, а также имущественного и социального положения или по другим обстоятельствам“. Аргументов, позволяющих истолковать такой шаг как-то иначе, просто не существует: отнять права по признаку гражданства или национальности – это точно дискриминация.

О том, что реализация предложения Михала – вода на кремлевскую мельницу, я и не говорю. Это и ежу понятно, а Кристен не еж.

Я бы другое спросила: как план отобрать права у граждан России увеличит доход жителей Эстонии? В чем состоит положительное влияние этой меры на стоимость услуг, отопления и продуктов питания? Каким чудом она сделает доступнее врачебную помощь и увеличит пенсии?

Если глаза меня не обманывают – а я часто летаю туда-сюда и могу сравнивать, – эстонские цены взлетели уже выше и французских, и бельгийских. Жаль, с доходами всё не так. Почему, скажите мне, один видный член партии премьер-министра в такой ситуации считает нужным выступить с настолько глупым предложением? Если это не сигнал о том, что заботы реальных людей ему до лампочки, тогда что это? Дымовая завеса, предвыборное пустозвонство? Или то самое „общее“, на чем Михал и другие надеются выстроить новый тройственный союз (известно же, что Isamaa с идеей отнять право на участие в местных выборах выступила пару месяцев назад)?

Ставка сделана на то, что старая добрая русофобия объединит и ослепит, причем так сильно, что и необходимость бороться с кризисом отступит на задний план. Но мне думается, что расчет неверен. В Эстонии живут не дураки. Люди понимают, что гражданский мир – ценность большая, нежели чьи бы то ни было политические амбиции.

Закладка
Поделиться
Комментарии