Легендарного Пауля Кереса в последний путь провожали 100 000 человек

 (12)
Paul Keres
Paul KeresFoto: Valdur-Peeter Vahi, Rahvusarhiiv

Ровно 45 лет назад - 5 июня 1975 года - скончался легендарный шахматист Пауль Керес. В последний путь великого эстонца провожали в центре Таллинна свыше 100 000 человек.

Керес скончался в Хельсинки, возвращаясь с победного турнира в Канаде. Умер он от инфаркта в финской больнице в возрасте 59 лет. "Он никогда не жаловался, улыбался и пожимал плечами, но напоследок признал: "Болят ноги". О том, что беспокоит сердце, не говорил никогда", - так вспоминал Кереса первый советский чемпион мира по шахматам Михаил Ботвинник.

В отличной форме

В свой последний год жизни Керес боролся с болезнью. В 1974 году Керес не участвовал в чемпионате СССР, победителем которого за свою карьеру он становился трижды. За тот год он сыграл всего лишь 5 партий.

Однако так долго продолжаться не могло. В январе 1975 года Керес выиграл международный турнир "Таллинн-1975", который собирал очень сильный состав участников. Керес стартовал с пяти побед подряд. Он не потерпел ни одного поражения и набрал в итоге 10,5 очков из 15 возможных. Второе место разделили отставшие от эстонского гроссмейстера на одно очко экс-чемпион мира Борис Спасский и будущий президент Международной федерации шахмат (ФИДЕ) исландец Фридрик Олаффсон.

Paul Keres FOTO: LEMBIT PEEGEL
Читайте также:

Успешное выступление на домашнем турнире породило среди эстонских любителей шахмат разговоры о новом подъеме Кереса. Предполагалось, что летом он сыграет за сборную Эстонии на Спартакиаде народов СССР. В марте Керес принял участие в матчевом поединке Эстония - Ленинград. Керес проиграл партию будущему финалисту чемпионата мира Виктору Корчному - это было единственное поражение гроссмейстера в последний год жизни. Вторая партия с Корчным завершилась вничью.

В начале июня на берегах Невы проходил повторный матч Ленинград - Эстония. Кереса на нем не ждали, поскольку он возвращался с турнира в канадском Ванкувере. Но доехать до дома он не сумел. В последний день матчевой встречи пришла ужасная новость.

Изнурительный рейс в Канаду

Турне Кереса в Канаду продолжалось два месяца - апрель и май. Возникает вопрос - должны ли были эстонцы, наблюдая за похоронной процессией, оплакивать Кереса, если бы это турне не состоялось? Но Керес не мог отказать канадским друзьям.

После выступления в семинарах и сеансах одновременной игры он принял участие в шахматном турнире в Ванкувере. Среди 11 участников было 5 гроссмейстеров. Керес сыграл блестяще, набрав 8,5 очка из 10 возможных (7 побед и 3 ничьи). Вероятно, мало кто из шахматистов выиграл последний турнир в своей жизни с таким превосходным результатом.

Paul Keres Foto: Gunnar Vaidla, Rahvusarhiiv

Керес возвращался домой из Ванкувера с пересадками в Монреале, Амстердаме и Хельсинки. Во время остановки в Амстердаме он встретился с тогдашним президентом ФИДЕ Максом Эйве. Керес при разговоре с ним тогда посетовал, что может получить втык от руководства Федерации шахмат СССР за опоздание с поездки на пару дней. И канадцы, и Эйве были потрясены, узнав, что Керес умер всего через несколько дней после общения с ними.

В Хельсинки Керес прилетел 31 мая. На следующий день он должен был отплыть домой, но 1 июня из гостиницы его увезли в больницу. Четыре дня спустя гроссмейстер скончался.

Похороны на государственном уровне

В 1938 году году Керес выиграл крупный турнир АВРО в Голландии и получил право на матч за титул чемпиона мира с Александром Алехиным. Однако Второй мировая война помешала проведению этого поединка.

В советское время Керес четыре раза подряд занимал второе место на турнирах претендентов (1953, 1956, 1959, 1962) и останавливался в шаге от матча за титул чемпиона мира. В шахматном мире его называли "вечно второй". В составе сборной СССР он 7 раз выигрывал Шахматные Олимпиады.

Для организации похорон Кереса была образована правительственная комиссия.

В первой церемонии прощания приняли участие три бывших чемпиона мира - Василий Смыслов, Макс Эйве и Борис Спасский.

На большой церемонии, которая проходила в театре "Эстония", Эйве присутствовать не смог, поскольку ему надо было возвращаться в Амстердам. Он оставил эстонскому деятелю шахмат Иво Нею пленку с записью на немецком языке, которая должна была прозвучать на кладбище Метсакальмисту.

Как вспоминает российско-голландский гроссмейстер Геннадий Сосонко, президент ФИДЕ Эйве сказал Нею: "Пожалуйста, убедитесь, что я не говорю ничего плохого". Слова Эйве о том, что Керес несколько раз должен был видеть свою родину под властью завоевателей, конечно же, не прозвучали - эта часть его выступления была удалена с ленты.

В день похорон Кереса - они состоялись 10 июня - стояла прекрасная летняя погода. Те, кто не смог проводить гроссмейстера в последний путь, смотрели прямую телетрансляцию по ЭТВ.

Kerese ja Otsa matused Foto: Spordi- ja Olümpiamuuseum

На кладбище Метсакальмисту выступил заместитель председателя Совета министров Эстонской СССР Арнольд Грен, который возглавлял правительственную комиссию. По его словам, Керес был "достойным представителем советской шахматной школы". О Кересе говорили так, будто провожали в последний путь большого советского начальника. На самом деле он не был таким.

Когда стало известно о кончине Кереса в Москве, заместитель главного редактора популярного шахматного еженедельника "64" Яков Нейштадт был вызван в Спорткомитет СССР. Заместитель председателя организации Виктор Ивонин спросил Нейштадта, как он собирается отразить в издании смерть эстонского гроссмейстера. "Опубликуем большой некролог и диаграммы лучших партий", - ответил Нейштадт.

Тогда Ивонин сказал: "Это хорошо, но учтите, что смерть Кереса - это потеря прежде всего для Эстонии, но не для всего Советского Союза".