Киров Липман: Ковальчук и Радулов послали Знарка в одно место

 (10)
Aleksandr Radulov ja Ilja Kovalchuk
Aleksandr Radulov ja Ilja KovalchukFoto: ALEXANDER NEMENOV, AFP

Президент Латвийской федерации хоккея Киров Липман - человек большой души и большого размаха. Весной 2016-го имя главного руководителя латвийского хоккея узнали и люди далекие от спорта, поскольку он владеет фабрикой, которая производит лекарственный препарат мельдоний.

Во время ЧМ-2016 в Москве Липман дал интересное интервью российскому интернет-изданию ”Спортфакт”.

Историю с мельдонием заказали американцы

- Нашему читателю очень интересна тема мельдония. Вы же собирались подать иск на ВАДА — за неправомочное признание препарата, производимого вашей фабрикой, допингом?
- Иск уже подан. Я остаюсь при своем мнении. Эта история вокруг мельдония — чистейшая заказуха. Я мог бы рассказать вам сейчас вообще все секреты. Кто, как и когда решил: ”А давайте внесем мельдоний в категорию допинга”. Но это опасно для меня. И не хочется ссориться с определенными людьми, влиятельными в мировом спорте. Но кое-что сказать можно. Например, то, что всю историю заказали американцы. Чтобы Шарапова не выступала на Олимпиаде. Мария ведь чуть было не выиграла один из последних матчей у этой негритянки Уильямс — в прошлом году на Australian Open. И это страшно напугало всех в США. Они там считали, что только в Америке непревзойденные спортсмены есть.

Читайте также:

И начали копать, искать зацепку. Зная, что Шарапова уже десять лет принимает мельдоний. Вот и ухватились за препарат. А ведь это всего лишь лекарство, которое разработали для укрепления сердечной мышцы.

- То есть в допинг записали препарат, который просто спасает здоровье и жизни спортсменов.
- Помните трагедию с Сергеем Жолтком? Если бы он принимал мельдоний — никогда бы не умер. Да, чувствовал бы себя тяжело. Но сердце выдержало бы те нагрузки, которые сваливаются на игрока во время матча. И Черепанова мельдоний мог бы спасти от смерти.

Мэр Риги Нил Ушаков раньше каждый год бегал публичный марафон. А потом с ним случилась беда. Не пробежав и половины дистанции, просто взял да упал. И месяц пролежал в больнице. А с препаратом, о котором мы говорим, не знал бы проблем с сердцем.
Рискну дать прогноз: ВАДА в конце концов отступит. Уже начинает отступать. Амнистируют тех, кто до марта пил мельдоний, говорят о дозировках. Уверен, что эпопея закончится.

- До Олимпиады в Рио или после?
- Стараемся ускорить процесс. Посмотрим, успеем ли. Конечно, хотелось бы до Рио успеть. Чтобы и Шарапова, и другие ребята смогли выступить на Играх.

После всех допинговых скандалов продажи мельдония выросли вдвое

- В западном мире принято, что за любой политической заказухой стоят деньги. Не думаете, что кампания против мельдония — попытка вытеснить препарат с рынка, расчистив место другим фармацевтическим компаниям?
- Я как хозяин предприятия, производящего мельдоний, могу вам сказать: после старта политической кампании против препарата бизнес не пострадал. Вообще. Наоборот, продажи увеличились. Где-то в два раза, а по Латвии — вообще в три.

- То есть ВАДА создало вашей продукции бесплатную рекламу?
- Так и есть. Я специально проводил расчеты. Чтобы добиться двукратного роста продаж, мне пришлось бы потратить на пиар и рекламу больше миллиона евро! А тут ребята, сами того не желая, преподнесли мне такой подарок.

- В деле ”ребилитации мельдония” ваши интересы совпадают с интересами России.
- Да, это правда. Пусть в Америке знают, что мы не отступим. Пусть думают. Меня чуть-чуть удивляет одно. Сначала в России сильно встрепенулись и озаботились проблемой мельдония. ”Давай-давай”, мне даже Мутко звонил, была очень большая активность. А теперь русские немножко притихли. Хотя поддержка мне очень нужна. Надо идти вместе.

- Почему, вы думаете, наша страна притихла?
- Тут все очень сложно переплетено. Скандалы в политике и скандалы в спорте. Экономическое противостояние и экономические интересы. В военной сфере Россия может придушить кого угодно. Но в сфере экономики все не так радужно. Кризис очень сильно ударил по стране. В Москве и Петербурге все нормально, но другим городам живется совсем непросто. Я вот ездил в Курск, смотреть на один завод. Там несчастные люди живут! Много бедных, безработных. Так что все очень и очень непросто.

Ковальчук с Радуловым послали Знарка в одно место

- Это ведь вы открыли хоккейному миру тренера Знарка.
- Без меня Олега в профессии сейчас бы не было. Клянусь. Чтоб я так жил, как мы его опекали. Когда Знарок закончил играть в 1997-м, тут же взял его тренером в детскую команду. Чего только не выслушал. ”Не латыш”, ”языка нашего не знает”, ”грубиян”, ”матом постоянно ругается”. И все время такие нападки. А я поддерживал Олега и все время двигал его вверх. В молодежку назначил ”главным” — получил ушат негативных откликов. А уж когда в национальную — только и слышал: ”Как ты мог?”. Но меня сбить с панталыку не так просто. Я не сдаю людей, которым доверяю. И если взрослая сборная 21 год подряд выступает в элитном дивизионе — значит, Киров Липман ни разу не ошибся с тренерским кадрами. А в четвертьфинал мирового первенства мы, к слову, выходили именно со Знарком.

- Нас удивило, что в год московского чемпионата мира Знарок перессорился со звездами сборной. С Ковальчуком, с Радуловым.
- Да, и они послали тренера в одно место… У Олега немного невыдержанный характер. Другой промолчит — этот скажет. Я, например, стараюсь не бросаться словами. Потому что знаю, как тяжело восстанавливать теплые человеческие отношения. Что после ссор всегда висит ощущение недоговоренности, обида. Любой вопрос можно уладить — если садишься за стол и говоришь как дипломат. Это мой принцип. У других людей он другой.
Будь я латышом — страна носила бы меня на руках

- Сборная Латвии — чуть ли не самая невезучая сборная на московском ЧМ. Три матча в групповом турнире ваша команда проиграла в овертаймах и буллитных сериях.
- Седых волос у меня, конечно, прибавилось. Но я привык смотреть на все события с позитивной стороны. Нельзя поспорить с тем, что хоккейная Латвия — страна уникальная. С населением меньше двух миллионов мы 21 год подряд удерживаемся в элитном дивизионе мирового хоккея! Согласитесь, это что-то значит.

- Без планомерной и кропотливой работы со стороны национальной федерации такую систему не создашь.
- Я от своих заслуг не отказываюсь (улыбается). К сожалению, у маленьких наций своеобразный менталитет. ”Если тебе хорошо — мне плохо, я не могу это пережить”. В своей работе я постоянно с этим сталкиваюсь. Помните, как мы в 2006 году провели чемпионат мира?

- Замечательный был турнир.
- Только 99 процентов жителей Латвии до последнего не верили, что мы справимся с приемом мирового первенства. Я с огромным трудом пробил для страны супертурнир — и такого о себе наслушался! ”Мы никогда не сможем достойно принять чемпионат” — это была самая мягкая реплика. Премьер-министром у нас тогда был Берзиньш.

- Вас в Латвии действительно не любят многие СМИ, многие публичные персоны. Мы в России не можем понять — за что?
- Во-первых, многие завидуют мне как успешному бизнесмену. Психология многих людей такова: работать не хотим и не будем. Зато всегда готовы налететь как стервятники и растащить готовое. Мечтают породнить заработанные другими людьми деньги с собственным карманом (усмехается).

Во-вторых, многие латыши очень большие националисты. В них сильна антипатия к русским, к евреям. Если бы я был не еврей, а латыш — отношение было бы совсем другим, на руках бы носили. Клянусь, это так и есть.

- Мы хорошо понимаем, о чем вы. Сами видели, как на церемонии открытия рядового матча рижского ”Динамо” в КХЛ специально продемонстрировали всей арене мерзкую огромную свастику.
- Вот-вот, это из той же оперы. Кошмар. Настоящий национализм. Который мешает дружить с Россией. Который заставляет нас, полноценных жителей страны, порой чувствовать себя ужасно.

- Фазель сказал, что может отдать Латвии чемпионат мира-2022. После всего, что вы сейчас рассказываете, у вас есть желание тратить силы и нервы на организацию еще одного турнира?
- Да меня уговаривают все взяться за большое дело. Расскажу вам, как обстоит ситуация. Большой современный дворец в Риге появился благодаря мне. Если б я не провел в Латвии ЧМ-2006, не было бы ни арены, ни латвийской команды в КХЛ. Но теперь ”Арену-Рига” перекупили. И вокруг нее идут коммерческие игры. С одной стороны, мировое первенство надо проводить на двух катках. С другой — хозяева нашего лучшего дворца не хотят ни с кем делиться выручкой. Хотят быть монополистами, продавать все билеты на будущий турнир. А мне во всей этой возне участвовать не хочется.

Uudiskirja Üleskutse