Занимательная история Марта Лаара

 (530)

Как правило, в сочетании с прилагательным "занимательная" встречаются математика, химия или физика. Это когда при помощи неких любопытных фактов упомянутые мудреные науки пытаются вдолбить даже в головы последних оболтусов. Чтобы хоть как-то заинтересовать их, ученые доказывают, например, что дважды два может быть равно пяти и так далее.

Про историю тоже можно сказать, что она занимательная, только в таком случае ваш собеседник вряд ли будет иметь в виду историю как науку. Но кто возразит, что наука история не может быть таковой, пусть первым бросит в меня камень. И в Марта Лаара тоже. Потому что именно он как никто другой преподносит нам уроки занимательной истории.

В связи с избранием нового президента газета SL Õhtuleht откопала-таки такой факт: наш премьер-министр, который по совместительству является еще и автором школьного учебника по истории Эстонии, не упомянул в нем Арнольда Рюйтеля, хотя именно он возглавлял Верховный Совет Эстонии в период восстановления независимости. Но в соответствующей главе в учебнике имя Рюйтеля не упоминается ни разу! В изложении Лаара восстановление Эстонского государства началось с того, что в 1992 году президент Леннарт Мери назначил премьер-министром (кого бы вы думали?) Марта Лаара. Ну и ладно — будет повод в следующем году еще раз десятилетие восстановления независимости отметить, а то в этом августе, получается, поторопились.

Параграф "Политика русификации в Эстонии", например, дал пищу многим досужим размышлениям, которые ваш покорный слуга перенес на бумагу. Из статей явственно вытекает, что русификация не просто воспринимается, а должна восприниматься эстонским народом как угнетение нации, насильственное насаждение чуждой культуры и тормоз развития общества. Даже невинные вроде бы воспоминания эстонского писателя Фридеберта Тугласа о своих школьных годах преподнесены как острая и злободневная статья "о губительной политике в области образования в период русификации".

Между тем, Лаар как-то оставляет без внимания тот известный факт, что политика русификации в первую очередь была направлена не против эстонского народа, а против прибалтийских немцев. Исторически сложилось так, что все ответственные посты и важные должности здесь занимали немцы. Март Лаар почему-то не пишет ничего о том, как обстояли дела до начала политики русификации.

При капитуляции в 1710 году местное дворянство охотно подчинилось Российской империи. Для Петра I, правившего в то время в России, эта капитуляция была очень важна, так как иначе он не получил бы эти губернии. России достались бы только индергерманские земли (нынешняя Петербургская область), а Эстляндия и Лифляндия отошли бы к польскому королю. Таким образом, эта часть Прибалтики оказалась под властью Российской империи, сохранив при этом некоторые привилегии. Так с 1721 года начал действовать Прибалтийский особый порядок.

Начало политики русификации по сути означало отмену Прибалтийского особого порядка. Март Лаар дает довольно резкие и категоричные оценки этим новым веяниям. Получается, что эстонский народ сильно страдал из-за того, что все делопроизводство и обучение начали вести только на русском языке. Но, с другой стороны, до этого все делалось на немецком, но уж никак не на эстонском. Выходит, что немецкий язык для эстонцев как родной, а по-русски никто вообще ничего не понимал. И это несмотря на то, что Эстляндия и Лифляндия уже более двух веков находились в составе Российской империи.

Эстония, которая никогда по сути не была независимой и самостоятельной, все время находясь под чьим-то влиянием (то датским, то шведским, то немецким), никогда не чувствовала себя более угнетенной и подавленной, чем в период начала русификации. Так, по крайней мере, выходит по словам Марта Лаара.

Хотелось бы провести одну небольшую параллель того, что происходило сто с лишним лет назад, с тем, что происходит в современной Эстонии. Мне кажется, политика русификации очень схожа с модной сейчас политикой интеграции. Разница лишь в том, что русские поменялись с эстонцами ролями, а немцы здесь вообще ни при чем.

Судите сами: несмотря на то, что в Эстонии около 30% жителей — русскоязычное население, душу не покидает ощущение, что вся политика интеграции сводится к тому, чтобы русский язык вовсе исчез из обихода. В высших учебных заведениях почти не осталось специальностей, где можно учиться на русском. А с 2007 года и вовсе хотят все образование, включая и начальное, перевести на эстонский язык.

В учебнике Марта Лаара приводятся слова Фридеберта Тугласа о школе периода русификации. Так он пишет о том, как эстонским детям преподавали исключительно по-русски: "…Незнание же этого языка замедляло, а то и полностью препятствовало получению образования. …Изучение предметов сводилось к упражнениям по русскому языку или же к бездумному зазубриванию текстов. …Школа того времени была опасна не столько своей идеей русификации, сколько тем, что вообще препятствовала получению образования широкими массами".

А что же получится, если русским детям с самого первого класса начнут преподавать только по-эстонски? Получится, что школа будет только препятствовать получению образования широкими массами. Русскоязычными массами. Что дальше? Толпы малограмотных бунтующих русских? Или же русские тихо мирно ассимилируются в эстонцев? Но как же тогда быть с национальным самосознанием, которое не дремлет?

В истории получилось так. Недовольные политикой русификации эстонцы проснулись от многовековой спячки, заключили союз с теми же русскими и, подвинув немцев в сторонку, пришли к власти. А спустя еще некоторое время — в 1918 году — и вовсе объявили независимость.

История — такая вещь, что ее можно толковать пусть даже примитивно, но по-разному, с диаметрально противоположных точек зрения, при этом не так уж сильно отходя от фактов. Позволяет же себе это Март Лаар. Конечно, я принимаю критику насчет того, что я не премьер, и сознаю, что вряд ли им стану… Но все же рискну сделать вывод. В данном случае можно сказать, что независимость 1918 года — всего лишь логическое завершение недовольства начавшейся на несколько десятков лет раньше политикой русификации. А логическим завершением нынешней интеграции вполне может стать возвращение под теплое крылышко России-матушки? Абсурдно? Не менее, чем у Лаара… А в заключении хотелось бы привести такую цитату:
"Who controls the past controls the future" (G. Orwell)
Так стоит ли нашему премьеру развлекаться "занимательной историей"? Или он живет лишь сегодняшним днем, полагая, что who controls the present controls the past? Цитата, кстати, принадлежит тому же человеку…