Задание для нового министра иностранных дел

 (67)
Задание для нового министра иностранных дел
Foto: Olga Makina

В среду, 15 июля, президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес провозгласил новым министром иностранных дел Марину Кальюранд, чью кандидатуру ранее предложил премьер Таави Рыйвас.

Кальюранд была послом Эстонской Республики в России. Говорят, там у нее сложились хорошие отношения с российскими чиновниками. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, который обычно обращается к послам исключительно по протоколу, называет ее не иначе как ”Мариночка”.

Пусть даже и Мариночка. Но вопрос заключается в том, что может новый министр иностранных дел Эстонии предпринять в ситуации, когда премьер-министр и президент занимают в отношении России весьма жесткую позицию?

Читайте также:

Члены правительства являются номенклатурой премьер-министра, его задача — собрать себе команду для работы. Но в данном случае президент Ильвес дал понять, каковы его личные требования к кандидату на пост министра иностранных дел с заслуживающей внимания дотошностью. Часть требований была вполне ожидаема. Например, по словам президента, у министра иностранных дел должно быть ”профессиональное внешнеполитическое видение”. Действительно, сложно представить, чтобы у министра иностранных дел отсутствовало бы такое видение, или оно было бы недостаточно профессиональным.

Вторая часть президентских требований отличалась полной бескомпромиссностью и показала, что за птица наш президент. Президент сказал: ”Нужно понимать, что длившаяся 25 лет иллюзорная эпоха ”Конца истории”, завершилась. Мы не можем действовать сейчас, как в прошедшую четверть столетия, когда многие верили в победу либеральной демократии…”

Значительная часть эстонской политической элиты верит, что курс, которым движутся Запад и Россия, неизбежно приведет к столкновению и конфликту. Едва ли бы на должность министра иностранных дел назначили человека, чье видение эстонско-российских отношений сильно отличалось бы от взглядов президента и премьер-министра. Марина Кальюранд уже достаточно четко дала это понять, сообщив, что не слышала о том, чтобы кто-то из эстонских предпринимателей придерживался отличного от правительства мнения в отношении санкций.

Но дело не в риторике. Ведь именно от политики зависит, какими вопросами занимаются в стране, а какими нет, во что инвестируют, каковы приоритеты государства. Рост экономики предполагает инвестирование. Но государственная бюджетная стратегия предусматривает, что в ближайшие три года больше всего вырастут расходы на оборону.

Никто не знает, какая часть прямых инвестиций из частного сектора (как иностранных, так и эстонских) останется не совершенной из-за опасения перед возможным военным конфликтом. Зарубежные СМИ очень часто пишут об Эстонии в контексте угрозы нападения со стороны России. Вполне естественно, что в Лондоне, Стокгольме или Хельсинки не рискнут инвестировать в страну, лидеры которой говорят о том, что в любую минуту может начаться война с Россией.

Не будем забывать и заявление главнокомандующего, президента Ильвеса о том, что если Россия нападет, то здесь ”все завершится за 4 часа”. Даже министр обороны РФ Сергей Шойгу не осмелился бы публично пообещать, что если начать наступление со стороны Пскова в 9-10 утра, то вечерний выпуск новостей можно было бы уже вести из Таллинна.

Печально, что в длинном списке президента ”Каким должен быть идеальный министр иностранных дел”, отсутствует какая-либо ссылка на то, что внешнеполитическое ведомство и министр иностранных дел должны играть роль в защите экономических интересов Эстонии и их развитии. Как будто у Эстонии и вовсе нет никаких экономических интересов и амбиций.

После того, как Эстония обрела независимость и вступила в Европейский союз, ее целью стало движение в направлении европейского благополучия. Но сейчас создается впечатление, что эта тема не значится в повестке дня. Вместо этого на повестке стоят поддержка Украины, помощь Италии (в вопросе с беженцами), закупка оружия у США (например, в прошлом году в Америке было закуплено на 40 млн евро противотанкового вооружения, которое прибудет в Эстонию этой осенью) и т.д.

Вопрос не только в экономических отношениях с Россией. Я убежден, что даже в западном направлении все то, что министерство иностранных дел называет бизнес-дипломатией (поиск партнеров, организация бизнес-миссий и вспомогательных услуг), можно было бы делать более эффективно и в большем объеме. Ведь от экспорта, как на восток, так и на запад, зависят рабочие места и зарплаты у нас в Эстонии.

Исходя из всего вышесказанного, хочется пожелать новому министру иностранных дел думать об экономических интересах Эстонии хотя бы по пятницам. Но, к сожалению, такого задания министру никто не даст.

Uudiskirja Üleskutse