За рассуждениями о единой русской общине - националистическая карта

 (125)
За рассуждениями о единой русской общине - националистическая карта
RIANovosti

Политическое сегодня

19 ноября 2010, накануне очередной годовщины начала работы Международного военного трибунала в Нюрнберге, в Таллинне прошла конференция "Уроки Нюрнберга — 65 лет спустя". Организаторами мероприятия стали деятели левых организаций и "антифашисты" Андрей Заренков и Антон Дружков. Участниками конференции были представители посольства России, учителя истории русских школ, гимназисты, студенты и леворадикальная молодежь.

Открыла Конференцию представитель движения "Молодое Слово" некая гимназистка Софья Луме, которая подготовила реферативный доклад, о истории Нюрнбергского процесса. Затем взяли слово правозащитник Мстислав Русаков, журналист Илья Никифоров и др. Однако общего с историей у этой конференции и ее участников было мало. Судя по краткому резюме мероприятия на сайте baltija.eu, главное внимание докладчиков и организаторов акцентировалось на политическом резонансе однобокого толкования исторического события, культивировании исторической догмы времен КПСС, лженаучном интерпретировании фактов. Очевидно, господа организаторы сего собрания попытались спроецировать события тех лет на современную ситуацию, расставив на исторических событиях свои политические акценты и этим самым искусственного инициировать общественный резонанс, направив его в им же выгодное русло.

Юрий Мерзляков, получив назначение на должность Посла Российской Федерации в Эстонии, сказал: "… хотел бы подчеркнуть, что для нас неприемлемы попытки поставить под сомнение нынешнюю российскую государственность или сделать Российскую Федерацию ответчиком за те или иные действия СССР и тем более за преступления сталинского режима. Так можно дойти до Ивана Грозного и Ливонской войны и требовать репарации за нее" — а также: "Россия, как и другие уважающие международное право государства, будет опираться на решения Нюрнбергского трибунала, которые касаются зачинщиков Второй Мировой войны и признания преступными ряда нацистских организаций". Исходя из слов господина посла, становится ясным неизменность курса государственного толкования истории официальной Москвой и активная деятельность ее друзей в странах Балтии, направленная на агитационную пропаганду бескомпромиссных кремлевских политиков, не желающих идти на уступки.

Враждебность же лево-политических организаций типа движения "Мир без нацизма", "Молодое Слово" и др. по отношению к Эстонской республике всем известно. Бесстыдно прикрываясь словоблудием о единой русской общине, эти псевдорусские организации сомнительного толка, пытаясь разыграть русскую национальную карту, встали на скользкую дорогу прокоммунистических идей лево-социалистического лагеря. Активисты этих организаций — "храбрые борцы с фашистской чумой" - действуют не только в Эстонии, но были и неоднократно замечены в мероприятиях левых экстремистов в Латвии и Финляндии. Так, какое же моральное право имеют эти люди превратно толковать историю? Но перевернуть факты и поставить историю на услужение своим политическим и хулиганским амбициям у них не получится.

Суд или судилище?

Но вернемся к истории и попытаемся ее отделить от политики. Международный судебный процесс над бывшими руководителями Германии начался 20 ноября 1945 и проходил в городе Нюрнберге. К началу 1949 года было проведено 12 показательных процессов над "нацистскими преступниками". В свое время Черчилль заявлял, что нацистская верхушка должна быть казнена без суда. Сталин же настаивал на суде, причем, эта процедура была, как сказал Рузвельт, "не слишком юридической". Попытка "народного суда" провалилась, и процесс превратился в судилище, так что уже в 1948 году общая ассамблея ООН отказалась признать принципы Нюрнбергского трибунала как обязательные нормы международного права.

ТОП

Судебный процесс был полностью постановочным, в зале суда как правило были слышны лишь речи обвинителей, когда же аргументы защиты не принимались во внимание или вообще не заслушивались. Документы для обвинения зачастую подделывались или ими манипулировали, фразы и слова вырывались из контекста. В протоколе допросов Эрхарда Мильха на месте ответа значилось "нет ответа", хотя он отвечал на каждый вопрос следователя подробно. Обвинители вербовали подсудимых, чтобы они давали показания против своих коллег ради смягчения собственной участи. Так Эрих фон дем Бах-Зелевски находился на сослужении советскому обвинителю полковнику Василию Покровскому. Подсудимые подвергались регулярным избиениям, в результате чего они наговаривали на себя и коллег. Следы избиения, например, были видны на посмертном фото повешенного доктора Эдуарда Кребсбаха. За отказ от дачи показаний западные союзники угрожали подсудимым высылкой в СССР или Югославию.

Нюрнбергский процесс ставил вину за события Второй мировой войны не на отдельных преступников, а лишь на всю Германию и ее народ. На скамье подсудимых были только немцы. Представители других стран, будь то союзники Германии или их противники, за свои военные и политические преступления ответственности так не понесли. Коллективная вина всего немецкого народа культивируется и по сей день, хотя это является примером вопиющей несправедливости. Так, в годы Нюрнбергских процессов судили за одно преступление по нескольку десятков человек сразу. Например, на "Процессе Мальмеди" судили людей сводной группы СС штандартенфюрера Йохена Пайпера, которые в ходе Арденнского наступления в пригороде Мальмеди расстреляли предположительно 86 американских военнослужащих, попавших к немцам в плен. По приговору суда 43 бывших немецких солдат и офицеров были расстреляны, 22 приговорены к пожизненному заключению и еще 8 к длительным срокам заключения. Ответственность понесли в том числе и простые солдаты, не имевшие к этому преступлению ни малейшего причастия. Впоследствии американские обвинители были вынуждены признать, что при допросах применялись пытки и издевательства, ложные свидетельства и даже что весь судебный процесс был инсценирован.

После оккупации Германии союзники представили "черные списки", состоявшие из тех людей, которые должны были предстать перед судом как нацистские преступники. В этих списках значились между прочим 327 немецких художников, скульпторов и музыкантов, которые-де поддерживали преступный нацистский режим. Среди них к ответственности привлекли дирижера Вильгельма Фуртвенглера, скульптора Арно Брекера, певицу Эрну Зак, художника Эрнста фон Домбровского. Охота за людьми проходила от Норвегии и до баварских Альп. Было допрошено 7 миллионов военнопленных и арестовано около 750 тысяч гражданских лиц. В ходе 12 судебных процессов на скамье подсудимых оказалось 185 человек, среди них врачи, юристы, промышленники, дипломаты и военные. На скамье подсудимых оказался весь немецкий народ. Нюрнбергские процесс против главных преступников и последующие процессы длились в целом 1 194 судебных дня, 24 человека были приговорены к смерти (и это несмотря на то, что смертная казнь в ФРГ была упразднена), 20 — к пожизненному заключении и 89 — к тюремному заключению сроком от 10 месяцев до 25 лет.

Попытка создать на опыте Нюрнберга международный уголовный суд для рассмотрения преступлений против человечности поначалу провалилась.

На службе справедливости

Возможно, некоторым современным политическим деятелям даже невдомек, что охраной нацистских преступников в Нюрнберге занималась в числе других и эстонская караульная рота армии США. Вообще после 1945 года в армиях стран Великобритании и США создали из уроженцев Прибалтики — бывших солдат национальных легионов СС и Вермахта - целый ряд вспомогательных батальонов и отдельных рот. Причем на эти подразделения зачастую возлагалась обязанность несения почетной службы и выполнение ответственных заданий.

Так, осенью 1946 года в лагерях для пленных немецких солдат в Аугсбурге и Гайзлингене начали вербовать эстонцев для добровольной службы в рядах армии США. От кандидатов требовалось хорошее здоровье и наличие военной подготовки. Вскоре выяснилось, что из примерно 300 эстонских солдат 92% были бывшие члены Эстонского легиона СС. Более того, по решению Главной квартиры комиссии по перемещенным лицам (DP) не видело препятствий для эмиграции в США в случае, если ходатай ранее служил в войсках СС.

Из набранных в лагерях военнопленных эстонцев вскоре сформировали 4221 караульную роту, которую подчинили военной части № 6950 армии США, которая в свою очередь отвечала за внутреннюю безопасность тюрьмы для нацистских преступников в Нюрнберге и безопасность международного трибунала.

Эстонцы носили форму армии США, но с эстонскими национальными эмблемами. Каждый день после вечерней переклички военнослужащие исполняли гимн Эстонской республики. В 1948-1949 годах в армии США действовали одновременно шесть караульных и рабочих рот из эстонцев. В это же время из эстонцев сформировали несколько небольших подразделений и в британской армии.

Ради справедливости стоит заметить, что армия США имела тогда достаточное количество солдат и в иностранцах не нуждалась. Подразделения из представителей прибалтийских народов, которых служило в рядах американской армии в 40-е — 50-е годы порядка 20 тысяч, был символом того, что США не признавало инкорпорации стран Балтии в Советский Союз и видело в прибалтийцах, воевавших в годы войны на стороне Германии, не нацистов, а борцов за независимость своих стран. В связи с этим эстонцам было доверена такое ответственное дело как охрана главарей нацистского государства и международного трибунала. Эстонские солдаты — бывшие легионеры СС — несли караульную службу даже в зале Нюрнбергского дворца на судебных заседаниях.

Uudiskirja Üleskutse